Филиппо. Монологи*

Дата: 19-08-2022 | 10:35:35

%d0%a4%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d0%bf%d0%bf%d0%be

1.

Как узки улицы! Что горлышко бутылки,
Где треббиано до поры хранится;
Напиток крепок воздуха, а фьяска
Оплетена лозою виноградной.
Как время, в обрамленье берегов,
На солнце блещет Арно. Торопись,
Почтенный зодчий: новый Санта-Фьоре
Тебя заждался там, на небесах –
Подобье этого, увенчанного умно
Тобою куполом... Капитолийский Рим
Повсюду царствовал, но, варваром умерен,
Весь уместился в праздничной бутыли.
Флоренция, как статуи Пизано,
Ещё рельеф подростка сохраняет,
Но плавно выступает по земле –
И римской грации она подобна станет.
Дай срок, приятель милый Донателло!
Благослови, Пизано, в добрый час!..
А треббиано – щедрое вино:
Болтать без умолку оно заставит
Крестьянина в трактире – и монаха
У бочки в погребе… И я разговорился…

2.

Не проиграй тогда я состязанье
Гиберти – так и лил бы я, и лил бы
Весь век рельефы для дверей, наверно...
Но «Жертвой» жертвуя, как сыном Авраам,
Я приобрёл объем и краски неба.
Архитектуры ионийский свод
Теперь стоит на мраморных колоннах
Каррары элизийской, и покрыт
Он итальянской рыжей черепицей.
Действительно отлил ворота рая,
Трудясь для баптистерия, Гиберти.

3.

Мне снился сон. На палубе стою;
Корабль в открытом море; золотые
Вкрапленья облачков в лазури. Шум
И плеск затихли, волны улеглись,
И тишина в ушах, как будто порох
В мешочке шейном вспыхнул – или ангел
В трёх дюймах пролетел, виска касаясь.
Вдруг, вижу – лестница из волн встаёт
И, в купол упираясь, исчезает
В лазури с золотом. Рабочие по ней
Вверх-вниз снуют, как малые букашки.
А наверху – светящийся проём
Округлый… Я стою – вокруг меня
Не море – стены каменные нева;
Алтарь дымится; кучка кирпичей
Лежит; а там вверху наместо свода
Дыра зияет… Просыпаюсь я,
И утро влажно дышит мне в окошко.

 4.

Расчёт и замысел, но раньше – вдохновенье.
Терпенье, воля... Странные дела! –
Работа длится день за днём – годами
Идёт работа, и конца ей нет.
Там балки мощные не так скрепил Гиберти,
Там шестерня сломала зуб: лебёдка
Заскрежетала; лопнул трос... Хочу
Нос утереть строителям Милана.
Которые воинственно одели
Его в доспехи, словно перед боем.
Не жажда, а желание; не брань,
Не стрельчатые готики уколы, –
А купол плавный с фонарём резным,
Увенчанный спасительным сияньем.
Пространство новое, и новых перспектив –
Простор открытый… Время, Время, Время!
Быть может, ты запишешь в мой актив
Заслуги малые, но видимые всеми:
На площадях, во храмах и дворцах
От мрамора светлее и просторней.
Все мы умрём… Залей, залей мой страх
Лозы тосканской соком чёрным.

5.

Универсален архитектор, он
Имеет ухо музыканта: слышит
Колокола; глаз живописца; руки
Тверды, точны, как скульптора резец.
Счёт Архимеда, глазомер Евклида –
Всё архитектор... Тридцать шесть флоринов
Мне положили – столько же Гиберти.
А он так плохо понимает дело,
Так мало смыслит в нашем ремесле...
Он ювелир, рельефы льёт отменно –
Вот пусть и лил бы: райские врата
Его работ давно уже заждались!
Шестнадцать лет... К концу подходит пытка –
Такого купола ещё не видел свет!

6.

Один участник конкурса сказал:
Кружал не надо – земляная насыпь
Заменит их; а если подмешать
Монет серебряных и меди в землю,
То жадные до денег горожане
В два счёта разберут такой каркас.
Второй пустую губку предложил
Для терм, а третий – подпереть главу
Колонной исполинской... Представленье
Буффонов праздничных для города отцов!
Сегодня приказал я люльки
Перилами из досок обнести.
Рабочие, вина хватив, частенько
С них падают; их близкие кормильцев
Лишаются, строительство же – сил.

