Школьные хореи. Продолжение

Дата: 26-10-2022 | 15:32:50

Хрустальная туфелька

 

Мне порой поёт Здислава,
И порой поёт Халина*;
Мерно крутится пластинка –
И плывёт звукосниматель,
Гладь царапая с шипеньем.

Нас с тобой челнок качает,
Ира, девочка Ирина.
В челноке плывём мы, стоя,
Приобнявшись: этот танец
Нас качает до сих пор.
До сих пор паркет под нами
Блещет лаком золотистым,
До сих пор нас освещают
Пять рожков волшебной люстры.
До сих пор твоё дыханье
Мне щекочет щёку; шёлк
На спину тебе спадает:
Шёлк, с рыжинкой, тёмно-русый,
Чутко рук моих касаясь…

Этот замок – среди звёзд.
Вон – Полярная – на шее
Медвежонка ярко блещет,
Как ошейника под шерстью
Металлический замок.

Вон – и туфелька на небе:
Каблучок звенит хрустальный…
Потеряла ты, танцуя,
Эту туфельку. И я
Много раз достать пытался,
И тянулся, и тянулся…
И не мог я дотянуться,
С неба туфельку достать.

_________________

Здислава Сосницка, Халина Куницка –
Популярные в 70-е польские певицы

 

Лимонад

 

…И искристый лимонад
Недопит в моём стакане.
С колбасой сырокопчёной
На тарелке бутерброды.
Оливье-салат столовой
Ложкой ем я с аппетитом.
Это после вечеринки
Со столом обильным, сытным.
Не притронулся я к яствам,
На тебя я не смотрел.
Есть стеснялся, вдруг увидишь:
Не амброзией питаюсь –
И нектар не пью, а в шпроты,
В жирном масле, вилкой тычу.

И была ты так печальна,
И была ты так воздушна!
Или это я придумал?
Или сказку сочинил?
И живёт она доселе.
Вот уже почти полвека.
И полвека я тоскую.
И полвека мне светло.

 

Розовое масло

 

Ни "мажи нуар" вечерний,
Ни "клима" со сладким вкусом.
Ни с щербатым шаром "эллипс"
Над квадратным пузырьком,
Ни "Жеозе" - великолепный
Аромат от Ги Лароша, –
Никаких духов не знала
Кроме розового масла:
Пахли сладко лепестками
Близко волосы твои.

Шапка, вязанная крупно,
Их прекрасно обрамляла.
И с дыханьем приближались
Чуть смежённые ресницы,
Чуть прикрытые глаза.

Роза чайная дышала
На морозе хрупком. – Роза
Жарко губ моих коснулась…

Видно, тюбик деревянный
Открывала – доставала
Пузырёк с летучим маслом,
Средний смазывала пальчик…
Сорок восемь лет подряд.





Владимир Мялин, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 1319 № 170783 от 26.10.2022

3 | 2 | 83 | 29.11.2022. 11:34:34

Владимир, мне в  "школьных хореях" понятно, насколько Вы дорожите гармонией в тех годах. Оттуда у вас грусть о
подлинности жизни. Чем дольше мы, тем нам труднее сохранять в себе эти шары из света. Я говорю о сакральном пространстве отдельной души, а не каких-то
всеобщих событиях, хотя мы ими пронизаны тоже. Мне
кажется, что когда Вы о детстве Микеланджело писали, 
Вы нашли соединительное чувство. Поэтому так много
хороших догадок в этой поэме. При всей разновеликости нашей, оказывается, можно дотянуться воображением к 
этим громадным флорентийцам. Верится поэтическому
зрению и слуху, когда за Вами идёшь по судьбе гения. Нет
чувства эстетической неловкости ни в чём. От мальчика до старика путь в непрестанном творчестве - то, чего бог
хотел от всех нас, но только некоторым оказалось по силам. Монолог о спящем в глыбе мрамора Давиде звучит как заклинание и молитва человеческая. Кто-то назвал 
Пьету горем всего человечества. Микеланджело оставил  свою мерку. Вы об этом достойно рассказали по-русски.  Мне почему-то думается, Владимир, что Вы ещё
вернётесь к Микеланджело, и , возможно, к его сонетам.




Конечно,вернусь... как и все мы, кто как, осознанно ли, интуитивно:

Молчи, прошу, не смей меня будить.
О, в этот век преступный и постыдный
Не жить, не чувствовать – удел завидный...
Отрадно спать, отрадней камнем быть.

Век всегда не по зубам, но зубов разное качество и количество)).

"Опять ты зубы фавну сохранил?"

Я очень рад, что Вы проникли так глубоко в "Монологи", рад и тому, что, значит, есть во что проникать...) Я, когда писал (много на ходу написано, по пути, например, на работу), получал ни с чем не сравнимое удовольствие от чувства сопричастности миру. Это удивительно и прекрасно!


В хореях я повторяюсь, словно на новом витке... Было в "Данте" :

... Вот так весной, на празднике, с полвека
Тому назад увидел я синьору
В нарядном алом платье; девять лет
Ей было отроду – и мне не больше.
В кружке детей жемчужиной она
Из шёлка алого, как праздничный подарок,
В ажурном обрамлении сияла.
Мелькнувший праздник! Чуден мир с тех пор,
Как запах розы в доме Портинари.

И свет этого праздника светит нам всю нашу жизнь).