Фабрика Трубецкого. Очерк к истории Балашинской мануфактуры

Дата: 04-10-2023 | 14:35:48

%d0%a2%d1%80%d1%83%d0%b1%d0%b5%d1%86%d0%ba%d0%be%d0%b9 %d0%9d.%d0%98

Илл.: Князь Николай Иванович Трубецкой (1797—1874). Фотография принадлежит автору статьи, в свободном доступе публикуется впервые.

 

 

Настоящей публикацией мы открываем серию краеведческих статей и очерков к истории Балашихи — крупнейшего на сегодняшний день города ближнего Подмосковья. В рамках настоящей статьи в историографический оборот вводятся неисследованные до настоящего времени источники, уточняющие год основания Балашинской мануфактуры (считающийся годом основания города), имя ее учредителя и актуальную на момент возникновения фабрики форму многократно трансформировавшегося в XVIIIXIX вв. топонима Балашиха.

 

Истории возникновения градообразующей Балашихинской хлопкопрядильной фабрики № 1 (до начала XX в. — Товарищества Балашинской мануфактуры) уделено, казалось бы, достаточно исследовательского внимания. Однако предпринятые нами изыскания вынуждают нас усомниться в правомерности ряда основополагающих гипотез, укоренившихся в последние годы в краеведческой традиции. Напомним, что в историографии края годом основания фабрики, как и возникшего вокруг нее города, принято считать 1830-й. В последние годы историки сошлись во мнениях, называя основателем фабрики князя Ивана Николаевича Трубецкого (1760—1843 или 1844[1]). Высказываются также предположения об участии его жены, княгини Натальи Сергеевны (урожденной княжны Мещерской) в совладении и управлении фабрикой в период, последовавший за продажей мануфактуры в 1844 г. Сыну четы Трубецких — Николаю Ивановичу Трубецкому — приписывается весьма неприглядная роль человека, наскоро продавшего дело отца сразу же после его смерти. Наконец, местечко на реке Пехорке близ села Никольского Московского уезда, в котором была основана фабрика, обозначается в краеведческих работах топонимами Блошиха и Блошино.

Так, автор многочисленных книг очерков по истории Балашихи А. Е. Галанин в одной из последних публикаций, целиком отведенной вопросу основания мануфактуры, констатирует: «Как известно, Балашиха ведет свое летоисчисление с момента создания балашихинской хлопкопрядильной фабрики <…> в этом <2023> году официально мы празднуем уже 193-летие нашего города. А знаете вы, кто основал фабрику? Это был владелец окрестных земель князь и надворный советник Иван Николаевич Трубецкой. <…> Именно Иван Николаевич Трубецкой основал в 1830 году в местечке Блошиха (или Блошино) вотчинную суконную фабрику (затем — Балашихинская хлопчатобумажная фабрика № 1), с момента возникновения которой ведет свое летоисчисление наш город. <…> В мае 1844 года князь Иван Николаевич Трубецкой умер, солидное наследство получил его сын, который решил продать фабрику»[2]. Несколько противоречивым последнему тезису А. Е. Галанина выглядит его же предположение, что совладелицей фабрики после смерти мужа оставалась Н. С. Трубецкая: «В 1846 году совладелец фабрики (вместе со вдовой Трубецкого) купец, почетный гражданин Петр Трифонович Молошников перестраивает ее под производство хлопчатобумажных тканей»[3].

Краевед и этнограф Н. Ю. Бабыкина придерживается того же мнения: «В 1821 году купец И. Четверяков поставил суконную фабрику в урочище Зеленая Роща, а в 1830 году в своем сельце Никольском-Трубецком по примеру соседа князь Иван Николаевич Трубецкой решил организовать свое суконное производство».[4] «В 1843 году князь Трубецкой умер и его жена Наталья Сергеевна, поддавшись уговорам купца Петра Трифоновича Молошникова, продала ему фабрику».[5]

Называя учредителем фабрики князя И. Н. Трубецкого, краеведы, по всей видимости, основывают свои выводы на том обстоятельстве, что на момент ее учреждения он владел земельным участком, на котором возникла мануфактура. Без ответа остается вопрос: что подвигло пожилого, 70-летнего представителя знатного дворянского рода, состоятельного московского землевладельца, к тому же, по известным воспоминаниям князя А. В. Мещерского, человека весьма расточительного и слабохарактерного, едва не разорившегося от массы накопившихся долгов[6], под конец своей жизни заинтересоваться столь необыденным для себя делом, как промышленное производство сукна? Впрочем, ни в одном из исследованных нами источников князь И. Н. Трубецкой в статусе фабриканта не фигурирует. Очевидно, учреждение фабрики И. Н. Трубецким является не более чем мифом, созданным современными историками.

