При описанье газовой плиты

Дата: 09-03-2005 | 17:21:56

О.Б.

При описанье газовой плиты
Я опираюсь на известный принцип -
Чем глаже мир, тем гаже миру ты,
Хоть и нельзя так обращаться к принцу:
Но ты не принц, ты варишь вермишель.
Как много в этом мире вермишели!
Как мало открывается душе,
Как часто получаем мы по шее...


Все это блеф, плита здесь не при чем
(и не при ком, спешу еще заметить).
Ведь ты ушел, ты навсегда ушел,
Мою любовь плитой не опредметить.
При описанье газовой плиты
Я исхожу из очертаний куба.
Я исхожу все тропы и мосты,
Как некогда погибшая Гекуба,

Я исхожу из тела, как душа,
Как чистая абстракция из плена
Реалий - осторожно, не дыша,
Но чувствуя, что море по колено.
Ведь тут смотря какой величины
Пространство рассекающая голень,
Да не одна, а две, что польщены
Названием приблизившейся роли.

При описанье газовой плиты
Я вентилей намеренно не трону
И опущу все белые цветы,
Что ты не принесешь на похороны.
Лишь потому, что их не будет. Я
Намерена пожить еще, и столько,
Сколь надо, чтоб всплыла из забытья
Конфоркой подогретая настойка,

А также детство в сумерках корон
И в никогда не превзойденном блеске
Кастрюли, что с осмотренных сторон
Напомнила мне дни и перелески,
Оставшиеся где-то за чертой
Двенадцати исследованных граней
Пустой плиты (поверь же мне, пустой!)
На Библии клянусь и на Коране.

Стихотворение опубликовано в журнале Юность-плюс (2) 2004-2005 (в альманахе "Тени странника" №13), в журнале "Литературная учеба" №6 2006

Ольга! Стих очень сильный. Делюсь тем, что мне показалось (только показалось и только мне).
1. Первая строфа отчаяннее всех остальных, вторая - третьей - и тд. То есть, кажется (только кажется и только мне!), что как бы в обратную сторону идёт развитие: от самого пронзительного и беспокойного - к уравновешенности и созерцанию. Мне в таких случаях умные люди советовали - когда стих уже готов - тасовать строки, строфы и тд. Механический подход, но иногда помогает, особенно, если написано было не за раз, а путём накопления деталей.
Вот такие строки, как
"Как много в этом мире вермишели!
Как мало открывается душе"
действуют оглушающе, и последние строфы (тоже прекрасные, но гораздо более спокойные) как бы замыливаются после выводов первой.
2. "Исхожу" в 3-й раз (третья строфа) по мне уже лишнее. Хотя, опять же, это только мои невежественные заметки, мой далеко не абсолютный поэтический слух.
3. Также резануло "на Библии клянусь и на Коране", даже не потому, что, если это серьёзно, то клянуться можно только на чём-то одном, а если несерьёзно, то с такими великими книгами наша человеческая ирония несовместима, (это всё спорно и высоко для меня), а просто показалось, что Коран взят для рифмы.

В целом же - великолепно. Некоторые места стихотворения настолько "узнаваемы", что буквально "прощупываются". То есть, зоркость (наблюдательность) и откровенность автора очень подкупает.
Извините за вмешательство.

Блеск!
Отогрелся, будто на конфорку меня поставили, клянусь на кастрюле - душа закипает!
О.О.

Но ты не принц, ты варишь вермишель.
Как много в этом мире вермишели!
Как мало открывается душе,
Как часто получаем мы по шее...

это уже давно мой девиз!!!