ПИСЬМО В БУТЫЛКЕ (цикл стихов или некое подведение итогов за год)

Дата: 11-11-2003 | 06:59:16

(Необходимые пояснения)

В папке "BOOK" моего компьютера примерно год назад появился
файл kniga.new.doc. Зная себя, как человека ленивого в совер-
шении каких-либо поступков, связанных с продвижением
собственных стихов (8 лет абсолютного неучастия, как в мэстной,
так и др. литжизни) я пытался тогда с помощью вот такой вот папочки
и файла как-нибудь упорядочить что ли - свою будущую писанину.
Тексты, размещенные ниже - именно из kniga.new.doc.

Стремительно надвигающийся День Рождения моей жены Леси,
какая-то мистическая встреча-попойка с издателем Димой Бураго,
шальные деньги, полученные за рекламу немецкой фармафирмы -
все это просто вынудило меня издать буквально за несколько
недель "ЛАСТОЧКУ" (декабрь 2002) . Естественно, что некоторые тексты
(т.н. любовная лирика) размещенные здесь, вошли и в нее.
Когда издаешь что-либо за свои деньги - сам процесс развивает
в авторе траги-комическое желание объявить об этом событии
на весь мир. Т.е. ты даешь себя вовлечь в этот филолого-болтологи-
ческий п.здаватизм и сам акттивнейше участвуешь в нем. Буквально,
как новый член этой свальной групповщины, которая к великой
русской литературе почти никакого отношения не имеет.

Следующая книга "АЙЛОВЬЮГА" (выпущенная за счет издательства
и даже принесшая мне какие-то нехитрые деньги)
- итог 17-ти летней работы.
В нее то же вошли стихи из выше упомянутого файла...
За "Вновь посетил Одиссей" - мне присвоили звание "Заслуженный
Поэт Сети Интернет №001" ... Повыходило хрензнаетсколько
замечательных рецензий. К чему я собственно веду?
К благодарности, которую я хочу выразить публично
собственному файлу kniga.new.doc за то, что он
вытащил меня и в бумажную литературу, и в Сеть.
Познакомил с Андреем Грязовым, а тот пригласил
меня на ПОЭЗИЯ.РУ - литресурс, на который хочется
заходить снова и снова....
(аплодисменты)
:-)

P.S. У меня еще есть папка ROMAN.
Но, это другая история.





* * * *

Лесе
Сбереги обо мне этот шепот огня и воды,
снегириный клинок, эвкалиптовый привкус беды…
Я в начале пути, словно Экзюпери - в сентябре,
где Алькор и Мицар, где иприт в лошадиной ноздре.
Далеко обними, пусть ведет в первобытную синь,
где Алькор и Мицар, твой мизинчик династии Минь.

Над звездою - листва, над листвою - трава и земля,
под землею - братва из космического корабля.
Я за словом "кастет" - не полезу в карман кенгуру:
вот и вышел поэт, танцевать золотую муру!
Вот смеется братва и бессмертную "Мурку" поет,
и похмельное солнце над городом детства встает!

Сбереги обо мне - молоко на хозяйской плите
(здесь любой виноград - бытовая возня в темноте).
Сбереги о любви - бесконечный, пустой разговор,
где лежит в у воды, с перерезанным горлом, Мисхор.
И тогда ты поймешь, задремав в жигулиной арбе,
что я - зверь о тебе, что я - муж о тебе, что я - мысль о тебе…


3.11.02





ПРОДОЛЖЕНИЕ

…. Соломон ДОСААФ эмигрировал в детство и вызов
мне уже не пришлет. Я - рождественский голубь карнизов.
Ближе к бошевской кухне, подальше от Вас и греха. И
если вдруг чародействует жизнь. Копперфилд отдыхает.

Я сижу на карнизе и вечную песню кукую,
что земля у воды, все равно, проиграет всухую.
Я готов ко всему, например к обвинениям скотским,-
что вот эти стихи не дописаны в юности Бродским.

Что вот эти глаза не следили за Рихардом Зорге,
не краснели от чистого спирта в житомирском морге…
"Плюй в полете на всех и своейную песню шабашь!",-
говорил мне знакомый кентавр (конокрад и алкаш).

Голубиный помет, археолог, увы, не поймет…
Без трофейных ста грамм, прилетают медведи на мед,
пахнет утренний снег - шебутным, при погрузке, арбузом,
кашей гречневой -шиш. Беловежская Пуща - Союзом,
"сонным" газом - "Норд-Ост"…
… Гульчатай отдается Виджаю!
Продолжается жизнь. Ну и я, от себя, продолжаю…



6.11.02








АФРИКА

Сегодня холодно, а ты - без шарфика;
невероятная вокруг зима…
Как будто Пушкину - приснилась Африка
и вдохновение - сошло с ума!

