Обеденный стол

Дата: 27-08-2022 | 22:46:16

      Обеденный стол

 

Этот стол, тишиною покрытый, –
И печально-то мне, и чудно, –
Ещё прадеда поит Никиту,
Ещё смотрит немое кино.

А настенное, с грузным наклоном,
Бархат-зеркало, алый овал,
Отразило венок похоронный,
Стол всё тот же, где гроб ночевал.

А окно свои стёкла промыло,
И смотрело, и охало вслед:
А того в переулках носило
Средь хмельных инвалидов и бед.

 

2019

 

             * * *

 

Эта женщина седая
Косу к ночи распустила.
И сидит, и ровно чешет
Пряжу вдоль груди иссохшей.
Гребень, в узловатых пальцах,
Лён струя голубоватый,
Вверх взлетает, книзу – вязнет...

Эта женщина седая
Мне приходится прабабкой.
Вот, сидит она в рубашке,
Что белей снегов ольховских,
На перине, плохо взбитой,
Шестьдесят без года вёсен.
И плечо её худое
Белой залито луной.

 

2021

  

      Метаморфоза

 

Нос твердеет и странно острится,
И вздыхает под перьями грудь.
Превращается женщина в птицу,
И потом собирается в путь.

И ещё непослушные перья
Расправляет, крича в тишине.
И за белою крашеной дверью
Колыбелька мерещится мне.

Малый мальчик поднялся на ножки,
И ему из кроватки видать,
Как в раскрытом исчезла окошке
Окрылённая юная мать…

А на воздухе медные звоны
И громадное золото глав,
Где садятся на ветви вороны,
От отчаянных криков устав.

 

2021

 

      Медвежья голова

 

Часто мать говорила ему:
«И в кого ты такой – не пойму.
Жизнью был ты моей и надеждой,
Эх, мордва! Голова ты медвежья!..»

И опять запивал – и неделями сын
По ступенькам сбегал в угловой магазин.
И читал он стихи, хмельно голос волня,
А стихи – как его пятерня…

И трепала за волосы матерь, рукой
Ухватив тёмно-русую прядь:
«Слабовольный в кого уродился такой? –
Тёмной мне и лесной не понять…»

И плела, и плела на мордовском слова,
Словно шёлковых нитей узлы:
Эх, медвежья – медвежья твоя голова!
И рыдала из комнатной мглы…

И рыданья и стоны поются опять,
И мотив – на эрзянок слова, –
Треплет сына за волосы старая мать:
«Эх, медвежья твоя голова!»

 

2021

 

                 *  *  *

Снова бледные тени в парадном,
Упадая, идут по стенам.
И встают – и уходят обратно,
Разбредаясь по всем сторонам.

И никто-то им дверь не откроет,
Что неверным толкали плечом...
И уходят похмельные трое
От двери под сухим сургучом.

Этот – с номером с вешалки, старый,
И другой, что стихами богат;
Ну а третий – с разбитой гитарой…

И всю ночь у подъезда стоят.

 

2021

  

    Чёрный футляр

 

                            дяде

 

Доставал футляр он чёрный
С красной бархатной подкладкой.
Извлекал гитару нежно
Всякий раз после ремонта.
И когда он задевал
Корпус – звук пустой рождался,
А когда он задевал
Струны – словно веер веял…

Праздно жил холостяком
Слава, слава гитаристов.

Он вертел колки тугие
Вместо ушек непослушных;
Струны – то трепал, то гладил
Вместо шёлковых головок.
Обнимал он стан волнистый
Лакированной гитары –
Вместо девушки покорной,
Вместо женщины строптивой.

А потом в конурке старой,
С образами после бабки,
Пил он горький и полынный
Чёрный вермут, дух аптечный;
Пил портвейн рубинно-сладкий,
Будто сахар пережжённый,
Что цыганкин леденец.

А потом упал, однажды,
Замер в позе неудобной,
Будто вмиг его сморила
Необорная усталость…

Это было в прошлом веке,
Брат мой, в день один прекрасный.

 

2021

 

                 *  *  *

Этот лётчик в военной кожанке
На Мишулина будто похож.
Во овечьей с кокардой ушанке,
Он в покой наш разрушенный вхож.

И в тяжёлый пучок убирая
Вологодское масло волос,
С ним – толстуха, жена его Рая
В дом приходит, знакомый до слёз.

В этот дом, где не тронуты стены
Тяжкой гирей и хватким ковшом,
Соберётся родня постепенно
И за траурным сядет столом.

