Лондонские этюды (Рекомендованное)

Дата: 07-12-2022 | 10:02:48

В таверне "Кабанье ухо"

Лондон, туманный Лондон,
В холод меня согрей!
Молли волнистый локон
Мелким дождём залей!

И затяни туманом
Молли прекрасный лик!
Жалко, что я не пьяный,
Жалко, что я старик!..

В тёмной таверне сухо,
Лампы коптящей – свет.
Глухо «Кабанье ухо»,
Ухо же Молли – нет.

Слышит она волынку,
Слышит она гобой…

Молли, поставь пластинку!
Молли, сама не пой!


2017



Песенка английского Шута

Биг Бэн без стрелок, Тауэр –
Без окон-без дверей.
Я шут, я только га-у-ер,
Мне хереса налей!

Иду я по дорожечке,
Сбежав от короля.
Налей-же мне немножечко
В стакан из хрусталя!

Я шут, я гаер простенький,
В лохмотьях, в колпаке.
Иду к принцессе в гостеньки
С конфетой в кулаке.

Я шут, я гаер простенький,
И всё в моей руке!

Шутить и резать окорок –
Профессия шута.
Падёт принцесса в обморок,
Но это ерунда!

Что для принцессы обморок
В еёные года?!


2017


Лондонская зарисовка

Трубка гнутая дымит.
Ватсон улицей бежит.

И застенчиво немножко
Смотрит Шерлок из окошка.

А на крыше дремлет кошка
И тихонечко сопит.


Бедная Элис


(саксонская песенка)

Крошка идёт по дороге, и вереск
Вьётся у ног в башмаках из козы.
Бедная Элис, ах, бедная Элис,
Век не видал я подобной красы!

Элис по улице серой ступает.
В сером дожде и тумане дома.
Бедная Элис, такое бывает:
Что и откуда – не знаешь сама.

Темза течёт, словно олово в форму,
Лодка с трубою минует мосты.
Бедная Элис, теченью покорна,
Что нас навеки оставила ты?

Разное, разное счастье бывает:
В небо, в вертеп ли дорога ведёт? –
Бедная Элис молчит и не знает;
Бедная Элис по тропке идёт.


2019


                    * * *

Сидит Шекспир с колечком в ухе,
Как будто денди наших дней.
Какие творческие муки?! –
К обеду колокол слышней.

Стоят Вестминстер и округа
По темя в мути и дожде…
Джульетта, юная подруга,
Тоскует в сладкой дремоте.

Звук колотушки гулкой замер;
Верона спит, кругла луна.
С распущенными волосами
По спальне мечется она

А драматург за ветчиною
И тёмным элем – глуповат.
Ему не пишется: виною
Увядший давешний салат…

Джульетту милый приласкает…
А кто утешит нас с тобой?
Цветочек, Эльза золотая,
С глазами в дымке голубой?


2019

 

                 * * *

 

Смолкнул вечер монотонный,

Где от свечки не светло.
В конуре, почти картонной,
Шевелит пером Марло.

В дымке лондонских окраин
Шарят воры и шпана.
Мутный вечер узнаваем,
Узнаваема луна. –

Словно важная особа,
Опускает веки вниз,
Где сияет маслом "Глобус",*
Как румянами – артист.

 

 2019

 

                 Тауэр

 

Башни прячут глазницы немые;
Озаряется в полночь стена.
Сам Шекспир на огни смоляные
Поглядел из резного окна.

В воротник, словно лорды, наряжен,
Под кулисами тёмных волос.
На стене голосистая стража
С алебардами, вроде стрекоз.

Бедный Генрих! В застенках зарезан
Горбуна претендентским мечом.
Под журчание лютневых песен
Он лежит, обернувшись плащом...

И слеза выступает из глуби,
Набухает – и падает вдруг…
И чернила с пером его любят,
Как подруга и преданный друг.

 

2020

 

                   * * *

 

На минуты Тауэр охватит
Тускловатым пламенем закат...
Принцы, окровавленные братья
На камнях, спелёнаты, лежат.

Дети: Ричард – с Эдуардом рядом:
Куколки как будто казнены…
Скрюченный горбун с блестящим взглядом
Молча отделился от стены.

Он сухой рукою не владеет;
Меч сверкнул в другой его руке.
Но упал валун на горб злодея,
И труба сыграла вдалеке...

Плачет ангел долгими ночами,
Потерявший в небесах покой.
С серыми британскими очами –
Песней отзывается другой.

 

2020

 

Юная лондонка играет на лютне

 

О любви оповещая,
Башня выползла из мути…
Доуленда изучает
Англичаночка на лютне.

Тронет струны, словно чётки –
Ноготки, как жемчуг с речки…
За оконною решёткой
Скачут в латах человечки.

А лошадки под попоной –
В разноцветных перьях темя;
С красным белые знамёна
В это утреннее время!

И заложница момента
Грезит в праздники и будни;
И играет Доуленда
На согнутой в грифе лютне.

 

2020

 

Элеонора

 

Туман и дождь нередкий;
На башне бьют часы...
Везут колдунью в клетке –
Растрёпаны власы.

И улица мутнеет;
По сторонам – народ.
Телега, а за нею
Голодный пёс бредёт…

И чернь швыряет глиной
В померкшее лицо.
А как же род старинный,
С печатями кольцо?

Где муж, могучий Глостер,
Что вместо короля?
"Пусть под моей повозкой
Разверзнется земля!

Иголки я втыкала,
Чинила колдовство.
Лишь чести я искала
Для Хамфри моего.

Анжуйскую гордячку
От Генриха долой! –
Некормленая кляча,
Вези её домой!..

Пажи, откройте дверцу:
Здесь галкой стать легко…
Прощай, мой бедный герцог!
Лечу я далеко".


2020

 

               * * *

Пишет Доуленд для лютни,
Для британки молодой.
Накрахмален даже в будни
Воротник его фрезой.

В раме Тауэр белеет,
Ходит стража на стене.
Он как будто молодеет,
Улыбаясь, как во сне…

Глухо в лондонском закуте.
Но кивнёт ему порой
Англичанка с ровной грудью,
В чёрной шапочке глухой.


 2020

 

*"Глобус" - театр, где ставились пьесы Марло, Шекспира.




Владимир Мялин, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 1319 № 171684 от 07.12.2022

Рекомендованное | 3 | 4 | 168 | 01.02.2023. 10:20:27

Вот как разнится настроение в Италии от настроения в Лондоне. Нет, в Италию! Полцарства за Италию! А то тут англичанки англичанки с ровной грудью в черных шапочках…

Что ж, в Италию, так в Италию... Старался быть честным перед собой и англичанками.

Дорогой Владимир, прочитал внимательно оба цикла -
римский и лондонский. Оба очень хороши, каждый  
по-своему. И в "итальянских" стихах и в "английских"
Ваша неподражаемая словесная живопись, приобретающая специфические оттенки в зависимости
от увиденного Вами. По этим стихам рассыпано много
поэтических находок, цитировать можно через строчку.
Но хочу обязательно отметить одно очень важное Ваше
свойство. Вы храните как можете ту самую всемирную отзывчивость русского человека и поэта, о которой
говорил Достоевский. Кто знает, может так потихоньку
и сберегается сейчас всё нормальное в культуре.И наше
русское, и чужое из того, что всегда было нам своё. 


Да-да, Владимир! Достоевский говорил о Европе, что мы  должны дружить культурами, или что-то в этом  роде. С одной стороны - сохранять свои сокровища духа, свои  особенности, питаемые православием, с другой - усвоить в себе всё то, что любит наша душа, наше сердце в других.  "Человеку нужен человек". Спасибо!