Согдиана

Дата: 24-11-2004 | 18:02:49



Когда, в каком далеком далеке
Все это было с нами?…

---------------------------------------------------------

Согдийская распутница – весна…
Сирень на подоконнике и ноты…
Мелодия …песнь песней Нино Рота
К « Ромео и Джульетте» из окна
Рвалась, цепляясь шлейфом за карниз,
За пыльный фриз облезлого фронтона.
Ты наблюдал с соседнего балкона
За мной, Джеймс Бонд :), а я смотрела вниз

«Омытые слезами туч, сады оделись в яркий шелк.
И пряной амбры аромат весенний ветер нам несет.
Под вечер заблистал в полях тюльпана пурпур огневой,
В лазури скрытое творцом явил нам облаков полет.
Цветок смеется мне в дали, - иль то зовет меня Лейли?
Рыдая облако пройдет, - Меджнун, быть может, слезы льет?…..»


…где ты был, когда меня не было?

Где меня никогда не было…не было…не…
Где я была?
Безнадежно – счастливое утро…раскрытые ноты…
Нино Рота…

«Взгляд мой, видящий мир земной, - от тебя. Мир цветущий, как сад весной, - от тебя.
Пусть не светит мне серп молодой луны. Дом мой полон яркой луны - от тебя.»…

Библиотека. Пыльные черты
Трактатов Авиценны – Ибн - Сины.
Из сада тянет мокрой древесиной…
« Вас можно проводить?» - « Давай на « Ты:) »

سوز تب سخت بلرزاند زمين

وازين لرزة سخت،

همه جا ريخت به هم

بم به زير آمد و هم زير به بم

Помнишь?
Пестрело небо росчерками птиц
С утра, а ночью падали в барханы
Метеориты. Плыли караваны
Теней…безмолвных призраков, без лиц.
Оазисы встречали падших ниц
К стопам почившей в Бозе Согдианы.

Порой Норд – Ост, любитель пофорсить,
Бросал на город гроздья светлых бусин,
И мы, от налетевшей с неба грусти
Спасаясь бегством, прыгали в такси.
Потом – всю ночь читали Фирдоуси
Взахлеб и непременно – на фарси :)

«Ветер, вея от Мульяна *, к нам доходит.
Чары яр * моей желанной к нам доходят...
Что нам брод Аму шершавый? Нам такой,
Как дорожка златотканая, подходит.»

و درين زير و بم آشفته،

تاج خشتين هزاران ساله،

اوفتاد از سربم.

تارک شهر شکست

На выщербленных скулах минарета –
Остатки облицовки…пряных слов…
Газели неизвестного поэта.
Через дорогу – рынок: жирный плов,
На дыни цвета солнечного света -
Высокий спрос. Харчевня – за углом,
И голуби из ветхого завета
Слетелись поживиться у котлов.

«Целый день, целый день я плакала, глядя в зеркало.
Весна хлынула в мои окна
зеленым кошмаром деревьев,
и тело уже не умещается в коконе одиночества,
и пожухла моя бумажная корона
в этой поверженной стране…»

Срастаясь с небом, выдохнувшим дым
Из облаков, идешь, покуда веришь.
Храни тебя, Господь, мой бедный дервиш,
Мой странствующий дервиш, пилигримм.

«Я не могу, я больше уже не могу.
Эта разноголосица улицы, щебет птиц,
и глухие удары тряпичного мяча,
и возгласы ребятишек,
и танец воздушных шаров,
которые, как мыльные пузыри, взвиваются на нитках вверх,
и ветер, и ветер, ходящий ходуном,
как расплавленная магма страсти...
Будто осажденная крепость,
уже безнадежно
обороняется моя вера,
и взывает из старых трещин сердца
честь.»

Помедлив, Солнце, светлый падишах,
Смежает абрикосовые веки.
Ты с каждым шагом ближе к небу…к Мекке…
А я - к земле. Спаси меня, Аллах!

«Целый день, целый день смотрела я
в глаза моей жизни,
и они, устрашась этой стойкости,
словно лгунишки,
находили убежище
под ресницами.»