Топоним Балашиха, действительно, утвердился не сразу, окончательно — лишь во второй половине XIX в. Более ранние топонимы, относящиеся к XVIII в., Блошиха и Блошино, очевидно, почерпнуты краеведами из широко распространенной исторической картографии Московской губернии. В XIX в. название местности трансформировалось многократно. Полагаем, что в силу малозначительности топонима, картографы долгое время не утруждали себя отслеживанием динамики его трансформирования.

Цели настоящей статьи — ввести в историографический оборот и упорядочить ряд неисследованных к настоящему времени источников, подвести итог по ключевым вопросам истории Балашихи, относящейся к первой половине XIX века, и предложить дальнейшие направления исследований.

Наиболее важным из открытых нами источников в контексте настоящего исследования мы полагаем «Обозрение шерстяного дела в России (из печатаемого “Обозрения отечественной промышленности — взгляд на начала и успехи овцеводства и сукноделия”)», опубликованное в ч. 3 № 8 «Журнала мануфактур и торговли» за 1835 год под редакцией Александра Павловича Башуцкого (1803—1876). Спустя год, в 1836 г., «Обозрение» издано отдельной книгой за авторством того же А. П. Башуцкого и представляет собой подробное описание фабричной деятельности по итогам Второй московской выставки российских мануфактурных произведений, прошедшей в 1835 г. Ценность этого источника заключается в том, что он является наиболее близким по времени к году основания фабрики и описывает ее становление в хронологической современности, а не по более поздним воспоминаниям и пересказам. Кроме того, изложенное в «Обозрении» описание фабрик приводится по сведениям, представленным непосредственно владельцами производств, что не дает оснований ставить под сомнение опубликованные А. П. Башуцким сведения. В предисловии к отдельному изданию, А. П. Башуцкий, в частности, предуведомил: «До издания последующих книг, я снова прошу гг. мануфактуристов наших не отказать мне в сообщении сведений частно или о родах фабричной промышленности их вообще»[7] (курсив наш — А. П.).

Включенный в «Обозрение» очерк, подробно описывающий деятельность интересующей нас фабрики, проливает свет на целый ряд важных исторических фактов и обстоятельств. Прежде всего, автором очерка не только названо имя владельца мануфактуры, но и приведены некоторые обстоятельства ее учреждения. Во-вторых, по информации, полученной непосредственно от владельца суконного предприятия, указан точный год его основания. И уж коль скоро год возникновения города Балашихи принято идентифицировать как год основания фабрики, то этот аспект требует, на наш взгляд, существенной (в несколько лет) корректировки. В-третьих, А. П. Башуцким приводится название местности, актуальное на момент возникновения фабрики. В результате все вышеназванные аспекты, в разной степени подтвержденные нами по другим источникам, упомянутым в рамках настоящей статьи, вступают в противоречие с версиями, изложенными в сложившейся за последние годы краеведческой практике.

В преамбуле к очерку А. П. Башуцкий приводит поистине поэтическое описание фабрики: «Вот еще фабрика, перед которой технолог не может не остановиться с любовью, как ваятель или живописец пред стройною прекрасною девушкой. Фабрика эта, как мы уже заметили, образцовая, потому знакомство с нею должно быть приятно всякому сукноделу. Она находится в восемнадцати верстах от Москвы и в двух от Сибирского тракта; при плотине, устроенной на речке Пехорке, на земле, принадлежащей родителю князя»[8] (курсив наш — А. П.).

 

В очерке А. П. Башуцкого речь идет о фабрике князя Николая Ивановича Трубецкого, основанной им совместно с купцом Мартыном Мартыновичем Дефреном, на землях, принадлежавших отцу князя, И. Н. Трубецкому, в Балашине Московской губернии и уезда, в 1824 году.[9]

 

Основываясь на публикации А. П. Башуцкого, источниках, подтверждающих эти сведения, а также фактах, известных биографам княжеского рода Трубецких, мы предпримем попытку максимально подробно реконструировать историю первого двадцатилетия Балашинской мануфактуры (1824—1844 гг.), не углубляясь лишь в некоторые технические аспекты сукнодельного производства, которые, при желании, можно почерпнуть в названных нами источниках.

