В филигранной точности Бродского

Дата: 30-04-2004 | 23:20:04

* * *
В филигранной точности Бродского
Островка не найдете плотского,
Где бы кости свои согреть.
У камина и зябко, и сыро;
Горло времени — совсем простыло,
Разучилось стенать и петь!
Преисподняя тихой сапой с тыла
Непослушный пленила рот.
Лишь мелодия одна забыла
О страже у крепостных ворот.
То ли флейта, то ли кореянки пенье
У края земли, где океана вздох и телодвиженье.
О том, как однажды в раннюю пору молодой земли
Верблюды, дары приносящие, тропою пустынной шли.
И за ними шлейфом, чуть подвинув границы обыкновенья,
Пустыня, в тоске невысказанной, струилась в самозабвеньи.

При чём тут Бродский?
О каких крепостных воротах речь?
С каких пор верблюды стали волхвами?

Уважаемый Геннадий,
совершенно согласен с Вами:
возле Бродского "зябко, и сыро".
Его гениальность - от суперкомпьютера,
а не от человеческой души.
Владимир.

Многое в стихотворении и комментах спорно - и в отношении Бродского и в отношении шахмат и в отношении религии (кстати, какой?). Но одно без сомнений: наш дорогой Им был замечательным человеком, настоящим рыцарем поэзии, прямым и умным и откровенным. Как ему сейчас ТАМ?

Неожиданно возникла дискуссия вокруг давнего моего стихотворения, посвященного Бродскому. Оно написано лет десять тому назад. Хочу высказаться по двум вопросам. Сравнение с компьютером мне кажется неправомерным. Не стоит забывать, что Бродский умер от сердечной болезни, и не потому что старость настала и пора пришла, а потому что бесконечно трудил свое сердце. Что касается религиозности Бродского. По этому поводу есть статья Евгения Берковича, основанная на интервью И.Б. и опубликованная в его «Заметках по еврейской истории» (точной ссылки не имею, но найти легко). Однако стихотворение не на ней основано, а на многих вибрациях чувств и мыслей, которые разбросаны в стихах Бродского. Бродский по вопросам веры постоянно проговаривался. Он фигура трагическая. Трагизм положения Бродского состоит в том, что свой талант он получил от Бога, однако подлинной веры не имел. Хотя с верой иногда заигрывал. Он принимал христианство как культурное явление, но отказывался признать в нем жизненную силу. На Бродского покушалась бездна. Отсюда уныние Бродского, которое тяжким бременем легло на целое поколение его почитателей. Строки «Преисподняя тихой сапой с тыла непослушный пленила рот» фиксируют эту ситуацию.

Спасибо, Геннадий. Читал с интересом. Не все принял, наверняка не все понял, но рад, что об этом говорится. Слова сказанные вслух обретают силу и самостоятельную жизнь