خون تاريخ ، سرازير ز پيشانی ارگ

خشتها،

اين کهنه ورقهای کتاب تاريخ

چون تل خاک شدند بر سرهم

О, как я устала… широкие спины
Товарных вагонов…чудовищно… странно…
Стану, как все, обожженною глиной.
Я – Согдиана…сама Согдиана.

«Где мой приют?
Приютите меня - вы, беспокойные светильники.
Вы, дома в утреннем мареве,
когда ароматный дым очага
окутывает солнце над крышами.»

و همه قصة بم،

قصة گفته و نا گفته ز شادی و ز غم،

دردل خاک در آميخت به هم

کی برآيند زخاک؟


Мне – сорок лет. Ты более, чем жизнь
Ты - более, чем…выше – не подняться.
Мечты воспроизводят…миражи.
А завтра – мне исполнится тринадцать.

Согдийский зной рождает миражи…

«Целый день, целый день,
словно утопленницу,
несет меня к огромной туманной скале,
к глубоким морским пещерам,
к внимательным безмолвным рыбам,
и мой позвоночник
натягивается, как тетива, от предощущения смерти.»

……врозь?……………

Кувалдой – по темечку.
……брось,
Кинь в меня семечку.
Я взойду. Прорасту.
Вырасту…
Ну, посмотри же,
Я тянусь…удлиняюсь, вытягиваюсь, как…жевательная резинка.
Я – насквозь трансцендентна. Чуешь?
Да нет, не пьяная…не пьяна я…
Тебе – показалось.

Терпи – до завтра. Завтра я умру
Скорей, чем солнце врежется в барханы.
Тринадцать лет – за утреннюю грусть,
За мимолетный призрак Согдианы.

Не бейте меня, боги, я сдаюсь.

خاک تنپوش تن شهر خراب

خون جاريست چو آب

قصه از حادثه نيست

قصة فاجعه ايست

В неторопливом небе над Самаркандом -
……..тысяча и одна………….
Призраки бродят в тени минаретов…
Неосязаемы…неощутимы…
Пилигримы…
…… Века –
В глиняных черепках,
Отголосках песчаных бурь...
Плазменный шар на верблюжьем горбу…

Я – тысяча и, может быть, одна,
Одна из тысяч…тень от минарета…
И я – в тени, и не достать до дна,
До горечи, помноженной на « где-то».

قصة فاجعه ايست

حزن اينجا شعف است.


چشم مادر پر خاک،

نتوانست که ديد،

…Имя твое – щербет.
Звуки ласкают нёбо,
Патокой растекаясь по деснам,
Невыносимо …медленно…сладостно…
Обморочно…плавятся…тают…ускользая,
Где-то под языком…
Оставляя яд послевкусия…

Сегодня мне – сорок лет.
Русла – песком
Пересыпаны. Солнце ушло…
До завтра, а завтра мне будет тринадцать.
Будет ли?
Я – Согдиана…
Слышишь меня?
Давай подождем до завтра.
А сегодня…

Лунная лампа натерта до блеска.
Джины уснули. На выцветших фресках –
Шафранные сны, совместимые с былью,
В утреннем небе, пропахшем ванилью,
Ангелы чинят побитые крылья.
Все уже…было?…

Фархад – в запое. Бедная Ширин!
Загаженная мухами картинка
Из прошлой жизни…гаснет керосинка.
Над кем же ты смеешься, Алладин?

В зеленой лампе…тысяча чертей!
До одури…ах, чтоб тебя, плутовка!
Все лампы - лгут. У джинов – забастовка.
Безносое чудовище в фате –

За дверью. Не открою. Не отдам.
Сплету венки из розовых настурций.
Как жаль…ни обмануть – ни обмануться,
Ни затянуть на горле провода.

«Моя любовь! Как без тебя свершу я путь земной?»…

Ветер…
Выгоревшее небо над Самаркандом
Плюется копотью…
Скоро все кончится…

«И кто дерзнет тебя спросить: “Что поцелуй твой стоит?”
Ста жизней мало за него, так как же быть с одной?»…

Скоро…все…
Пыльные бури…шафранные ветры…
Сотрут мою грусть со стены минарета.

بدن پارة دردانة خويش،

که به بستر بسپردش شب پيش

وچو پروانه که بر برگ گلی بنشيند،

سر زلفش بنواخت،

Давай с тобой поженимся, родим
Детишек, заживем, как все. Тринадцать…
Молчишь…прости…не стоит волноваться
Я – прах на манускриптах Саади.