Деятельный (в отличие от своего отца), в дальнейшем и в числе прочего — почетный член Мануфактурного совета при Департаменте мануфактур и внутренней торговли Министерства финансов Российской империи, молодой (двадцатисемилетний) Николай Иванович Трубецкой, призвав к себе в компаньоны опытного производственника (управляющего и учредителя не единственной мануфактуры), московского купца второй гильдии Мартына Мартыновича Дефрена, учреждает в 1824 году в Балашине, при селе Никольском, шерстопрядное производство. Доля М. М. Дефрена в созданном предприятии сравнительно невысока и составляет пятую часть (20 процентов) капитала, но именно он становится управляющим фабрики, а выпускаемая ею продукция брендируется не иначе как «М. Дефрен и Компания». Н. И. Трубецкой находится в это время на военной (в последующие годы — на государственной) службе, и эти факты позволяют высказать гипотезу, что инициатором создания производства выступает не кто иной, как М. М. Дефрен. В свою очередь, Н. И. Трубецкой (но не его отец) вкладывает в предприятие собственные капиталы (изначально — 80 процентов долей), в то время как Трубецкой-старший до конца своей жизни остается лишь законным владельцем вотчинной дачи — земельного участка. В дальнейшем, принимая ключевые управленческие решения, касающиеся работы фабрики, включая выбор момента ее продажи купцу второй гильдии П. Т. Молошникову, Н. И. Трубецкой проявляет себя как опытный и успешный предприниматель.

В течение первых двух лет (1824—1826 гг.) на фабрике вырабатывается суконная и шалевая пряжа для сторонних фабрикантов из поставляемого от них же сырья. В 1826 г. компаньоны преобразуют шерстопрядную фабрику в суконное производство полного цикла, оснащенное машинами отечественного и зарубежного (голландского) производства.

Время основания фабрики совпадает с учреждением в России первых промышленных выставок, проводившихся попеременно в Санкт-Петербурге и Москве, росписи (указатели) которых являются еще одним важным источником, позволяющим проследить начальный период деятельности Балашинской мануфактуры. Возглавляемая М. М. Дефреном фабрика принимает участие уже в Первой публичной выставке российских изделий в Санкт-Петербурге, где в период с 9 мая по 1 июня 1829 г. (т.е. за год до предполагаемого историками года основания Балашихи) представляет в столице свою продукцию[10], а спустя два года выставляет ассортимент сукон на Первой московской выставке произведений отечественной промышленности 1831 г.[11]

В том же, 1831 г., Н. И. Трубецкой выкупает у М. М. Дефрена его двадцатипроцентную долю, становясь единоличным собственником предприятия. При этом М. М. Дефрен продолжает руководить фабрикой, оставаясь нанятым, «на жаловании», директором, вплоть до 1 июля 1833 г. Причиной, по которой дальнейшие пути Н. И. Трубецкого и М. М. Дефрена расходятся, и последний оставляет управление производством, является убежденность князя в недостатках суконной промышленности в России без соответствующего усовершенствования и механизации выработки и отделки сукна. В отсутствие специалиста, способного в статусе управляющего решить эти задачи, Н. И. Трубецкой во второй половине 1833 г. принимает решение о прекращении деятельности фабрики.

