Волошину (первая публикация)

Дата: 16-01-2004 | 17:55:00

Волошину
Оставив планерским старухам
Постылый пляж и солнца жар,
Поднялся я единым духом
К тебе на гору Яни-шар.
Прости усердье остолопье,
Как да простит нас, грешных, Бог.
Погладил я твое надгробье,
Как пса, лежащего у ног.
Потрогал грязною рукою
Могильной надписи штрихи,
Просил у Господа покоя
Тебе, потом читал стихи.
Под грозным солнцем полуденным
У предынфаркта на краю
Я на затылке пропыленном
Десницу чувствовал твою
И шепот слышал… Впрочем меру
Я знал приличья и стыда…

Меня прервали пионеры,
За мной пришедшие сюда.
Зажав тетрадные страницы,
Я сладко думал, что умру.
Они играли здесь в «зарницу»,
В отнюдь не детскую игру.
Смущенье скрыл я неумело
И заметался, как дурак…
Они пришли сюда по делу:
Искать военный красный стяг.
Вокруг плиты образовали
Они прозрачное кольцо,
Тебя и слыхом не слыхали,
Но наступали на лицо.
И кто-то громко крикнул: «Бросьте
Читать, кто под плитой зарыт,
Давайте-ка – разроем кости, –
Вожатый спрятал под гранит
Наш флаг…» Как вдруг в конце спектакля
В другом отряде стяг нашли:
Хоругвь с гербом плюс три пентакля,
И в лагерь все с горы ушли.
14 августа 1977 г.

Может, нужно было объяснить детям, дать урок нравственности, может, кто-то из них на всю жизнь бы запомнил, если бы только слова нужные найти, не всегда мы можем сказать, чтоб другой услышал, не всегда... :(

Е.М.

Спасибо!

Вы мне напомнили весёлый эпизод, происшедший в 1968г. на побережье Японского моря. Тогда "Зарница" только начинала входить в "моду", и МО уделяло ей много внимания. На месте высадки "десанта" были закопаны в песок пиропатроны, которые надлежало взорвать в соответствующее время. По недомыслию (а с этим делом у нас всегда было "хорошо") взрывные устройства заложили точь-в-точь там, где из воды выходили кабели, обеспечивавшие связь штаба ТОФ со всеми удалёнными гарнизонами,
от Камчатки до Сахалина. Помню, как каплей С. бегал по песчаному пляжу, пытаясь предотвратить взрывы. Слава Богу, удалось. А то, - не быть ему кап-3 через пару лет!

Будьте здоровы!

Искренне Ваш, Миша.

Фотография тоже может быть поэзией. Галстук-бабочка с полиэтиленовым пакетом.
:)

Какой восторг!!!
Хотя и грустно, но каков слог!

Здравствуй, Василий.
Я оказался счастливее тебя. В 1981 году мы с женой вдвоём поднялись к могиле поэта, и ни одной живой души не было вокруг.
Было солнце, ветер и волошинский пейзаж. И именно это осталось в памяти души на всю жизнь. Прочитав твоё стихотворение, я понял сколь милостив ко мне Господь...

Сергей, - пожалуйста! - будь здоров.
Твой Павел.

Когда я открыла для себя Волошина, я стала собирать материалы о нём. Но в то время, когда в читальном зале выдавали на время небольшой голубой томик его стихов, это было практически нереально. Много позже я купила Дневники Волошина, воспоминания о нём, книги с его стихами. И по его приглашению

Войди в мой дом, стряхни житейский прах

приехала в Коктебель, в его дом... Удивительный человек, заворожил меня на всю жизнь.

Спасибо Вам за стихи!

А - в конце неожиданное, как и должно быть. Я в перепуге была, Сергей Сергеевич, вдруг у Вас окажется, что Волошина в красный стяг завернули...
Встретила человека с кольцом на пальце...Подозрительное такое кольцо - сразу понимаешь, чье-то, памятное! Даже спросить стало страшно... Потрогала пальчиком - вроде как Вы надгробие погладили - погладила... А человек сообщил - "это кольцо Волошина, мне подарила..." и назвал имя. Теперь я на это кольцо смотрю часто - и больше не умею с этим человеком разговаривать - я не знаю, о чем говорить с человеком, у которого такое кольцо на пальце... Я теперь его всегда просто слушаю. А он говорит странно, как бы ни с чем не связано то, что он рассказывает. Ну, это мое собачье мнение, Вы можете иначе понимать ситуацию - у Вас вИдение изнутри. А это бывает иного вИдение. Ладно, чего я извиняюсь - а, я не хочу Вас огорчить.
Стихотворение Ваше не органично во второй части, а смоделировано-построено, потому что идеологически остро и из-за этого умом, а не чем надо, написано. Это я не критикую, это я отслеживаю просто. А, могу и критикнуть - контрагитка во второй части стихотворения, и этим поэтическое в стихотворении убито.
Вот очень страшное:
"Тебя и слыхом не слыхали, Но наступали на лицо" - а если бы слыхали, думаете, Сергей Сергеевич, не наспупали бы? А вдруг тогда бы - специально? Вот что мозга в эту сторону может пошевелиться - страшно. И еще страшно "И в лагерь все с горы ушли" - прочитывается как опускание с небес на землю, где кости разрывать учат..."они пришли сюда по делу" - тоже страшное. - как "на дело" пришли, а они еще - дети, но уже - играющие в недетскую игру. Ну прямо Павлики Морозовы, которызх убить надо.Чтоб не стали Павликами Морозовыми. Так и повбивала бы до того, как станут, научившись играть в "Зарницу"...
Кстаи, в детстве играла, и мне нравилось.
К стихотворению у меня оченно болезненное отношение.Первая часть очень понравилась. Вторая меня просто убила - тем, что сделана, а не выдохнута - Вы ж разозлились?

Соглашусь с О. Ильницкой: высокое начало с сугубо публицистическим (и верно замечено, что с кажущимся сделанным) завершением. Все-таки не очень совместимо.

С уважением,

С.А.