"Отдайте музыку, откройте варежку…",-
ворчат медвежие грузовики.
И чай зеленовый друзьям заваришь ты,
когда вернетесь вы из Африки.

Ах, с возвращением! Вот угощение:
халва и пряники, домашний мед…
А почему сидим без освещения,-
лишь босоногая звезда поймет.

Когда голодные снега заквакают,
шлагбаум склонится кормить сугроб.
"Любовь невидима, как тень экватора",-
сказал намедни мне один микроб.

Неизлечимая тоска арапова!
Почтовым голубем сквозь Интернет:
разбудишь Пушкина, а он - Шарапова,
а тот - Высоцкого… Да будет свет!






12.11.02








* * * *

Этот ангел - мне родня,
за спиною крылья прячет.
Сплю. Он смотрит на меня,
улыбается и плачет.

А над ним горит звезда -
безучастная обитель.
И отныне - навсегда
этот ангел - мой хранитель.

От несчастий и стихов,
от заслуженных регалий,
от любви и дураков
он меня оберегает.

Не завишу, не спешу,
консервирую варенье,
и на баночках пишу:
Имя. Дата. Срок храненья…







ПЕСНЯ КЛИШЕНЦА

Детский стоматолог дядя Бормаше
сделает родителей из папье-маше!
Вам - папье-родителей,
нам - маше-родителей,
Главное - не гавное, лавное - клише!

Мы - превосходители
собственных родителей .
Запускаем в море их: "Мамочки, плывут!"
В папочки секретные
(пухлые, декретные) -
пальцев очепяточки
подошьем: "Зер гут!"

Детский стоматолог дядя Бормаше
вам просверлит дивную дырочку в душе.
Был сосед - юристом, стал - вуаеристом:
все потемки ваши - на карандаше!
Видно у бессмертия вострые края,
я теперь - клишенец твой, милая моя!
Пусть висят настенные простыни в крови,
Как второстепенные признаки любви!


5.01.03







* * * *


На подушечках пальцев моих
ты усни, белобрысая музыка.
Там, в чертогах небесных, затих
керосиновый храп "кукурузника".

Над тобою склонилась душа
покорителя или союзника?
Вся в цветах и слезах - хороша!,
но, - о чем ты молчишь, моя музыка?

Засыпают рояли в кустах:
каждый пахнет какао и кладбищем.
Пусть приснится любовь черепах -
самым белым, нетронутым клавишам…

Как верлибр и ".. твою мать" -
сквер вечерний, вот-вот обесточится…
Ты усни, потому, что играть
этот реквием больше не хочется…


9.01.03






АБСЕНТНЫЙ СИНДРОМ

Попробуйте абсент на вечном сквозняке:
почудится акцент в молчании Мисхора,
в отпетой тишине - обрубок разговора,
монголья нежность - в русском языке.

… Из конуры собачьего ума
вдруг выползет, поскуливая сонно,
вся в синяках и в пролежнях, зима
с просроченным билетом до Херсона.
И я налью ей в блюдечко абсент:
"Лакай, дружок, пока не видит мент,
пока еще звучит в ушах прощальный зуммер
Американ-экспресс, и "пятый элемент" -
не найден, и пока - Иосиф Бродский умер…

Поэзия - предательство рассудка,
одним - жена, всем прочим - проститутка…
Виной - абсент: полынь и потолкынь…
В стране Прикинь - я сам себе акын.
Брось пистолет! Не шевелиться!, - шутка.

Я пью абсент, и я люблю тебя.
Сбегают крысли - мысли с корабля,
Иду на дно и преданно шепчу:
Ты, женщина, женчужина, жемчу…

12.02.03











* * * *

Андрею Грязову


Все ушли: не бряцает оружие
на турнире из-за чепухи…
Лишь остались - никому ненужные,
никого не спасшие стихи.
Что мне делать с этой одинокостью?
Ни друзей, ни водки, ни врагов.
Лишь стихи, да красный дым над пропастью
и над эполетами стогов.
Нет виновных наступать на грабельки,
некому замаливать грехи.
Пусть плывут бумажные кораблики, -
никого не спасшие стихи…






* * * * *
Наиле Ямаковой

Представь меня счастливым в пятьдесят,
в стране на черноморском берегу,
где, вместо сала, - ангелов едят,
случайно обнаруженных в снегу.

Представь меня влюбленным в двадцать пять:
отточен край у моря твоего!
Подсолен снег и ангелов… опять…,
случайно сбитых частью ПВО.