Первый кризис в истории Балашихинской мануфактуры длится, однако, недолго, и уже в конце того же, 1833 г., Н. И. Трубецкой привлекает к своему производству английского механика Ингама, приехавшего в Россию при содействии русского дипломата, российского посланника в Пруссии, барона П. К. Мейендорфа. До переезда в Россию Игнам работал на механической фабрике Допса и Неллессена в г. Ахене (Пруссия) — одном из крупнейших европейских центров текстильной промышленности. Рассмотрев представленные Ингамом планы и рисунки английского промышленного оборудования, Н. И. Трубецкой принимает решение вложить новый капитал в преобразование производства и оснащение его машинами новейших систем. Заменой ручного труда механическим предприимчивый фабрикант преследует своей целью не только очевидное усовершенствование выделки материала, но и сугубо экономические интересы: сокращение рабочего персонала с одновременным увеличением производственных мощностей и сокращением себестоимости выпускаемой продукции. Аналогичные меры, предпринятые фабрикантами Ахена, привели, как известно, к восстанию рабочих суконной фабрики Неллессена 30 августа 1830 г., жестоко подавленному полицией. Н. И. Трубецкой, по всей видимости, не опасается подобных последствий, и закупает на механической фабрике Допса и Неллессена, при посредничестве Игнама, не менее 13 промышленных машин различного назначения, многократно превосходящих по своей эффективности все имевшиеся в России аналоги[12], одновременно модернизируя по английской системе 60 ткацких станов. На переоборудование фабрики уходит весь 1834 год. В ходе этой модернизации на Балашинской плотине монтируется сконструированное Игнамом приводное водяное колесо мощностью 16 лошадиных сил, а также устанавливается паровая машина мощностью 4 лошадиные силы. Примечательно, что во избежание утраты новых средств производства и материалов вследствие пожаров (страховые выплаты в подобных случаях не покрывали убытков полностью, к тому же технологический процесс выделки сукна занимал месяцы работы фабрики) производственные помещения оснащаются водопроводной системой пожаротушения, защищенной от замерзания в зимнее время. К 1835 году штат фабрики составляет 250 человек с фондом оплаты труда 60 тыс. рублей в год, при этом фабрикантом используется исключительно вольнонаемный труд (что принципиально отличает фабрику Н. И. Трубецкого от т. н. вотчинных фабрик, на которых работали крепостные крестьяне) и устанавливается сдельная, ежемесячная оплата труда. В образцовое состояние приводятся не только производственные мощности, но и финансовая отчетность предприятия. Согласно выводам А. П. Башуцкого, фабрика Н. И. Трубецкого, после предпринятых усовершенствований, превосходит по техническому оснащению остальные московские суконные производства, активно способствует снижению стоимостных характеристик на рынке сукна, при этом качество выпускаемой продукции удовлетворяет самым высоким требованиям рынка.

Пропустив на этапе реорганизации очередную (Вторую санкт-петербургскую) промышленную выставку (1833), фабрика Н. И. Трубецкого возвращается к участию в московских выставках в 1835 г. (Вторая московская выставка) и 1843 г. (Третья московская выставка)[13], представляя сукна, произведенные из сырья отечественного (московского) производства. Любопытно, что М. М. Дефрен, учредивший по соседству с фабрикой Н. И. Трубецкого, в с. Леоново, собственную суконную фабрику, также предпринимает попытку участия в выставочной деятельности, однако в московских (общих с Н. И. Трубецким) выставках не участвует[14].

По состоянию на 1843 г. фабрика князя, действительного статского советника Николая Ивановича Трубецкого при Балашинской мельнице оснащена 108 станами, 61 машиной, двумя паровыми, одним водяным и двумя конными приводами. Штатная численность рабочих составляет 464 человека, годовой оборот — 140 тыс. рублей серебром, а основная продукция — экспортное (реализуемое в Китай) сукно[15].

О продаже фабрики Н. И. Трубецким купцу П. Т. Молошникову в 1844 г. пишет в своей монографии «Мануфактурная промышленность в прошлом и настоящем» Ч. М. Иоксимович, ошибочно датируя ее основание 1830-ми годами[16]. В отсутствие источников, позволяющих подтвердить дату сделки по купле-продаже фабрики, оговоримся, что в статье, описывающей Нижегородскую «ярманку» 1844 г., опубликованной в журнале Министерства внутренних дел от 1845 г., фабрика князя Трубецкого признается одной из лучших среди отечественных мануфактур, изготавливающих сукна, предназначенные для экспорта в Китай[17]. Это немаловажное обстоятельство позволяет сделать вывод о дальновидности Н. И. Трубецкого, принявшего решение о продаже мануфактурного бизнеса «на пике», выручив за него максимально возможную цену. В этой связи предположения историков об участии его матери, 68-летней княгини Н. С. Трубецкой, в совладении и управлении фабрикой совместно с П. Т. Молошниковым представляются крайне сомнительными. Согласно записям, сделанным в книгах к Планам дач генерального и специального межевания Московского уезда, относящимся к 1850 г., фабрика перешла к П. Т. Молошникову вместе с земельным участком, на котором она построена (в то время как с. Никольское еще оставалось в собственности Н. С. Трубецкой). Эти же записи, по всей видимости, являются и первым документальным свидетельством о сформировавшемся к этому времени топониме Балашиха[18].

Установив, таким образом, что Балашинская мануфактура ведет свое летоисчисление не с 1830, как ранее предполагалось, а с 1824 г., и что основателем ее выступает не престарелый и бездеятельный князь Иван Николаевич Трубецкой, а его сын Николай Иванович, в последующем видный государственный деятель, полагаем, что дальнейшими направлениями исследования первого периода существования Балашинской мануфактуры должна стать подробная реконструкция биографии князя Н. И. Трубецкого в этот период.