Зазвенят тут заздравные тосты;
И затянут цыганский напев
Постояльцы хмельного погоста,
Артистически руки воздев.

Засмеются они, зарыдают,
Вспоминая родные края,
Сёстры кровные – Лида и Рая,
И мордовская бабка моя.

 

2022

 

                 *  *  *

В смазных приходил сапогах,
В кожанке и шапке с кокардой,
Похожий на цЫгана, лётчик.
(Сходил он с простой чёрно-белой,
С резными краями бумаги,
С щербатого фото). Точильщик
Стоял под окном и искрил
Ножами, как огнепоклонник;
И скрежет его долетал
До скучного дня, Воскресенья…
Ещё приходили: в очках,
С пучком муже-видная тётка -
Мордовская толстая Рая,
Лоснящаяся, золотая:
Румянец на белых щеках.
(Ах, Рембрандта тут не хватало!)
Была парикмахерша Клава,
С каким-то гражданским супругом –
Тут – из паровозных Мытищ,
Похожа на Веру Орлову.
И пили, и пели заливно
Цыганские, русские песни:
И бабка моя горевала,
А дед, некурящий, курил…
Теперь тут ни лестниц, ни пола,
Ни кровли; чердак голубиный
Пропал, лишь кирпичные стены
Под ложной тафтой фальшфасадов.
Всё тихо… Лишь слышны порой
Гостей разгулявшихся песни.

 

2022

 

                  * * *

Открывается ящик китайский,
И как будто приходит пора…
И ты мне говоришь: «Оставайся!»
В тишине проходного двора.

Эхо гулкое отзовётся,
Ударяясь о стену углом.
«Как тебе, мой хороший, живётся
В обескровленном доме твоём?»

«На строенье моём фальшфасады,
Мои окна зияют вдали.
И ковшом достаёт экскаватор
Моё сердце, как комья земли».

 

2022

 

    Девкины Бани

 

Бани Девкины, милые сердцу,
И духовка, и ларчик пивной.
Открывал я дощатую дверцу,
И по скользким ступенькам парной
Поднимался в жаровню, ко зною,
Где, наколот, с войны инвалид,
Словно чайник, шипит и кипит,
И распаренной хлещет листвою
По спине – сохранённой рукой…
Там в своём шерстяном «тюбетее»,
Держит ковшик татарин лихой,
У булыженной топки потея:
Зачерпнёт и швырнёт за заслонку
Ком воды – и отпрянет в сторонку…

Бани, бани! Уж нет вас, беда! –
И разбитые окна, как раны;
И не бьёт ледяная вода
В цинк гремящий из синего крана.
Дуб-берёзой не парится дед,
И не ухает прадед от стопки;
Где отец?.. В заключение бед
Занавесили дом на Ольховке…
Слава, дядя, не крутит колка…
Упокоились бабка с прабабкой…
И отец издали-далека
Будто машет мне войлочной шапкой.

 

2022




Владимир Мялин, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 1319 № 169618 от 27.08.2022

2 | 10 | 229 | 01.12.2022. 06:58:59

Тема: Re: Обеденный стол Владимир Мялин

Автор Вера Тугова

Дата: 29-08-2022 | 20:46:47

Спасибо, Владимир!  Извините, что с опозданием. Читала несколько раз и находила всё новые нюансы образов и настроений.

Правда жизни дышит в каждой строке: то сердечная, то загадочная, то с грустинкой:

И ковшом достаёт экскаватор

Моё сердце, как комья земли .

Прекрасно!

Всё  зримо, выпукло , колоритно.

Нмв, совершенно отсутствует эффект заданности, когда за внешней гладкописью  уже заранее чувствуется, как , какими средствами (образами и  пр.) будет исполнять автор свой замысел. У Вас , кмк, наоборот, доминирует импульс  неожиданности, который открывает иное зрение: таковы, например, « Метаморфозы», где метафора «Окрылённая юная мать» очень многозначна и загадочна, как и само « состояние» стиха и героини, где нет определённой «отгадки». Текст как будто спорит с традиционным поэтическим видением, уже ставшим банальностью.

Средства выразительности всегда индивидуальны и создают особый  почерк автора. Взять хотя бы ст-ие» Обеденный стол», где  вещи - предметы настолько олицетворены,  что каждый такой образ имеет своё неповторимое лицо, отражённое в вечности времени, с каким-то сакральным смыслом в конце:  А того в переулках носило Средь хмельных инвалидов и бед.