Представь меня друзьям. Наверняка, -
они меня узнают по глазам.
Мне - год и месяц. Грудь твоя сладка!
С рожденья - недоверие к словам.

…Вселенная похожа на минтай,
вокруг менты, под мышками - икра…
В гусиных перьях - акваланг: "Взлетай,
ныряй, мой ангел, ужинать пора!"



20.02.03









* * * *

Вновь посетил Одиссей милую нашу дыру:
пил - за Отчизну. ua, плакал - о Родине. ru.
Вот бы и нам, Поляков, взять поощрительный приз:
выиграть проклятье богов, как - кругосветный круиз!
Морзе учить назубок, лыбиться в даль : "Повезло…" ,
морю в серебряный бок - всаживая весло.

Выползло крымское солнце, а под глазами - круги:
словно, не похмелившись, или не с той ноги…
Щуримся, ака японцы (верные наши враги).

Снилось: меня разбудят, выведут за жнивье,
родины больше не будет, и не отыщешь ее!
Море вокруг. Страницы вырваны из дневника.
В полночь слетелись птицы. Белые. Без языка…

Пахнет подгнившей вишней. Йодом и солью полн
воздух. Вокруг затишье, шорох радиоволн….
Новости : мир в Европе… Прибыл третьего дня
Симонов к - Пенелопе. Помните: "Жди меня…"?


Знаешь, Андрей, собака, парус под ветер. com.
Нам не нужна Итака . Рында звонит по ком?
Тянут пустые сети пьяные рыбаки.
Плаваем в Интернете. И не подать руки…


18.03.03







БЕССМЕРТИЕ НЕ СПИТ

Мне снились скотобойни: младенцы на крюках,
Мясной и липкий дым, амбре убитой плоти…
Бессмертие, мы все в твоих руках:
врача и мясника, закатанных по локти.

О, Господи, зачем: больничный хруст костей,
сверкающий металл, бинты в кровавой жиже?
Нам страшно жить в плену у свежих новостей,
и все преодолеть, и выстрадать, и выжить!

Мне снились корабли, идущие ко дну,
японские стихи, одна шестая суши,
где я купил тебе - ночную тишину,
как копию пиратскую послушать.

И я тебя укрыл в багровой темноте,
в крылатой пустоте . Неделя за неделей,
качался этот мир на сломанном хребте,
под пение пружин житомирских борделей.

Пока еще идут песочные часы
и простывает след , и молоко сбегает -
бессмертие не спит у взлетной полосы,
вселенную от нас оберегает…


27.03.03









ПИСЬМО В БУТЫЛКЕ


Щебеталь моя, щепетиль,
видно, не в чудовище - корм:
ветреные девушки - в штиль,
шторы полосатые - в шторм…

Мы сидим, колени обняв,
наблюдаем гибель миров:
нет ни темноты, ни огня,
полное отсутствие дров.

Гонорея прожитых лет,
ни стихов, ни денег, ни-ни…
Помнишь, я ходил в Интернет?
Нет его. Теперь мы одни.

Вычеркнут Васильевский твой
и Подол задрипанный мой!
И еще поет, как живой,
на сидишном плэере - Цой.

Некому теперь подражать.
Некого теперь побеждать.
Значит, будем деток рожать
и Его Пришествия ждать.

Где теперь мое комильфо?
Хорошо, что нет неглиже!
Был такой прозаик - Дефо,
он писал о русской душе.

Плакал средь тропических ив,
островное трахая чмо.
Вот и я, бутылку допив,
отправляю это письмо.



13.04.03





* * * *

Жить а ля эпигон,
В окруженьи дуэний,
в мексиканской стране, -
где течет самогон
из отверстий дуэльных
и твоя Амазонка в огне.

Во-вторых, полюбить:
все, что есть в человеке,
все, что есть у него впереди…
И врагов порубить,
за молочные реки
из твоей хлебосольной груди.

Задремать от греха…,
Пусть заплаканной ивы,
улыбается тень на траве.
Благодарно вдыхать
этот воздух червивый,
мыльный ветер в твоей голове.



3.05. 03




ПРЕОБРАЖЕНИЕ


1.

…лечебных грязей санаторий посетив,
я вышел в князи и надел презерватив,
хожу, обрезанный - в толковом словаре,
когда такое мураками на дворе.
Когда, так далее, так-далее, тогда…-
нет-нет подземные грохочут поезда,
и принимает, от бессонницы, Подол -
луну весеннюю, как будто димедрол.
Сирень в кустах и отставные галифе,
любовь у входа в мексиканское кафе…


2.

