ПРОЩАЙ, МАХМУД! (Из цикла "Чечня")

Дата: 31-01-2004 | 14:43:53

"Зато видал я представленья,
Каких у вас на сцене нет!"
М.Ю. Лермонтов, "Валерик"


Прощай, Махмуд! Прощай без вероятной встречи,
Без общих празднеств и совместных тризн,
Без сходства и прямых противоречий
Во взглядах на сложившуюся жизнь.

Но, если б не был первым ты танцором,
Летающим по сцене, на экране,
И жил бы в умолчании свинцовом,
Я самой характерной твоей грани

Не мог не знать. Ты щедрым был, маэстро,
И руку помощи немедля подавал.
Я помню, редкое лекарственное средство
Ты другу моему издалека прислал.

Кавказских гор, кристальных рек потомок,
Король лезгинки, бубна и зурны,
Ты был большой восторженный ребёнок
Бездетной в самой сущности страны.

Страны без органичного отцовства,
Оберегающего собственных детей,
Страны, в которой выросло потомство
В театре исковерканных страстей.

Такое в нем разыгрывалось действо,
Что брат на брата – было не впервой,
И в гриме ванькином куражилось злодейство,
В тайге и тундре множа перегной.

Мне кажется теперь, что грациозней кошки
Ты с вихрем будоражным наравне
Двумя кинжалами, но в лайковых сапожках,
Скользил по очень бдительной стране.

Страна сменила вывеску и форму,
Качнувшись к рампе, вспомнила аншлаг.
И снова закулисные реформы
Воинственный обосновали шаг.

Театр Шекспира – лепет не едва ли,
Смотри, Махмуд! Бомбёжкам вопреки
Под песню в осаждаемом подвале
В последний раз танцуют старики.

А там, вкруг игрища, на гусеницах, шинах
Под музыку небесных крестовин
На бельэтажных значимых вершинах
Броня вальсует по живой крови.

В партере гор, в кольце иного танца,
Выплёскивая гнев за берега,
Встречают смерть чеченские спартанцы
Под огненными стрелами врага.

Российского провозгласитель кредо
Доволен генеральскою шпаной,
Он ждет, когда позорная победа
Расправит крылья за его спиной.

Он близок к цели. Нике уж летит,
Бесстыдная, залгавшаяся шлюха.
Но время справедливо превратит
Глумленье силы в пораженье духа.

Когда-то нас одно роднило знамя, –
Я из Венева, ты из Атаги.
И вовремя, увы, не став друзьями,
Расстались мы, боюсь я, как враги...

Прости, Махмуд, солдатам их медали,
За то, что им не улыбаться впредь.
Прости, что жить в Чечне тебе не дали,
Затем на родине не дали умереть.

Прости, что я ни словом, ни лекарством,
О друге помня, не помог тебе,
Как и прости других, забывших братство,
В стране, в которой всем не по себе...
Январь, 2000 г.

сердце сжимается, столько горечи и человечности в этом диалоге, такая пропасть между тем. что у людей в душе и в действиях политиков
Спасибо, Виктор