Ты будешь … меня на кислых овечьих шкурах,
До тех пор, пока не утихнет ветер
Пока не иссякнут арыки
Пока звезды…
Не превратятся в медуз, выброшенных на сушу…
Хуже ли,…лучше…
Не все ли теперь…
…не все ли…

تا که آرام غنود

طفل خوابيد و مادر خنديد

مادر از بستر طفل، چو شبح نرم برفت.


شب طولانی و سرد و تاريک

«Так не страдал еще никто во все века и времена»…

Дряблое тело неба над Самаркандом…
Купает пыльные звезды в сухих колодцах
………….не надо…………
……………………….Обойдется…

«У тебя действительно слезы, а не только отблеск моих,
Что в глазах твоих я когда-то, словно в зеркале, видеть мог.

Всюду, где на тропинку сада упала твоя слеза,
- То живая роза раскрылась, то нарцисса влажный цветок.»

همه در خواب شدند

خفت مادر

تا به يک قصة رؤيائی نرم،

دل خود گرم کند،

На ветхом снимке – новенький трамвай.
Остывший чай на тумбочке и ношпа.
Я буду спать, когда ты не проснешься,
Когда ты не…я буду…засыпай.

Когда ты…не…я – буду. Слышишь? – Буду!
Лежать, прижав фарфорового Будду
К чахоточной груди, когда ты не…
Ушел трамвай. Да шут с ним, не последний.
Хромой кондуктор, чокнутый посредник,
Он всё, каналья, знает обо мне.

شب طولانی و سرد و تاريک

بود آرام وليکن به سحر

سخت لرزيد زمين

خاک بلعيد هرآن قصه که بود

«Я не могу, я больше уже не могу
и пускаюсь в дорогу,
и мое отчаяние только усугубляется моей стойкостью.
И эта весна, и этот зеленый кошмар,
который хлынул в мое окно,
как бы говорят мне:
"Знай, ты уже никогда не выплывешь,
ты -
утонула".

Сто пудов на груди…сто веков…
Понимаешь ли это?
КараузЕк*…моя черная…Лета…
…………………………………лепта…
Шафранные дюны, согдийские горы…
Скоро
Я умру, на этих вонючих шкурах…
Хочется пить. Пересохли колодцы.
Все обойдется?

Цитадель, изнасилованная временем -

…любовь?…
و نبيند در خواب،

که فتاده پسرش

پاي او خورده به سنگ،

دست خراشيده و بشکسته سرش.

«Где мой приют?
Неужели все дороги,
как бы ни петляли они,
все равно приводят
в пропасть?»

Держите меня, люди. Глубоко
В зиндане…темень. Мне сегодня – сорок.
Я покидаю хлопковые горы
Никем не одолимых облаков

Затем ли, чтобы ты меня любил
В языческом гробу, пропахшем псиной,
Дерьмом, сопревшим войлоком, бензином,
Бессмысленным: «To be or to not be «

Увенчанным нытьем полубогов
О некогда цветущем Гулистане?
Выходим из…метро, на Теплом Стане.
Освободите, граждане, вагон.

-------------------------------

· Караузек - черная речка.
· * - Мульян - речка в Бухаре
* - яр - подруга
При написании были использованы фрагменты из произведений Омара Хайама, Рудаки,
Джами, Хафиза, Форуг Фаррохзад, Фархада Саиди.
.

Обалдеть!..............
Извините, Лена, за жаргонизм, но другого слова не подберу...
Спасибо Вам!

Тема: Re: Согдиана Елена Бондаренко

Автор Серебряная

Дата: 25-11-2004 | 15:44:54

Елен, я зачиталась. Очень глубоко, из сердцевины - слова твои.

Тема: Re: Согдиана Елена Бондаренко

Автор Олег Горшков

Дата: 28-11-2004 | 11:27:31

Лен, милая, утонул в стихах безо всякой надежды всплыть. Как донный холмик, омываемый течением винного гольфстрима.

Аж захотелось эту арабскую вязь самому расшифровать и распробовать по изюминке.
Слушай, оказывается фарси придает родимым ритмическим лестницам прекрасный графический облик. :)

Спасибо!
Твой Олег