Меншиков (Рекомендованное)

Дата: 30-03-2022 | 14:24:11

  Поэма


        Вступление

Пора! Италии тепло
И Ренессансные просторы,
И Арно бледное стекло
И в голубых платанах горы,
И свет, и заросли олив,
И вилл кирпичики на скалах,
И быстрых ласточек извив,
И неба синие провалы.
Каррарский мрамор; долота
Железный звук и Санта-Фьоре,
И Микеланджело Пьета,
И жизнь просторная как море...
И щит, расписанный шутя
Да Винчи, кущи Алигьери,
И всё, чем тешилось дитя,
Глазам и веря, и не веря.
Всё, что оставило рубец
На сердце, заставляя биться, –
Пусть отдалится наконец,
И в блеск зимы преобразится.

            1.

Заносит вьюга скользкий путь.
Спешит возок и вязнут сани.
Не может Меншиков уснуть
В дороге тёмными часами.
Не спят и дочери его,
На пальцы хладным паром дуют.
В окне не видно ничего,
Селенья бедные минуют,
Леса, заснеженную степь,
Холмы, окутанные снегом;
Вверху – белёсых тучек цепь,
Луна, измученная бегом:
Метель утихла и светло
На небе звёздочки мерцают.
Вот утро тихо наступает,
Несутся кони тяжело;
Петра любимец засыпает...
Ему не снится ничего,
Уснули дочери его
В платки укутаны по брови...
Как звоны с зимних куполов,
Дорожной погремушки зов –
Кандальной жалобы суровей...

            2.

(Сцена из всем известного кинофильма)

«Садись за стол, чем бог послал,
Любезный Александр Данилыч!
Как жив-здоров? Что приключилось
С тобой – из писем я узнал.
Ну что же, все под Богом ходим:
Сегодня куш, а завтра пшик.
Будь мал, да дорог золотник,
Не в сундуке, а в обиходе…
Не злись: Демидов не таков!
Я на тебя любя пеняю…
Вот я, к примеру, отливаю
И серебро, и пушки; нов
Мой способ, а моя монета
С лихвою обошла полсвета.
А ты? Что сделал для царя
И для отечества – благого?
Прожил, Данилыч, право слово,
На Божьем свете ты зазря».
Петра любимец поперхнулся,
Вино на скатерть потекло.
Легли морщины на чело,
Он как-то странно изогнулся,
Привстал и плюхнулся без сил:
«Покойный царь меня любил,
А я – его…», – И тут запнулся.

            3.

Что, Александр Данилыч, вдруг
Поводишь острыми плечами?
Не жжёшь свечи, от жалоб вьюг
Не спишь холодными ночами?
Где верный друг твой и жена?
Скажи на милость, где она?
Опалы не снесла безбожной?
В чужой земле погребена?
В какой могиле придорожной? –
Жена по милости Петра
И по его суровой воле...
Один сидишь ты до утра,
А вьюга воет... В дальнем поле
Уже звонят колокола.
И дочь Мария дорогая,
Царька обручница былая,
Жива ещё, не умерла.

            4.

Придворный конюх и капрал,
В беде живя наполовину,
Образования не дал,
Смышлёному отроду сыну.

Всучил пирожнику «свово»,
Чтоб пёк он пироги и булки…
Нередко видели того,
Торгующего в переулке.

А пироги на всякий сорт –
С грибами, луком, чечевицей...
Приметил адмирал Лефорт
Его на площади столицы.

Сообразительный юнец
Не долго угождать учился, –
Из денщика он, наконец,
В «Петра творенье» превратился...

Дарован юный Петербург
Герою бранного Азова;
Ловить и слушать каждый звук
Его – Лифляндия готова.

Рукой причудливых судеб
И мановеньем исполина
Он вознесён, как некий герб,
От сдоб – до герцогского чина.

Теперь он статный дворянин
И князь Империи и Рима,
И в государстве он один
С Петром и зримо, и незримо.