Твой вес непрошеный: текила, упарсин…
в стеклянных трубочках не плачет керосин!
Там смесь пиратская, там ситец и сатин,
и нашим девочкам еще двадцать один.
Спина волшебника - в пшенице и земле,
пора выстукивать, мой зверь, парад-але.
Вон там - фонтаны, Архилох и пахлава,
и лев невидим. И вода - из пасти льва.
Где мы с тобой - слова, слова, слова…

5.05.03.







АСКОРБИНКА


Слышишь, монгольская плачет Ордынка,
в хустку - вечерние пряча огни?
Белая зависть моя, аскорбинка:
не обижайся, не обмани!

Планеры в пыльных ангарах, авгуры,
и прошлогоднее солнце без ног…
Вот мы и вышли из литературы -
той, где неправда, любовь и чеснок,

где, охренительно - вдариться оземь
и превратиться в петровский редут!
Видишь: огонь на обиженных возят,
и у эсминцев слюнки текут?

13.05.03








* * * *

Ольге

Когда: осторожно, окрашено,
где скальпель, фокстрот и зажим…
Мне стыдно, кромешно и страшно
завидовать крыльям чужим.

Ах, девочка, ловкий кузнечик,
гитарных аккордов боец,
раздвинутых ножек разведчик,
ладоней моих военспец!

Поют победитовы сверла
и мраморный крошат висок.
Тебя окунают по горло
в холодный гранатовый сок.

Не зря - называют Удачей,
не зря - посвящают псалмы.
Ты веришь в меня из кошачьей,
бесстыдной египетской тьмы.


Когда я восстану в котельной,
ментовскую слыша дуду,
как водопроводчик - в похмельном,
безбожно текущем году.

17.06.03






* * * *

Если не падает с неба вода, звезда -
значит, не время подбеливать потолки.
Трудно пророком в отечестве быть, когда
все коренные жители в нем - *и.

Вечность играют в ящик и пьют портвейн,
чтобы согреться - школьные книги жгут.
Кто на обложках?
- Кушнер, Довлатов, Рейн…
Видимо, чурки. Славно горят. Зер гут.

Мы не смогли от себя убежать, спастись -
вновь на трибунах орем о святой борьбе.
Хам миллионов: новейшая летопись
(не маскируется только любовь к тебе).

Мне бы зеленые, волчьи твои зрачки,
не разведенный спирт, воровской анис…
Чу! В оркестровой яме дрожат смычки:
как же им вырасти, если - то вверх, то вниз?


12.8.03






* * * *
Н.Я.

Весной, подмышками мостов
буксиры трутся по-кошачьи.
Удит какой-нибудь Кусто-
Ефимов* корюшку на даче.

Захватывает и слепит
от золота и ротозейства.
Еще чуть - чуть и воспарит,
разбудит рай - Адмиралтейство!

Скажи, смертельная, о ком:
ты вся - молчание и нечет?
Лишь вишенка - под языком
твоим раздвоенным - щебечет!

И если я люблю людей,
ты будешь в этом виновацкой.
От фыркающих лошадей -
до "Сундука", что на Фурштатской.

Белее зависти - ночлег,
волны с волною пререканья…
Я твой, я - орден "За побег!",
весь в янтаре воспоминанья.

(* Александр Ефимов - питерский поэт
и заядлый рыболов)



10.07. - 10.11.03







ИГРОК

Дождливые, крапленые дни.
Проигрыватель: в ящик игра,
и тишина, в которой мы одни,
царапает винил…et cetera.

Прости меня за то, что я - поэт:
сегодня я - люблю, а завтра - нет.
Какое бесконечное сегодня!
Вот - душевая, холл, вот - преисподня,
налево - спальня, справа - кабинет…
И пахнет воском
выключенный свет.

Вытягивает шею динозавра
красиво вымирающее завтра,
а я люблю, еще люблю тебя!
Из свежераспечатанной колоды
сдают листву. Бубновый дождь холодный -
бубнит о котировках октября.

27-28. 08.03





ЗНАКИ

запятая заточка тире
пневматический тир многоточье
обнимаю тебя этой ночью
в занесенном листвою дворе
и сгораю в счастливом огне
капитаном пиратского флота
словно это мгновение мне
подарили украв у кого-то
Жизнь проспавшись опять поддает
превращает козу в козинаки
и пиная тебя
подает
препинания мудрые знаки
ну а дальше осипший перрон
и все ближе огни электрички
и пройдет по вагонам Харон
провожающим выйти
кавычки



30.08.03







ПИТЕРСКИЙ ЛИВЕНЬ

В чековой книжке оставишь закладку,
выйдешь за пивом, а в Летнем саду -
дождь уплетает людей в сухомятку,
четверть Фурштатской отъел на ходу!

