СКАЗАНИЕ О МАРИИ (Глава I, ч.2)

Дата: 25-01-2005 | 10:10:33

2

Но стоило найти мне

день свободный
В столичном отпуске
(везуч я, как всегда),
Вдруг оказалось,
именно сегодня
Отменены
электропоезда.

Я развернулся
в выраженьях сильных
Все шпалы
вместе с рельсами кляня,
Учёты и ремонты
в магазинах
И без того
преследуют меня.

Мне не впервые
поспешать в запарке,
До окружной автобусом –
и вот
Шофёр пустой трехтонки
по Варшавке
Меня с комфортом
за город везет.

Играл транзистор,
материл шеф лето
За то, что дождь
картошку погноил,
Затем под арию
страдальца Риголетто
Водитель крыл
сотрудников ГАИ.

И, если с летом
шефу я поддакнул,
Два зонтика оставил,
мол, в метро,
Но на дорожную
милицию атаку
Не поддержал
ни словом, ни нутром.

Давно с ГАИ
успел свести я счёты,
В комиссионку
сдав свой "Запорожец",
Уже забылись
штрафы и ремонты
И для заначки
кошелёк порожний.

Мне лучше так –
проехаться в попутке,
Раскованно
смотреть по сторонам,
Собраться с мыслями,
не замечая жуткий
Шофёрский юмор
с солью пополам.

И то ль мотором
заглушалась «Вега»,
То ль я отвык
от крепкого словца,
Мне показалось,
что накалом гнева
Водитель превзошел
известного певца.

И я решил
другую тронуть тему.
Спросил его:
«Пришлось ли воевать?»
Он помолчал,
и несколько смятенно
Мне начал свою душу
изливать:

«Мне в сорок третьем
стукнуло шестнадцать,
В Керчи попал в облаву –
и в вагон.
Сбежал в Херсоне,
подстрелили агнца
И снова в стадо,
и кнута вдогон.»

Он почесал
под кепкою затылок,
В обгонщика
сигналом смачным плюнул
И в непристойных
речевых посылах
Обрисовал
подрезавшего угол.

Потом продолжил,
видно, поостыв:
«Загнали немцы
на завод военный.
Порядки строгие,
вокруг стоят посты, -
Не убежать –
и я порезал вены.

И вот ведь гады –
помереть не дали,
А наказали
старшего в бараке.
Свои меня потом,
чуть что, бодали
И дело доходило
аж до драки.

А за день до того,
как наши подошли,
Нам всем расчёт,
мне - двести сорок марок
И десять пфеннигов, -
до мелочей учли!
У них, как прихоть,
точность и порядок.

А в наших лагерях,
я доложу,
Хоть сачканешь,
но помереть недолго.
И срок, как пай,
на всех по дележу,
И даже выпускали
только кодлом…

Нет, чтоб расщелину
вот эту залатать,
Пока она
не обернулась ямой!
Всё ждут, когда
мосты начнет ломать,
Тогда и подзаймутся
окаянной.»

ПЕСНЯ О РОССИЙСКОЙ ДОРОГЕ

У России такой нет дороги,
Где б не маялся русский мужик,
И ложатся дорожные боги
На великий могучий язык.

Закольцована злой круговертью
Подорожная наша судьба,
Что ведёт от рождения к смерти
Искушенного плетью раба.

Только всё же находятся тропы
В канцелярских дремучих лесах,
То один, то другой расторопный
Будет числиться завтра в бегах.

Но и тот, кто шагнёт, как с откоса,
Из дозволенной всем колеи,
На земле обретённой не сбросит
Золотые вериги свои.

Приживётся на отчем пороге
Из той плети последняя нить…


Так о чём я?
Ах, да! О дороге…
Где тоску можно
встречным излить.

Как будто бы
из-под колёс возник
Перед капотом
мотоцикл с коляской.
Остановил
водитель грузовик
Послушно,
с нескрываемой опаской.

Страж на права
едва скосил глаза,
Нашел в торце коляски
рукавицу
И, протянув шофёру,
приказал
Дохнуть в «спиртометр»
и «чтоб не кривиться».

Заряженный прибор
он вынюхал надменно,
Поморщился,
пошевелил бровями,
Стряхнул сосуд,
хлестнув им по колену
И… отпустил
водителя с правами.

«Вообще-то я
люблю во всем порядок, -
Сказал шофёр,
опять садясь за руль, -
И редко так бывает,
что не падок
На трояки
окажется патруль.

Меня от рукавицы
затошнило,
Такой в ней
перегарный цвёл букет.
Иному не докажешь,
что там было,
Пока ему не
ссудишь на обед.

Небось таких
градусомеров нету
Ни в ГДР,
ни где-нибудь ещё.
В любом приборе
там шкала с подсветом
И стрелка верный
в нём даёт отсчёт.

Но горше, может быть,
меня мутит
От нашей
распроёрзанной мороки:
То перегруз,
а то пустой транзит
За тыщу вёрст
без харча и ночёвки.

С начальством мне
ни в жизнь не притереться,
Мои с ним отношения
в натяге.
Оно меня зовёт
заглазно «немцем»
И прикрепило
к этой колымаге.

Я в ней по стукам
шорохам и скрипам
Любой определю
радикулит.
Вот справа видите
рядком желтеют липы, -
У третьей двигатель
чихнёт и застучит.»

Ну, так и есть, -
диагноз подтвердился.
Но врачеватель
был искусен столь,
Что вскоре пациентка
мчалась рысью,
Многолошадную свою
кляня юдоль.

Поскрипывали
кузов и рессоры,
Дрожали стёкла
в стонущей кабине
И под простуженную
жалобу мотора
Шофёру как не спеть
о собственной кручине.


ПЕСНЯ ШОФЕРА

В непогоду, туман и распутицу
По заезженному матерьдрому
Я везу свою вечную спутницу
Грусть-тоску по далёкому дому.

Проклиная дороги российские
И невольное к ним тяготение,
Оформляю я рейсы неблизкие
От Керчи до болотной Тюмении.

Поминая Бога всуе,
Местной власти – эту мать,
Остаётся вхолостую
На колёса тракт мотать.
Сто грамм примешь – груз полегче,
Триста – горе не беда!
Ну, а все пятьсот под лечо, -
Рад бы ехать в никуда.

Шофера на Руси от извозчиков
И от тех, кто гонял ямщиками,
Петь и пить нам в дороге до чёртиков
Так и тянет, скребя тормозами.
Оттого, что нельзя не проникнуться
Нашей Богом забытой страною,
И, печалясь бесхозною житницей,
Не объехать тоску стороною.

Едешь прямо – хлеб загублен,
Двинешь вправо – по зерну,
Митинговый слева улей
За день вытоптал стерню.
А, как к дому – слава Богу,
Не гляжу по сторонам.
Эх, в обратную дорогу
Повернуть приспело нам!

Очень интересно и отлично исполнено. Настоящая российская действительность. Правда местами уже прошлого века, чему я и порадовалась...

С уважением,
Оля

Песни об истории ушедшей:
Пропоёшь, послушаешь - и станет легче.

Спасибо, Виктор.