Крушенье гетманских надежд,
Сраженье жаркое Полтавы, –
Всё в поле зренья зорких вежд
«Полуправителя» державы...

И души смердов, и казна
В его простецкой, хитрой власти.
Как будто Русь подчинена
Генералиссимусу счастья.

            5.

Покуда головы летели,
Катясь с кровавой плахи в снег,
Петра любимец в самом деле
Ни разу счастья не избег.

Гораздо меньшие проделки
Чинам вершили приговор,
И даже сущие безделки
Вели на плаху под топор.

Рубили головы; на дыбе
Годами оставляли тлеть
Тела, подобно мёртвой рыбе,
И кости, тощие как клеть.

Стрельцов казнили больше тыщи,
Везя в повозках, в две свечи...

Москва, гниющее кладбище,
Кровавые хлебала щи...

Клала на мачтовые сосны
Затылки голые стрельцов –
По пятьдесят, и на помосты
Вела кровавых мертвецов:

– Что, жив, Кирилл?
– Да жив, Никитка,
Вот только шея горяча;
Намокла в кровушке накидка,
И голова долой с плеча...

– Ну не беда! Пойдём походом,
Добудем головы врагов...

И шли стрельцы окрестным ходом
Под гуд и звон колоколов...

            6.

Мария Гамильтон прелестна
Вся в белом шёлке... К палачу
Сам царь ведёт её любезно,
Как к равнодушному врачу.

«Нельзя помиловать: закона
Целящий меч вперёд всего!»
Роняет голову горгона
На камни сердца моего...

Её за волосы подъемлет,
Целует в губы царь, потом
Бросает в грязь её на землю.
И осеняется крестом.

            7.          
 
Поставят в колбе рядом с немца
Прелюбодейной головой
Главу «убивицы» младенца
Молчать и плавать – как живой...

Всё пережил казны хранитель,
Карманник, грубо говоря,
Чужих расправ сторонний зритель, –
Казну и казни. И царя.
     
            8.

Событий таинство удвоив,
Немного времени пройдёт,
И будней дерево сухое
Листвой легенды обрастёт.
Широко дуб зазеленеет,
Задышит порами кора...
Любимец грозного Петра
Давно не потирает шеи...
Он с войском приступом берёт
Оплот предательский Мазепы,
Везде драгун его полёт, –
И конский топ, и храп, и пот...
И нет такого плана, где бы
Судьбы не знал он наперёд.

В столицу новую – и с марша,
В туманный город и сырой!
С царём братается фельдмаршал,
Стуча немецкой ендовой.
На брудершафт и за победу
Над Карлом, надоевшим шведом,
Парик проевшим – и потом
Над хитрым внутренним червём.
Они братаются, и фляжка
Походной водкой не полна.
«Целуй, Ижорский Алексашка,
Царя, окончена война!
Державе русской пригодился
Простой с капустой твой пирог!
Ну, пей, покуда не напился!»
«Напился б, царь, я, если б мог...»

            9.

Давно от пленницы ливонской
Молвы остался лёгкий след.
Давненько Марты нет Скавронской,
Невесты Меншиковой нет.
Зато Петру рожает сына,
И в залах нового дворца,
Пышна, цветёт Екатерина
Любимой куклою «отца».
И тут наш Меншиков на месте,
И тут он другу угодил.
Сказал: «прости» своей невесте, –
«Тебя я, Катя, так любил!..
Иди к царю и будь подругой
Ему во всём, везде, всегда...»
Поцеловал невесту в губы –
И отвернулся: «Вот беда...»

            10.

Как угасает к ночи море,
Великий государь угас.
И в Петропавловском соборе
Его отпели в добрый час.
Царица правит государством
Петровым тридевятым царством,
Где умный Меншиков – король:
«В императрицы? Ну, изволь...»