Оные сутки, от каждой "маршрутки" -
лужи бросаются в страхе с моста…
Бродишь у ливня - в луженом желудке,
словно Иона - во чреве кита.

В желтой футболке с эмблемою "натса",
стершихся мыслей вдохнув порошок,
ты поспеши благодарно признаться:
- Господи, как хорошо. Хорошо.


1.09.03






* * * *

Когда поэты верили стихам,
когда ходили книги по рукам,
когда на свете не было на свете,
"Агдама" слаще не было когда:
одна на всех словесная руда
и по любви - рождалась рифма "дети".

"…и Лета - олны едленно есла…" -
от крыс библиотека не спасла
ни классику, ни местные таланты.
В календаре : потоп, Оглы Бюль Бюль.
Листаешь: -кабрь, -тябрь, -юнь, и - юль,
где Осень держат небо на атланты.

И это счастье - мыслящий бамбук:
пусть рыба отбивается от рук,
влетает дичь в копейку, и на пляже
кого спасет литературный круг?
Пусть, краснокожий мальчик, Чинганчгук,
в твоих очах, красавица, не пляшет!

Эпох. уй нам, какой сегодня век,
кого не скушал Эдик Марабек.
"… и Лета волны медленно, и звуки.."
И я входил и дважды выходил,
но, как спастись от рифмы "крокодил"?
как доползти безногому - к безруким?

9.09.03.






* * * *


Море мое, море -
ты ж мое аморе…
(херсонская народная песня)

Штормом шиворот-навыворот-довольны:
за бортом твоим ухлестывают волны!
Волны - мокрые снаружи. Посмотри,-
волны - пьяные, сухие изнутри!
Вот шипят они, шалея на жаре,
и для шлюпки - не жалеют божоле!

День сегодня ослепительный вполне,
прохлаждается корабль наш на дне.
Мы спасательную шлюпку материм:
"Что нам чайки? Пусть ручаются другим,
катастрофу потерпевшим на воде.
Убеждают их в пернатой правоте:
что, еще чуть-чуть бессмертья у руля
и вам мало не покажется земля…"

Вот и съели мы чумацкой соли пуд,
и вдали уже маячит лилипут,
нам фонариком подсвечивает путь.
Все, отмыкались, пора и отдохнуть!

Деревянное стекло и полимер,
вместо глаз - циклопедический словарь.
И отец у лилипута - Гулливер:
анимация впадает в киноварь.
Нет, под парусом я больше не ходок,
пусть - невидимых веревок холодок,
Пусть других теперь отчитывает МИД:
"Что там с морем? Почему оно штормит?"

10.09.03






* * * *

Давинчи - виноград, вишневый чех де cада,
и все на свете - кровь и нежность, и досада!
А если нет любви: зачем, обняв колени,
ты плачешь обо мне в пятнистой тьме оленьей?
На завтрак шелестишь вечернею газетой
и веришь тишине - мошеннице отпетой.
Ее базарный торс прозрачнее медузы,
куда она несет за волосы арбузы?

Давай уедем в Рим, начнем дневник уныло,
по капельке раба - выдавливать в чернила.
Пусть, за углом судьбы - нас не спасут полбанки,
лишь музыка, еще невидимой шарманки!
…напрасные слова, дефис, бычки в томате
и сонная пчела на медной рукояти.

24.09.03



* * * *

Кому оставила зима
коробку над камином ?
А в ней - египетская тьма,
беременная тмином.
Кинжал, халва и конфетти,
засушенная роза,
и мальчик, сбившийся с пути,
и водочка с мороза.
Моя бессмертная фигня,
вся музыка и слезы -
из стихотворного огня,
(презерватив - из прозы).
Промолвишь: "shit", возникнет - щит,
картонный ворон вскрячет,
и кетчуп - закровоточит,
и прапорщик - заплачет.
Не пей козлиное аи
на трассе Киев-Лютеж!
Опять все девушки - мои,
а ты - меня не любишь…

6.11.03


Саша!
А можно хотя бы один образец из загадочной папки "Roman".
Неужели проза?

Молодец, Саня, классно придумал!
Подвел итоги за год:))

Что ещё сказать... многократно повторюсь:
СПАСИБО ЗА ПОЭЗИЮ, ЗА ТО ЧТО ТЫ ЕСТЬ!:)))))))

Твой
Братиславский сосед:))

Не перестаю Вами восторгаться.
Спасибо.
Ирина.