Перечитывая Есенина

"Не жалею, не зову, не плачу"...
В двадцать шесть, когда бы жить да жить,
Очертил поэт и обозначил
Время цвесть и время уходить.

Только век мой много дольше длится:
Опьянён небесной синевой
"И в стране берёзового ситца",
И в стране стоических секвой.

И плывут, плывут воспоминанья,
Их лелею, им благоволю.
Я теперь щедрее стал в желаньях,
Оттого, что помню и люблю.

И от груза времени - не горько,
Отлетевшим летом - не томим.
Я прожил на свете жизний столько,
Сколько раз любил и был любим.

Миша!
Мне для полноты ощущений не хватило хотя бы маленькой "драматургии" в последней строке типа "был казним". А так - полное счастье на фоне трагической судьбы.
Ты меня подвиг на публикацию своего Есенина, "Англетер" называется.
Виктор.