О тебе (из цикла "Июньские ливни" (4)


    «Что может мозг бумаге передать…»
    Шекспир, сонет 108

      I

    Топорщится халатик
    у плеча.
    Часы бредут
    полУночно и шатко.
    Но бьётся мысль,
    остра и горяча
    в височной жилке
    рядом с русой прядкой.

    Бог весть зачем.
    Но только не играть!
    И, право, не кокетничать
    со славой!
    Ты достаёшь
    заветную тетрадь
    в обложке,
    словно дерево,
    шершавой.

    Лихой,
    почти мальчишеский порыв.
    В изгибе губ -
    азарт,
    упорство,
    сила.
    Обложку,
    словно двери, отворив,
    ты в трудный мир
    отчаянно вступила.

      II

    Там тянутся,
    цепляясь,
    чьи-то руки,
    там в доску глухо
    ударяют пули.
    И детский снимок,
    тусклый, пожелтевший
    (два банта, отложной воротничок).

    Там в нервной пляске -
    суета и горечь,
    там острые углы
    и злые грани,
    и вспышка
    неожиданной удачи,
    и резко -
    по лицу -
    чужая боль…

    А ты идёшь,
    настойчиво стараясь
    уладить,
    доказать,
    спасти,
    ободрить.
    Идёшь сквозь мир -
    жестокий точный слепок
    другого,
    что остался за спиной…
    --------------------------------
    А после
    над раскрытою тетрадью,
    как на краю
    глубокого колодца,
    закуришь
    отрешённо
    и устало,
    чуть ёжась
    от ночного холодка…

      III

    Стекает тусклый свет
    с высоких крыш.
    А с насыпи - в предутреннюю тишь
    рассыпавшейся грудой -
    грохот гулкий
    пустынные заполнил переулки…
    Но ты не слышишь.
    Ты покуда спишь.

    Проснёшься,
    чтобы стряпать и стирать.
    Воскресный день -
    обязанность и право.

    Покуда - спишь.
    И под щекой - тетрадь
    в обложке,
    словно дерево,
    шершавой.
    ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
    январь-март 1988 года