К нам прилетают чайки

К нам прилетают чайки. Это странно,
Ведь мы от моря в сотне километров.
Они приносят запах океана
И гул его тугих солёных ветров.

Ночное прогоняя наважденье,
Хохочет чайка и рыдает крачка, 
И в краткий миг такого пробужденья
Я ощущаю килевую качку.

Я вспоминаю пену на причале
И как сказать спешу, но не умею,
И женщину с поникшими плечами.
Как много нас не связывает с нею!

Но мы уходим, нужно торопиться.
На это есть серьёзная причина –
Светлеет небо на востоке, птица
Уже над горизонтом различима.

Протяжна песня ветра и надсадна.
Ах, как коварна здешняя погода!
И вновь бросает палубу нещадно
Не то "Секрета", а не то "Пекода".

Как славно разглагольствовать устало
Об этих штормах, о работе трудной
И заступить на вахту у штурвала,
Хотя родился крысой сухопутной,

Хотя навеки с городом повенчан,
И чай в пакете мыслить полумерой
И пожалеть живущих где-то женщин,
В тебе не разглядевших флибустьера.

***

Как жаль, что нужно всё же просыпаться,
Привычно думать о насущном хлебе...
И ощущать штурвал в дрожащих пальцах
И слушать хохот чайки в тусклом небе.

 Отлично, Александр.

Единственное (несущественное):
- Мы говорим не " што́рмы", а "шторма́"...
:о)

Сергей, благодарю!
А Владимир Семёнович, конечно, прав. 

Хохочут, если я не ошибаюсь, озерные чайки. Их нашествие на города с наличием там помоек связано. От подобного хохота действительно просыпаться не хочется.

К нам прилетают серебристые чайки. Хохочут как сумасшедшие. А когда видишь их гуляющими среди голубей, даже оторопь берёт от таких гусиных размеров.