Любовь. Душа. Стихи. Судьба. (обновлённый вариант)

Дата: 13-12-2021 | 13:28:20


 

        Любовь
 
Как обмануть мне рок несовпадений?
Как мне пробиться к встречной тишине,
высокой тишине твоей печали,
с моею зазвучавшей в унисон?

Теперь я доказал бы, что достоин
блаженства, окрыляющего сердце!
Я б веерным аккордом растворялся
в ликующей мелодии любви!

Когда б умел я совершать поступки.
Не часто безоглядно рисковал
и подвигами зов недооплачен -
напрасный мой, тысячелетний зов!

Была уже любовь, уже была.
Была – неразделённая, смешная.
С манерностью, демонстративной слишком,
изобличавшей странного меня.

Заставил ли я горы расступиться?
Я ничего не сделал – ничего!
И, рядом находясь, не приближался
из страха отношенья усложнить.

…Любви нужна сирень, взаимность,
а не одна тоска желаний,
огромных, смутно-романтичных,
не соглашающихся ждать!

И трать, сжигай остервенело
чумное топливо эмоций!
Пока не схлынет наважденье,
пока не выгоришь дотла!

Как ненакормленный ребёнок
в остывших к вечеру хоромах,
любовь, лишённая надежды,
уснёт, обидевшись на мир.

Но и потом, сама став сном,
ещё попробует продлиться –
щемящий блюз воспоминаний
всё будет слышаться душе!

Всё будет думаться: ОНА
порою тоже сожалеет,
что верный школьный воздыхатель
признаться так и не посмел!

…Признался б - и неловкость, и отказ,
бесплодная пустыня, безысходность!
Не предпочёл ли сохранить я право
иллюзии волнительно питать?

Прости, судьба, невыпившего чашу.
И трезвость мифотворца накажи
забавнейшим, покорным безрассудством!
И ниспошли мне исцеленье страстью!


            Душа

Душа глобальней, значимей любви,
но слыть её рабой отнюдь не против,
мечтая, пусть невольно, но решиться
на жертвенный, мучительный порыв!

Тогда и обретёт душа опять
распахнутость в другие измеренья
и нежностью невиданной наполнит
испытанные штормом паруса.

Чтоб, выплыв из портовых декораций,
просторами вселенной наслаждаться
и трепетные тайны мирозданья
их, тотчас забывая, постигать!

Важнейшего взыскуя упоенно…
А вдруг, поманит душу Абсолют?
В нём не от чего облачку зависеть,
и брошенной окажется любовь?

Принадлежа цепи метаморфоз,
душа любви послушна лишь на время,
обязанная бодро набираться
энергии и опыта. Созрев,

помалу захандрит, чужея к телу,
всем суетным уже и тяготясь.
И, наконец-то, бренное покинув,
достигнет ослепительных равнин!

Где размягчается нетленный свет
заветным единением с Истоком.
Континуум! А мы-то полагаем:
предназначение души – любить.

Какой вулкан в своей груди я прятал!
Как обречённо я негодовал,
любовных перспектив не наблюдая
и сознавая горько, что, увы:
ухаживать открыто - не отважусь!

ОНА была не старше, но взрослей
меня, не заслужившего земное,
и торопилась, торопилась жить!

...К тому же я, приговорённый к ней –
весенней однокласснице красивой,
не прекращал и поиск идеала,
далёкого, бесплотного. Зачем?

Сентиментальных юношей перо
рисует силуэт Прекрасной Дамы.
Я на излёте грезил, принимая
холодный сочинительства удел.

Моя душа устала без любви;
устала ошибаться, обознавшись.
Навряд ли до сих пор я верю в чудо
и покаяньем утешаться рад!


          Стихи          

Начало всех начал – небытие.
Нестартовавшее – не состоится,
а ведь оно, потенциально, есть!
Всегда дуэль: за нестрелявшим – выстрел!

Знакомо, да? Ты строишь, строишь башню
из храбрых комплиментов, из цветов,
но башня рушится - подрубленный под корень,
не в силах и стоять, придя домой.

Ты скомкан, ты подавлен, ты страдаешь
и чувствуешь: тебя спасёт лишь сон,
в который ты заляжешь, как в берлогу, –
сон-возвращенье, сон-высвобожденье…

…Вернись же! И трясина созерцанья
сомкнётся над свинцовостью проблем.
Зима наступит и – не оправдаться
проваливаясь вниз, в тартарары,

в дремучую потерянность, досаду,
в неправильность, чистилищной сродни!
На атомы разобранный и вздохи,
зализывая раны, отползай…

…И вот, в том сне – седые катакомбы,
хранящие секреты про запас,
откликнулись пришествием видений –
заскобочных субстанций теневых.

Виденья, поприсутствовав неявно,
средь хаоса клубящейся стихии,
избрали облик тихих погорельцев,
доступный пониманью моему.

