Трилогия: космическое, земное/человеческое, личное

Дата: 02-09-2004 | 17:55:02

Космическое: Красное смещение

Недружба огненных светил,
Во избежание сопутствий
Стремящихся усердно прочь,
Поможет истину найти,
Сорвав покровы лжи искусной
И немощь духа превозмочь...

Дыша алмазной пылью звезд
И в их узорах прозревая
Пространств и чисел фейерверк,
Мы пали духом, - вывод прост:
Вселенная не знает края,
И что в ней значит человек?

Себе не ведая границ,
Необозримый длится космос,
Струя потоки вещества...
Пади же, человече, ниц, -
Твой мир - лесной, рассветный, росный, -
Крупинка в вечных жерновах...

Не вздумай Бога умолять!..
Нам надобно забыть о Боге...
Не нужен во Вселенной Бог.
И мы смирились, что Земля -
Случайность малая из многих,
Что выбросил на зарах Рок.

А звезды плыли в вышине...
И в их безмолвном строгом танце
Вдруг человек открыл себе
Дно времени, и там, на дне -
Начало звездных долгих странствий, -
Как тайный символ на гербе.

И, обретя миг рождества,
Вселенная вошла в границы,
Пространства заключив объем.
Когда же сила естества
К свершенью смыслов истощится,
Настанет и конец времен.

И эта тяга бытия
К финальности разит случайность
Стрелой Парисовой в пяту, -
Не прихоть с прихотью сведя,
А дав единую реальность
Всему, что пребывает тут.

Наш мир не может быть иным, -
Посрамлено воображенье!
Так постоянные легли,
Чтобы одно сошлось с другим
Почти в чудесном сопряженье.
И бусинка родной Земли, -

Песчинка в легионах масс, -
С разумно удаленным Солнцем,
Но не далеким от нее,
Как будто сделана для нас.
И что еще нам остается?-
Лишь Богу петь хвалу за всё...

Фев.02

Земное/человеческое: Бытие

Открывший смерть увидит мирозданье
Живущим по канону века - в долг.
Пусть договор утаивает сроки,
Зато подписан кровью каждый лист...
Так основательно кредитованье
Вести способен тот, кто знает толк
Во времени, и, подводя итоги,
Смерть в плюсе, как заправский финансист.

Замылен взгляд. Нам знаки разложенья
Видны повсюду. Звезды, человек, -
Всё склонно к смерти. Кажется реликтом
Способное хотя бы зеленеть
В горшке на подоконнике растенье,
Навстречу солнцу новый свой побег
Пустившее так дерзко и открыто,
Что вместе с ним смерть хочется презреть.

Обыденность... Но вижу как впервые,
Жизнеспособность жизни осознав.
Смерть не дает привыкнуть к долголетью,
Но цепь рождений ей не оборвать.
Смерть - лишь среда для жизни. Мы, живые,
Питаем свой физический состав
Чужою смертью, согреваем смертью,
В печное брюхо заложив дрова...

Лишь бы для духа смерть не стала пищей.
Дух - гений жизни. Он животворит.
Пресытившись же, духом разложенья
Витает. Топчет тротуары труп,
Считаясь человеком, смерти ищет.
И тем она милей, чем мерзче вид.
Летит душа на сладкий запах тленья,
И мнится непосильным жизни труд.

Так было от начала первой порчи.
Перебирая камешки эпох,
Старался человек развеять ужас
Предчувствия конца, вбирая страх
От зрелища чужой кончины. Корчи,
Обмяклость тела, алый кровоток,-
Смерть, ты сыта! и я тебе не нужен, -
Таков смысл жертв, чадящих на кострах.

А вот еще: казалось брату, места
Под небом не хватает на двоих,
Чтобы вместить пути обоих братьев,
Различье в мыслях, непохожесть душ...
Убить того, кто лучше, даже лестно.
Он весь из добродетелей? - Так их
Наследует убийца, словно платье...
И смерть вошла в число первейших нужд.

Но смерти нет. Хотя ее отравой
Пропитана вся наша жизнь насквозь,
Интоксикация - лишь след болезни,
Так и не ставший знаком торжества.
Вратами гроба входим в Царство Славы, -
Когда прихватит крышку длинный гвоздь,
В могилу смерть опустят. - Бесполезно
Тягаться с вечной силой Божества.

Но человек всё продолжает тяжбу,
Дары любви принять не пожелав.
Чтоб быть царем, Бог слишком человечен,
Холодной смерти ближе эта роль, -
Так мыслят ныне, веря, что неважно,
Что будет после смерти и кто прав
Из богословов. Дух теперь конечен,
Подобно телу. Бесконечна боль.

Март 02


Личное: Два счастья

Как просто счесть себя крылатым
И, ощущая за спиной
Ветров прирученных биенье,
Смотреть на прочих свысока;
Легко, как скрипка Сарасате,
Парить над пенною волной
Житейской суеты и тенью
Скользить в ущельях мрачных скал
Неизменимых обстоятельств,
Мечтая изменить и их.
(Кто наградил бы этой властью?)
Владея высшей из свобод –
Не знать преград, нигде не пятясь,
Не осчастливили б других,
Так хоть себе достали б счастье –
Цветок непорченных высот.
Но как-то всё не так, как надо –
Чуть потеряешь высоту,
Как плотность мира станет явней,
И первый встречный человек
Тебе покажется преградой.
Ломая крылышки, летун
Наставит синяков о камни,
А нет, - cбежит - уже навек -
Назад в надмирную обитель,
Чтоб и не думать о земле,
Где счастье умирает в вазе,
Теряя в день по лепестку.
Не знает гордый небожитель,
Что так бывает: и в золе
Сгоревших чувств, почти из грязи,
Дано проклюнуться ростку.
В пригоршнях поднимая воду
От родника последних слез,
От бури прикрывая телом
И согревая лаской рук,
Не променяешь на свободу,
Не испугаешься угроз,
А впустишь в мир осатанелый
Ценою ежедневных мук
Волшебную былинку счастья…


Янв. 03

Космогония и философия...
Показалось довольно трудным для чтения.Выбор шестистрочного катрена с запаздывающей рифмой тоже заставляет напрягаться.Последняя, нерифмовання строка воспринимается с облегчением и последнйи раздел самый удачный. Казалось бы, для подобных тем привычнее гекзаметр или другой белый стих, музыка которых расслабляет и способствует вдумчивому чтению и постижению смысла.
Тем не менее, трилогия имеет законченную логически форму, равно как имеет право на существование независимо от отзывов и мнения самого автора.
Виктор