Как долго властью наслаждался
Придворный в мантии царя?
И как же глупо он попался,
Привычке злой благодаря!
В карман, распоротый камзола
Отправил триста он рублей,
Не донеся и до дверей
Петра, наследника престола.
И принц в четырнадцать годков,
С подачи нечисти дворцовой,
Услал «царя» и был таков –
Всего за сотни три целковых...

          ____________

Берёзов – город не велик.
Вокруг леса, сплошная тундра.
В дому бревенчатом старик,
Дубовый стол – и в склянке пудра...
Мария, старшая его,
Уж год прошёл – лежит в могиле...
Старик не помнит ничего
Из тех времён, когда был в силе.
По лавкам – дочери; в руках
У младшей спицы, а у этой
Расход записанный и смета
Церквы, что встанет на холмах...

Счастлив любимец государя
Берущий слёту города,
И на пиру в хмельном угаре,
В нагрудном золоте всегда;
Легко бросающий червонцы,
Легко берущий из казны,
И просиявший, словно солнце
На небе царственной весны.
Счастлив поднявшийся из праха,
Опорой ставший крепостной,
Кого чурались дыба, плаха
И жаждал титул наградной.
Чьей вдохновлялся царь любовью,
Кого, как совесть, он хранил,
И тот счастлив, кто малой кровью
За славу – ссылкой заплатил...

Но чем убит старик счастливый?
Полузакутанный в тряпьё?
Зачем сидит он молчаливый,
Не славя счастие своё?
О чём молчит? Зачем тоскует,
Не спит и бредит до утра?
Зачем мечта ему рисует
Столицу юную Петра?..

15-17 июня 2017

       




Владимир Мялин, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 1319 № 166665 от 30.03.2022

Рекомендованное | 2 | 18 | 387 | 12.08.2022. 03:35:20

Владимир! 
Замечательно!
 И пушкинская интонация, и аллюзии.
 Да Вы последний могиканин! Никто уже почти так не пишет...
Полотно.
Куда ни глянь - черные дыры черных квадратов. )

 И вновь я с замечаниями.
Отроду - ударение на первом слоге. Разделите от роду - и всё встанет на места.
 А вот каким ветром сюда занесло генералиссимуса, мне не очень понятно. Слово выпадает из стилистического контекста всего повествования. 
Не настаиваю, но, м.б., замените чем-нибудь?
 Есть еще пара замечаний, но - позднее..

Тема: Re: Re: Меншиков Владимир Мялин

Автор Владимир Мялин

Дата: 01-04-2022 | 15:16:11

Ольга, спасибо!  Меншиков имел звание генералиссимуса.... Я подумаю над Вашим предложением. От роду,  Вы и правы, с таким ударением пишется отдельно... Спасибо! 

Тема: Re: Re: Меншиков Владимир Мялин

Автор Виталий Айриян

Дата: 01-04-2022 | 21:54:30

Разве? По-моему, что так, что этак - все равно ударение на первом "о": От роду. 

От роду  (от рода, он начала) - существительное с предлогом. Существует и наречие - от роду (тридцать лет от роду). Но здесь можно, изменив ударение, изменить и семантику. Это самый простой выход из положения. Контекст позволяет - смышленому от роду сыну.
Отроду - наречие (не стригся отроду).

Ольга, "от рОда" имеет место быть. Напр.:"ведет начало от древнего рода" итд. Все остальное - сомневаюсь. Есть примеры "от рОду"?

Виталий, существует двухвариантное написание окончаний существительных родительного падежа, в данном случае собирательного существительного. Вы сами привели пример. Окончание имеет разговорный оттенок. Примеры: от народа - от народу,  из дома -  из дому и пр.

Употребление с предлогом - без роду, без племени. Контекст данного ст-я позволяет такое написание и ударение.