И, сразу безгранично им поверив,
я очутился возле бедолаг.
Бродил по пепелищу, поднимая
фрагменты уцелевшего. Ещё

я видел строчки. Погорельцев лики
в них превращались плавно, но и тут
сквозь буквы проступало человечье.
Несовместимое – переплелось:

одно в другое запросто вливалось
и, слившись, ускользало в никуда.
Материи же не существовало –
тлел горизонт…

И я из этой лавы извлекал
неопалимые стихи пророков -
поэтов, не родившихся вовне,
в безмолвии ютящихся ревнивом.

О чём они меня предупреждали,
минуя скорбными глазами дым?
О вовлечённости? О вечной боли?
Всё призрачно, да и переносимо.


          Судьба

С тенденцией особо не поспоришь.
Как и с судьбой - она тебя ведёт,
заботливо выкручивая руку,
выказывая псевдослабину.

И каждый учиняет свой побег
и не подозревает, убегая:
маршрут его ребячества известен
насмешливой затейнице-судьбе.

Хотеть любви, парения над бездной!
Над гулкой бездной немоты людской!
И в этом тоже – предопределённость,
замаскированная под протест?

Трагичная готовность расплатиться
за несколько неистовых минут,
позволивших бы вырваться из круга
и изменить привычный ход событий!

…Инстинкт любви – потребность быть счастливым
и пламени касаться, и хмелеть,
незряче обесценив остальное!
Шальной, опустошающе-жестокий,
стремящийся подчас стать смыслом жизни!
         
Бездарно упустивший шанс любить:
и погибать, и воскресать истомно,
спрошу лишь, кем тот шанс предоставлялся?

…Как вспышка – первый, всё решивший взгляд.
Парольный импульс был душой воспринят,
сигнал усилен, образ дорогой
запечатлён глубинно и – любовь!

Что управляет нами изнутри?
включает механизм переживаний,
настраивая на эксперимент,
но цель сего вмешательства, скрывая?

Мы – куклы. Смысл жизни не в любви,
а в функции, заложенной проектом.
И нечего нелепо отвлекаться
от главного призванья, я считал!

И следовал блазнившимся путём –
хватило же Петрарке и Лауры!
Нет выгодней позиции, чем всуе
философу о чувствах размышлять.

Зациклившись на юности, себе
бездействия того не извиняю.
Хотя и я, конечно, исполнитель
витиеватой русловой судьбы!

Любовь, Душа, Стихи, Судьба –
такой вот ряд сакраментальный.
Но исповедаться преглупо,
мне эти помогли слова:
Любовь. Душа. Стихи. Судьба.




Сергей Погодаев, 2021

Сертификат Поэзия.ру: серия 1575 № 164854 от 13.12.2021

2 | 7 | 257 | 23.05.2022. 23:00:01

Славно.
Поначалу двойное повторение ряда в финальной строфе показалось избыточным.
И вот ещё о чём подумал: что, если
"Всё призрачно и - да, переносимо" - ?
:о)

  Спасибо, что дочитали до конца! Это произведение я с 1986 года много раз переписывал. Скопилось огромное количество чернового материала и вариантов почти по каждой строке, в том числе и по заинтересовавшей Вас. А в ноябре перечитал, понял, что меня опять кое-что не устраивает и опять переделал, попытавшись упростить заумные места.  Ещё раз спасибо!

Сергей, дочитать до конца труда не составило. Быстро удалось "настроиться на волну". :о)

Просто Вы, Сергей, отличный укротитель волн!

Сергей, очень удивила сокровенность, какая-то «обнажённость»,  «высокие ноты» Ваших чувств, да и вербальное выражение их не характерно для Ваших предыдущих текстов. Я рада:  так писать - значит выражать доверие к читателю, чувствовать, надеяться, что Вас поймут, поверят.

Видела, что сначала, кажется, было два варианта, но не успела прочитать оба. Потом Вы оставили только один. Видно, что работали, сомневались.

Успехов Вам! Хорошего Нового года! Вера.

Спасибо, Вера! Второй вариант - это был просто повтор при размещении. Предыдущий вариант благополучно пребывает в списке моих работ. Между прочим, это единственное моё стихотворение непосредственно о любви, ещё в двух говорится о близких любви чувствах. Вера, я тоже поздравляю Вас с приближающимся Новым годом, и хочу отметить, что человек Вы очень душевный, неравнодушный. Меня, циничного атеиста, тоже некогда родила женщина по имени Вера.

Сергей, мне просто неловко от Ваших комплиментов. Спасибо, конечно, но, кроме художественной ценности, я всегда оцениваю и  нравственную составляющую текста, и тот труд души, который заложен в нём, и меру искренности, правдоподобия.

Как Вы громко припечатали себя: «циник-атеист». Уже одно то, что это Ваше стихотворение под названием «Любовь» - единственное  о любви, говорит о многом. Вероятно, просто не любите пускать слова на ветер, выставлять напоказ свои сокровенные чувства: прикрываетесь либо шуткой, либо наносной бесшабашностью, но это доказывает лишь обратное.

В любом случае Вы человек думающий, размышляющий, познающий. Мне это импонирует.

Счастья Вам, здоровья, благополучия! Вера.