#СТРАХ (Emile Verhaeren & Cо), и

    La peur
    Emile Verhaeren

    Par les plaines de ma crainte, tournйe au Nord,
    Voici le vieux berger des Novembres qui corne,
    Debout, comme un malheur, au seuil du bercail morne,
    Qui corne au loin l'appel des troupeaux de la mort.

    L'йtable est lа, lourde et vieille comme un remords,
    Au fond de mes pays de tristesse sans borne,
    Qu'un ruisselet, bordй de menthe et de viorne
    Lassй de ses flots lourds, flйtrit, d'un cours retors.

    Brebis noires, а croix rouges sur les йpaules,
    Et bйliers couleur feu rentrent, а coups de gaule,
    Comme ses lents pйchйs, en mon вme d'effroi ;

    Le vieux berger des Novembres corne tempкte.
    Dites, quel vol d'йclairs vient d'effleurer ma tкte
    Pour que, ce soir, ma vie ait eu si peur de moi?

    ***
    Среди равнин бредёт один – немой раввин,
    А Пастырь Ноябрей давно трубит навзрыд;
    Уныл его порог, зато горяч иврит,
    Подземные стада зовёт певец руин, -

    Не зря готовил для скорбящего овин.
    И пусть в пределах грусть, и путь любви закрыт,
    Иссяк её ручей средь мяты и ракит,
    Волна изнемогла и груз невыносим,

    Бараны-чернецы, овца с ярмом Отца
    Бегут, почуяв спуд родимого свинца,
    Как долгие грехи – в скудель моей души.

    Погонщик Ноябрей, труби беду скорей!
    Скажите: волей чьей он грянул у дверей,
    Тот страх, пред коим прах – и смерть моя, и жизнь?

    Ноябрь 2003

    Перевод С. Бреля

    ***
    Растет мой древний страх в равнине ледяной,
    Где Пастырь Ноябрей трубит, безмерно старый.
    Стоит он, как беда над робкою отарой,
    Трубит он, клича смерть из глубины земной.

    Над совестью моей, над грустною страной
    Трагический рожок напрягся в муке ярой.
    Кричит он вдалеке, грозит он смутной карой
    Над кровью ивняка, над стылою волной.

    И овцы черные с клеймом багрово-красным
    Вернулись под бичом тем вечером ненастным
    В загон моей души, как скопище грехов.

    Мой неуемный страх растет во мгле морозной,
    Где в мертвой тишине трубит о буре грозной
    Старейший изо всех жестоких пастухов.


    Перевод Ю.Александрова

***
Все внятней Трубный Глас в душе моей,
Хоть сам страшусь я признаваться в этом,
Все холоднее сердце с каждым летом,
Все ближе стужа вечных ноябрей.

А над моей бессовестной страной
Несется втуне рога звук поныне,
Кто слышит вопиющего в пустыне?
В снегах ноябрьских стынет край родной,

Где ученные к стрижке Ильичами,
Воспитанные красными бичами,
Пасутся овны, попросту – бараны.

Кормежка этим овцам стала целью,
Им страх мозги перестудил метелью,
Бодаться, блея, поздно?.. или рано?..


Ноябрь ©2003
:о)bg®

Да уж чего там - homы - сказал бы просто "люди".
И зачем втягивать полузабытого Верхарна в эти обгешные игры?
Всё та же мания величия?

Конец причесал...
проверьте.
:о))bg