Ольга, ни разу не слышал и не читал "от рОду". Разве что только на нашем сайте. Но это ведь, согласитесь, не руководство к действию))) Кстати: "Из дому" - симметричные конструкция и ударение. "из дОма", но "Из дому"

"Есть примеры "от рОду"?" - Пяти лет от роду.

P.S. Ударение, так же, как и в "отроду" - на "от".

Сергей, Виталий просил примеры с другим ударением. Ваш пример я привела выше. Два значения наречий: отроду (слитное) - в значении "никогда ранее" и от роду - как правило, употребляется в сочетании с исчислением лет. И там, и там ударение на первом слоге. Но я говорю не о наречии, а о сущ. с предлогом. По-моему, я всё обосновала.  

Выбор за Владимиром, он может согласиться со мной и написать раздельно (он пока этого не сделал). Или переделать строку.
 Меня здесь больше смущают некоторые рифмы, их бы пошлифовать. Нет, не глагольные - я ничего против них не имею, если они не в каждой строке. А неточные - всего в паре случаев.

Ольга, я действительно сначала не понял, о чём речь. Но после сделал приписку. И нигде не нашёл, чтобы при использовании существительного с предлогом ударение было на первом слоге существительного. Хотя это тоже стало неожиданностью. :о)

Сергей, а почему так необходимы примеры "великих"? Вспоминаю сколько казусов тут было с этими примерами нагугленными (обугленными временем). Стихотворение (перевод) современным русским языком написано, а выуживают какую-то архаику - мол, вот, употребляли же!
Если теоретически можно, то почему нельзя практически? От роду - без роду. Что не так? Это существительные с предлогом.

 Ваш пример хорош. Но соавторство это только для (переводчиков зачеркнуто) неофитов в стихосложении. Владимир поэт состоявшийся, он найдёт свой вариант. Ведь замечательные стихи, разве не так?
Традиция жива! Вот что я подумала, читая это стихотворение. И вспомнила замечательную тезу Евгения Блажеевского: "...Мыслить себя вне традиции всё равно что считать себя не рождённым, а найденным в капусте. Если поэт вне традиции, на нём можно ставить крест..."


Ольга, я не про "великих". В словарях везде, где встретил упоминание "от роду", как существительного с предлогом, везде ударение на "от". И уточнение, что это существительное с предлогом может применяться только к указанию возраста. Конкретного (дней, недель, месяцев, лет).

Сергей, правильно - дается отроду (а в скобках от роду - с уточнением, в каких случаях пишется раздельно и почему). Но это не исключает варианты написания слова с предлогом в другом контексте - без исчисления лет. 
Не поленитесь, перечитайте, что я написала выше (в частности, о вариантах окончания).
 Это уже  область стилистики. Тут словарём не обойдёшься.

Ольга, простите, не могу согласиться. Если мы переходим к написанию слова в другом контексте, то должны использовать правила его склонения. А РП слова "род" допускает только вариант "рода".
И ещё один пример: "без году неделя" - ударение на "без". А если ставим его на "го", то говорим "года".

Сергей, Вы можете не соглашаться, сколько Вам угодно. Просто надо знать стилистику. Я написала выше о двух вариантах окончания родительного падежа существительных. Привела примеры.
Отсылаю Вас к Розенталю - параграф 150 "Окончания родительного падежа единственного числа существительных мужского рода -а(-я) – -у(-ю)"  http://rosental-book.ru/styli_xxxvi.html#sect150

Без году неделя - фразеологизм. Устойчивое словосочетание - так же как от роду (столько-то) лет. За рамками фразеологизма мы можем употреблять слова с их первоначальным ударением.
 И с окончанием, которое диктует контекст, если это окончание не нарушает правила управления в русском языке. 

Ольга, можно "отроду" заменить на "сыздетства". Слово вполне могло быть в лексиконе капрала и конюха, хотя и придворного.

Сергей, не я автор стихотворения, обращайтесь к Владимиру. Вариант хороший. )

Спасибо за диалог! Пишу-то я быстро, думаю долго)