СКАЗАНИЕ О МАРИИ (ПРОЛОГ, ч.4)

Дата: 30-12-2004 | 15:27:44

4

Уже заметно 

сделалось темней.
Дорожный след
скрыт снежными пластами.
Стал тише ход
нагруженных саней
И лошади,
должно быть, приустали.

«Степаныч, –
к Пряхину тревожный сел Иван, –
Там Мишка захворал,
горит, как топка…»
«С чего бы это?»
«Ранен… Спас кожан…
Вся дробь на рёбрах –
выдавил и только…»

«Какой же это гад
в него стрелял?»
«Да дед какой-то,
сам на ладан дышит..»
«А ты где был?
И Мишка не школяр!»
«Ребёнок с дедом
ненароком вышел…»

«Дал бы мне знать
тогда, я б эту контру…»
«Мне Мишка не велел,
– пять ртов ревут ревмя…»
«На нас, считай,
сто миллионов смотрят,
Как предаём
мы дело Октября!

Расквасились,
прям, сёстры милосердья!
Доверь таким
коммуны паровоз.
Да из-за вашего-то
бабского усердья
Вся Революция, –
как поезд – под откос!

А что потом?»
«Пошли мы к Пантелею,
Он первый раз-то
Мишку обкрутил…»
«А во второй?»
«Товарищ Пряхин, змей он –
Сбежал и даже пса
с собою прихватил.»

«Фамилия?» «Лунёв…»
«Да не твоя!» «Дегтеев…»
«Эх, недотёпы,
строго говоря!
Сдаётся мне,
что он из богатеев
На эту ночь
подался в егеря…»

«А мы что – волки?»
«Мы, Лунёв, Христосы
И Революция –
наш добровольный крест.
Мы, если что,
распнёмся, но прорвёмся,
Как указал
восьмой партийный съезд!»

Они остановили
лошадей
И подошли
к лежавшему больному.
«С крещеньем, Миша!
Гнать бы вас взашей!
И я хорош…
Да что там по-пустому…

А, ну-ка,
заглотни два порошка,
От всех болезней…
заслоню от ветра,» –
И Пряхин
из дорожного мешка
Извлек два крохотных
лекарственных конверта.

«Запей микстурой,
будь здоров, не кашляй.
Наган запрячь,
и приготовь ружьё.
И оба без осечек,
матерь вашу,
Здесь вам не в тире,
кто кого сжуёт…

Вам на двоих
степь слева вместе с тылом,
Все остальное – мне.
Чуть что – стрелять.
Иван, загороди
мешками Михаила,
Сам вожжи в руки
и не отставать!»

Мела метель.
Размытый свет луны
Порою пробивался
сквозь позёмку,
Стремившей вихри
плотной пелены
К попутному
тревожному востоку.

Проехали ещё
две-три версты.
Спускаясь
с небольшого снеговала,
Гнедая Пряхина
скосилась на кусты,
Затем зафыркала
и боязливо стала.

«Терентий, что там?»
«Право, невдомёк, –
И Пряхин отстегнул
свой парабеллум, –
Постой, Иван,
что справа, то моё,» –
И сам направился
к темнеющим побегам.

Вернувшись,
взял гнедую под уздцы:
«Тут волки,
вроде, пса распотрошили.
Осталась цепь…
держитесь, молодцы!
Похоже, что сюда
их приманили.»

Пройдя кусты,
он крикнул из саней:
«Иван, не жми –
замучишь старожила!»
«Да он, что паровоз,
от пара все быстрей…»
И тут же грохнул
выстрел Михаила.

«Чего там?» «Волк…»
«Попал?» «Проверь попробуй…»
«Что проверять,
да вон он, как живой,» –
Иван увидел,
слева по сугробам
Бежала тень.
«Нет, Ваня, то другой…»

«Стреляй, коль видишь! –
Пряхин закричал, –
Не то опять
запаникуют кони.»
«Недолго промахнуться
сгоряча…»
«А горячиться надо
поспокойней.»

Гнедая
закапризничала снова.
Обоз застрял
на снеговой равнине.
Рычал подранок
меткого Лунёва,
Пытаясь укусить
свою же спину.

Стрелял и Пряхин,
стоя возле морды
Своей пугливой
городской лошадки,
Которая
по тонкости породы
Тряслась всей шкурой,
словно в лихорадке.

Когда стрельба затихла,
на ветру
Послышался далёкий
волчий вой.
Довольный Пряхин
завертел махру:
«Шабаш, ребята.
Враг сыграл отбой!»

«Беда, Терентий! –
закричал Иван, –
Ведь это же не мерин, –
диверсант!
У нас стратегия,
а он не унывал,
Прогрыз мешок
и с меру съел овса!

Придумал
круговую оборону,
А сам не знаешь,
что в твоём возу…»
«А мерин чей?
Вот ты и проворонил!»
«Моё что слева…»
«Закругляй бузу!

Чини мешок
и выходи вперёд.
Я на гнедой
теперь поеду сзади.
А Михаил
что слов не подаёт?»
«Знобит меня
и в горле что-то саднит»

«Ружьё-то как?»
«Да, вроде, бьёт как надо,
Уж первого я
точно, уложил.
Да только
расщеплённым вот прикладом
Разбил плечо
поднять руки нет сил.»

«Ну, брат,
тебе дорога в лазарет.
Ты, строго говоря,
отвоевался.
Наган с патронами
Лунёву дай в презент,
Чтоб тот
не только слева отбивался.»

Рванули лошади,
как будто налегке,
Спеша уйти
с опасной остановки.
Короткой жалобой
в метельном далеке
В последний раз
во тьме завыли волки.

ПЕСНЯ ВОЛКОВ

В кровь нашего рода,
Хоть вой, хоть реви,
Вписала природа
Законы свои.

По волчьему своду
Мы честно живём,
Но люди природу
Предали ружьём.

Свинцовые камни
Впиваются в нас,
Флажки отнимают
Единственный шанс.

И нас, крутолобых
Хозяев лесов,
Преследует злоба
Охотничьих псов.

Мы режем им глотки,
К нам лучше не лезть.
Мы серые волки,
Такие, как есть!

Великолепно! А песня Волков - просто нет слов, как Вы их образ всесторонне раскрыли.
Вы в прошлой жизни, Виктор, кем были?..:))))))))
В любом случае - с Новым годом и всего самого, самого!

С уважением,
Оля


Метель, дорога, встреча с волками - все динамично и правдиво. Расскажу, как мой прадед встретился с волками. Возвращался домой в зимний вечер. Задремал. Вдруг конь стал, как вкопанный. Дед смотрит - поперек дороги сидит стая волков - только глаза горят в темноте. Он решил, что смерть пришла. Вылез из розвальней, стал рядом с конем, снял шапку и стал читать молитву, покорный судьбе. Один волк подошел к нему, намочил шапку и ушел. И вся стая пошла за ним следом. Дед стоял и не мог долго сдвинуться с места, потом сел в сани и поехал домой. Вот такая история.