Пришла. Стоит. Ей восемнадцать лет…

Дата: 29-02-2004 | 17:42:12

«Пришла. Стоит. Ей восемнадцать лет…»
Белла Ахмадулина

Растрепались косички, отрезать бы их.
Вон, подружки давно брови тушью подводят.
Оборвать и не мучить распавшийся стих,
Посвященный Сереже, Сашуре, Володе…

Необжитые грустью, размыты слова,
Их колеблет тепло подоконного лета.
А в окне… За окном, слава Богу, жива,
Почивает зима в толще белого света.

А душа ни жива, ни мертва – до гола.
На рябой кончик носа сползают очочки.
Загустеют слова, как на нитке смола,
На невесть как? откуда? спустившейся строчке.

Нет, осьмнадцать не ей. Угловатая стать.
Нет еще поволоки в доверчивом взгляде.
В восемнадцать она позабудет тетрадь,
Это только сейчас ночь без сна для тетради.

Обожгись о слезу, мой поверхностный друг.
Так заразна привычка ждать чудо-заката.
Пусть и годы тебя не возьмут на испуг,
И земля будет пусть, как обычно, богата.

З0 лет помню эти стихи Ахмадулиной:

Пришла. Стоит. Ей восемнадцать лет.
- Вам сколько лет? - Ответила: - Осьмнадцать.
Многоугольник скул, локтей, колен.
Надменность, угловатость и косматость.

Все чудно в ней: и доблесть худобы,
и рыцарский какой-то блеск во взгляде,
и смуглый лоб... Я знаю эти лбы:
ночь напролет при лампе и тетради.

Так и сказала: - Мне осьмнадцать лет.
Меня никто не понимает в доме.
И пусть! И пусть! Я знаю, что поэт! -
И плачет, не убрав лицо в ладони.

Люблю, как смотрит гневно и темно,
и как добра, и как жадна до боли.
Я улыбаюсь. Знаю, что - давно,
а думаю: давно ль и я, давно ли?..

Прощается. Ей надобно - скорей,
не расточив из времени ни часа,
робеть, не зная прелести своей,
печалиться, не узнавая счастья...

1974
================================
Игорь, спасибо!