7.

Приют Невинных – кружево аркад;
На медальонах ангельские лики.
Хороший зодчий с камнем говорит
На языке младенцев; первый крик
И звонкий плач под сводами, в купели…
Наука и искусство, ремесло –
Три мудреца склонятся к колыбели,
И Мать склонит к нему своё чело,
И замычат, заблеют рядом звери.
Отвесный луч в окошко на стене
Проникнет в ясли с ласковым приветом.
В воздушных арках дом приснился мне –
В листве олив и весь залитый светом.

8.

Готов фонарь. Над куполом стоим.
Над нами крест; вдали холмы синеют.
Внизу лежит Фьоренца, как подсолнух,
Набитый семенами; муравьи
По жилкам улиц ползают; домишки –
Квадратиками мрамора, а крыши
Красны, как охры пятна. Холодок
По позвонкам бежит, как вата ноги...
На высоте парения орла
Стоим с Лоренцо. Может быть, забудем
Обиды давние, старинные дела?
Гиберти, правда, может быть, не будем
Лягушкой дуться, словно на вола?..
 
         
        ____________________


2017

"Филиппо Брунеллески




Владимир Мялин, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 1319 № 169418 от 19.08.2022

2 | 4 | 196 | 27.11.2022. 16:00:33


Владимир, не могу не откликнуться на ваши магические
Монологи. Благодаря вам побывал во Флоренции, да ёщё
в такой глубине времени. Видел и слышал Брунеллески, погружённого в дело своей жизни. Могу только догадываться, какой серьёзнейший труд нужен для создания такой поэзии. Но мне как читателю достаётся
живое и радостное присутствие в созданной вами ещё одной реальности, действительность которой несомненна. В каждой строке лёгкость и достоинство слова. Выверенность и непринуждённость хождения по
другому времени. Нет каких-либо натяжек, автор просто
рад показать нам Флоренцию пятнадцатого века и познакомить с Филиппо Брунеллески. У вас свои миниатюрные невесомые купола в слове, рифмующиеся
с воздушно-каменным чудом над флорентийским Собором. Владимир, выделять те или иные строки не буду, не хочу обидеть оставшиеся, да и не очень разделимы хорошие стихи. Последним монологом чудесно завершается
вернисаж написанных вами автопортретов Брунеллески.
Как он великодушен к Лоренцо Гиберти - как истинный гений! Вы отлично это угадали, не мог не поверить.
Спасибо за настоящие стихотворения, сказать хотелось бы ещё многое. С уважением Владимир Старшов







Сердечно благодарю, Владимир!
Как же приятно про себя такое прочесть!)
Однако сил и времени у меня эти связанные главки отняли не так много. Обычно я читаю материал - и пишу части параллельно чтению. У меня не хватает, к сожалению, терпения дочитать статью до конца и всё взвесить... Моё желание всегда быстрее меня).
  А насчёт другого времени - это не так сложно, если увлечён и если не стесняешь себя какими-либо предубеждениями. Очень важна тут деталь быта, одежды, но больше - психологии человека, героя, героини. Ничего не изменилось в человеке с тех пор: пиши о себе самом  - и удивляйся, как ты разнообразен и летуч  в чувствах и подвижен в мыслях...   Главное - удивляйся и ничего не бойся)).
  Вы очень тонко подметили психологизм отношений двух мастеров: великого и не очень. Великий художник потому и велик, что простодушен и добросердечен.
    "Филиппо" лежал в столе, и я долго не осмеливался его публиковать, думал, что написал его ослабевшим пером, т.к. писал его четвёртым по счёту, после "Микеланджело", "Данте" и "Петрарки".  Вот, опубликовал - и получил Ваши ценные одобрения, одобрения поэта, а это уже очень много.
Благодарю Вас!


Вы, Владимир, приоткрыли свою  творческую кухню, спасибо за доверие. Мы все должны учиться друг у друга думанью русскими словами. И отмаливать за не помнящих родства грехи перед русским словом. Рад общенью с Вами.

Безусловно. Мыслящий человек всегда в долгу.
Спасибо!