Будучи довольно примечательной личностью, Н. И. Трубецкой (1797—1874) принадлежал к 17-му поколению княжеского рода, был женат на графине Варваре Алексеевне Мусиной-Пушкиной (1796—1829) и, по сведениям пушкинистов, был другом детства А. С. Пушкина, посвятившего Н. И. Трубецкому стихотворение «Городок» (1815). Даты жизни Н. И. Трубецкого (как, впрочем, и его отца) от источника к источнику разнятся. Согласно сведениям, приведенным княгиней Е. Э. Трубецкой в «Сказаниях о роде князей Трубецких», Н. И. Трубецкой родился в 1796 г. и умер 23 мая 1874 г.[19] Справочник «Московский некрополь», составленный Великим князем Николаем Михайловичем, приводит другие даты жизни Н. И. Трубецкого: 31 марта 1797 — 25 мая 1874 с указанием о погребении в Новодевичьем монастыре[20]. Наконец, Большая Российская энциклопедия сообщает третью возможную дату его рождения: 8 апреля 1797[21]. Добившись значительного продвижения по государственной службе, князь служил обер-гофмейстером Императорского двора, являлся президентом Московской дворцовой конторы, был членом Государственного совета Российской империи, и, как сообщалось выше, — почетным членом Мануфактурного совета. За годы службы Н. И. Трубецкой награжден высшими государственными наградами Российской империи — орденами Св. Александра Невского, Св. Владимира и Св. Андрея Первозванного. В Российской Государственной библиотеке хранятся документы, написанные Н. И. Трубецким собственноручно, представляющие несомненный интерес для будущих исследований. Со своей стороны, прилагаем к настоящей публикации приобретенный нами на зарубежном аукционе фотопортрет Н. И. Трубецкого, публиковавшийся прежде в весьма неудовлетворительном качестве.


[1] Трубецкой, князь Иван Николаевич ☦ 10 мая 1843 на 83 г. (Вел. кн. Николай Михайлович. Московский некрополь. Т. 3. — СПб, 1908. С. 228).

Князь Иван Николаевич ☦ 1844 г. Жен. на княжне Наталии Сергеевне Мещерской, род. 28 янв. 1775 г., ☦ 19 апр. 1852 г. (Трубецкая Е. Э. Сказания о роде князей Трубецких. — М, 1891. С. 150).

[2] Галанин А. Е. Трубецкие со Стромынки. Из жизни основателей Балашихи // Большая Балашиха. № 35 (346). 8 сентября 2023. С. 23

[3] Галанин А.Е. Балашиха. Записки из фабричной жизни // Проза.ру. URL: https://proza.ru/2007/04/02-245 (дата обращения: 03.10.2023).

[4] Бобыкина Н. Ю. Земля Балашихинская, история и жизнь // Проза.ру. URL: https://proza.ru/2019/04/08/1442 (дата обращения: 03.10.2023).

[5] Бобыкина Н. Ю. Блошинская мельница и Ласточкино гнездо // Проза.ру. URL: https://proza.ru/2019/03/25/2009 (дата обращения: 03.10.2023).

[6] См.: Воспоминания князя Александра Васильевича Мещерского. — М, 1901. С 52.

[7] Вторая Московская выставка российских мануфактурных произведений в 1835 году: [Кн. 1] / [А. Башуцкий]. — СПб, 1836. С. VIII.

[8] [Башуцкий 1836: 84]

[9] См.: там же.

[10] № 112. Фабрики московского купца Дефрена и Ко., Московского уезда, в селе Никольском сукно разных цветов и сортов из шерсти отечественных овчарных заводов, от 8 р. до 27 р. за аршин (Роспись вещам, выставленным в первую публичную выставку российских изделий в С. Петербурге 1829 года. — СПб, 1829. С. 25.).

[11] Фабрики князя Николая Ивановича Трубецкого и московского купца Мартына Мартыновича Дефрена, № 291. Сукна разные; ценою от 12 до 21 рубл. за аршин асс. (Указатель произведений отечественной промышленности, находящихся на первой московской выставке 1831 года. — М, 1831. С. 12).