Спорная мысль о некоторых, нмв,  шероховатостях стиля: иные  авторские окказионализмы, особенно их фонетическая оболочка, затруднительны для произношения, а иной раз создают какие-то другие невольные ассоциации  (возможно, это только для меня) : «в  ококарденной шапке-ушанке» ( понятно, что в шапке с кокардой, но спотыкаешься при чтении, и нужный смысл в какой-то мере сдвигается, перетекая в другое русло. )Ещё более, кмк, сомнительно сочетание слов  «необорная усталость» ( необоримая усталость), но значение  это как-то двоится, переходя в иной смысловой ряд.

Но это только моё мнение. Возможно, такие и им подобные окказионализмы тоже в какой-то мере подчёркивают своеобразие стиля автора.

С уважением  и лучшими пожеланиями. Вера.

Уважаемая Вера!  Спасибо Вам за столь развёрнутый отклик! Вы всегда приходите словно с начатками целой статьи или эссе). 
 По поводу шероховатостей. "Ококарденный" мне самому не нравится, но ничего пока не могу найти лучшего. "Необорная" усталость мне нравится. Слово "Необоримая" тут не передаёт драматизма момента, на мой взгляд... Да и ошибки тут особой нет. У Брюсова, к примеру:

Когда ж без сил любовники застыли
И покорил их необорный сон...

Вера, спасибо Вам за похвалу моих скромных стихов! Всегда Вам. рад.

Впрочем, я поправил.

Здравствуйте, Владимир!

Словно хорошее ностальгическое кино посмотрела... )

 

 Особенно "Девкины бани" пришлись по душе. Вспомнился сразу фильм "Зеленые цепочки".

Но я бы почистила немного на предмет все тех же ударений.

 "Выпил лИшка", "хмельнО голос волня" (не очень удачное это "волня"). Я прекрасно понимаю, что стихи у Вас идут что называется косяком, только успевай записывать. Образы толпятся, напирают...

Такая счастливая плодотворность (наряду с большими периодами молчания), но и мука, и большая ответственность, и тонкая настройка слуха.. В отличие от феноменальной писучести графоманов (по определению  одного замечательного поэта), когда всё сразу выходит гладенько и отчасти банально, отчасти - с бессмысленной витиеватостью ("само написалось", "я так вижу"). Источники разные.

Кажется, у Владимира Бибихина есть высказывание о том, что люди предельно чутки (но не всегда честны перед собой, добавлю от себя), они мгновенно (!) отличают подлинное от фальшивого, как настоящее вино от подделки. "Для этого не обязательно быть великим экспертом - нужно только нуждаться в настоящем..." - гениальная формулировка. Это единственный критерий: подлинное -  не подлинное. И тут не важны ни тема, ни мировоззрение автора, ни факт его происхождения, а тем более наличие или отсутствие публикаций. Только нужда в настоящем.

 Простите за это невольное отступление. Оно имеет целью Вас возвращать и возвращать к написанному. Мои советы и замечания могут быть неточны и субъективны. Но Вы пишете настоящие вещи, с Вас особый спрос.

         Здравствуйте, Ольга!
Спасибо Вам большое за отзыв!
Я посмотрю текст. Как Вы знаете, я всегда в процессе правки. 
         Владимир Николаевич Попов мне говорил (я тут не о небрежности), что даже если ошибёшься - ошибайся по-своему. Пусть это будет только твоя ошибка. Словом, просчёт, но сохраняющий твоё авторское лицо,  твою интонацию неповторимую, не мешающий передачи мысли и чувства..
Графоман всегда буквоед И всегда строг к другим. Ведь он должен себя уверить в своей талантливости.
  Благодарю, Ольга, ещё раз.

Это точно! Насчет буквоедства графомана.
Есть особая тонкая мера нарушения нормы в поэзии. Она и в создании органичного неологизма, и даже в смещении ударения, когда это оправдано контекстом - передача речи, сатирическая нота. Но есть чёткие  устоявшиеся нормы, и нарушения их воспринимается как досадные неточности. Надеюсь, Вы меня понимаете правильно  и не обижаетесь. 

Лишка , конечно,  здесь не к месту. Но я всегда в процессе. Думаю. Жаль, продлили пенсионный возраст. Я всегда мечтал уйти на пенсию и править старые стихи).

Поправил. Заодно и баннОю шапкой). Но хмЕльно волня буду отстаивать).

Владимир, я не настаиваю. А то, что в процессе, хорошо. Повышение пенсионного возраста постепенное, Вам, наверное, не более трех лет осталось подождать. )
Сил и терпения.

Да, уже не более двух). Спасибо!