[12] 1. Полный прядильный аппарат с одним ровенсовым и двумя тонкопрядильными станами, каждый о 210 веретенах, по способу бумагопрядидьных мюлей; аппарат этот работает против трех обыкновенных, доныне в России употребляемых. 2. Четыре нагонные или ворсовые машины, работающие против двенадцати таких же прежнего изобретения. 3. Четыре стригальные, окончательные (finisseuses) машины, заменившие четырнадцать подушек с механическими ножницами, и шесть подушек с двенадцатью ручными ножницами. 4. Одну стригальную машину продольно-поперечную, заменившую три поперечные прежнего изобретения. 5. Одну оперовальную машину (machine á opérer les draps), действующую на сукна водою и парáми. 6. Одну бастовую или щеточную машину, с парáми. 7. Одну промывную машину, цилиндрическую. [Башуцкий 1836: 86-87]

[13] № 767. Трубецкого, князя Николая Ивановича, действ. статского советника. В Московском уезде. Сукна разных цветов для внутреннего употребления. (Указатель третьей в Москве выставки российских мануфактурных изделий 1843 года. — М, 1843).

[14] № 226. Де-Френне, Мартына Мартыновича, фабриканта; с фабрики Московского уезда, в селе Леонове. Сукно кругло-ткацкое для пищебумажных фабрик (Указатель выставки российских мануфактурных изделий, бывшей в С. Петербурге в 1839 году. — СПб, 1839. С. 151).

[15] См.: Самойлов Л. Указатель фабрик и мануфактур Московской губернии за 1843 год // Атлас промышленности Московской губернии. — М, 1845. С. 13.

[16] Фабрика при местечке Балашиха, Моск. у. и губ., основана в 1830 годах князем Николаем Ивановичем Трубецким и вырабатывала только суконный товар. В 1844 году почетный гражданин Петр Трифонович Молошников купил у князя Трубецкого означенную фабрику с землею в количестве 25 десятин и продолжал работать на ней суконный товар. (Иоксимович Ч. М. Т<оварищест>во Балашинской м<ануфакту>ры бум<ажных> изделий. // Мануфактурная промышленность в прошлом и настоящем. Т. 1. — М, 1915. С. 152).

[17] См.: Нижегородская ярманка в 1844 году // Журнал Министерства внутренних дел. 1845. Ч. 11. — СПб, 1845. С. 87.

[18] Балашихи фабрика суконного и бумагопрядильного изделия, почетного гражданина и московского 2-й гильдии купца <Петра Тр>ифонова Моло<шникова>. Межи утверждены: 1850 года ноября 3. Землемером Морозовым.

Никольского села с деревней Лукиной, надворной советницы княгини Натальи Сергеевны Трубецкой. Межи утверждены: 1850 года декабря 13. Землемером Морозовым. (Планы дач генерального и специального межевания, 1746—1917 гг. (коллекция). РГАДА. Ф. 1354. Оп. 256. Ч. 2. Губерния, уезд: Московская; Московский).

[19] [Трубецкая 1891: 256]

[20] [Вел. кн. Николай Михайлович 1903: 228]

[21] Трубецкие // Большая российская энциклопедия 2004–2017.  URL: https://old.bigenc.ru/domestic_history/text/4205661 (дата обращения: 03.10.2023).




Александр Питиримов, 2023

Сертификат Поэзия.ру: серия 1006 № 177412 от 04.10.2023

4 | 8 | 777 | 18.07.2024. 13:55:34

Произведение оценили (+): ["Екатерина Камаева", "Константин Вихляев", "Владимир Старшов"]

Произведение оценили (-): []


Спасибо, Любовь Андреевна. Может, оно и не представляет большого интереса для читателей Поэзии.ру, но выходить с этой публикацией на другие площадки мне как-то не хотелось, потому открыл под краеведение (и другие специфические гуманитарные направления, в которых, возможно, работают наши коллеги) эту новую рубрику.

Спасибо, да, хочется верить, что не мне одному это интересно, но кому-то ещё в той или иной мере. К тому же это привлечёт внимание к сайту тех читателей, кто этой спецификой в какой-то степени интересуется. Хоть и «узок круг этих революционеров, и страшно далеки они от народа» ))

Прекрасное исследование! Нужно продолжать. Если честно, такие статьи и эссе мне интереснее, чем собственно поэзия.

Спасибо за прочтение, Константин. Конечно, попытаюсь продолжить, потому что материала накопал на целую книгу. На десяток статей, как минимум. К слову о Вашей поэзии. Сегодня в Домписе обсуждали, в числе прочего, Ваше вчерашнее выступление в ЛИТО Пиитер. Исключительно в восторженных репликах. Отметили свежие лексику и рифмы, редкие для поющих поэтов.