Патрик Ка́ванах. Оценён женщинами


Сейчас и здесь – простой и громкий по натуре –

Скажу о некоторых дамах и гламуре:

 

Дочь пекаря – была ль она любима мной?

Её фигура как пирог – десерт мучной,

В ней фунтов тысяча была, а то и сверх, –

Шекспир её с цветком раскаянья* отверг.

 

В час дня, со мной уже другая говорит,

Мы с ней встречаемся в обед на Графтон-стрит.

И эту рифму должен ей отдать взамен

За руту* жалости, тимьян печальных сцен.

 

Не мучит совесть, не терзает сердце грусть,

Когда с возлюбленными нынче расстаюсь.

Ни девы в бежевых тонах, ни в голубых

Мне не оставили страданий* никаких.

 

И много дам, не заплативших той цены,

На взгляд писателя так ошеломлены,

Не зная искренне, как всё неблагородно.

И как брутально, и природно.


-------------------------------------------

Patrick Kávanagh. Good by Ladies

 

Here and now colloquially the hammer

I give to all these ladies and the glamour –

 

The baker’s daughter – did I love her?

Her figure like a turn-over

She had a thousand pounds or two-

But Shakespeare put her with the rue.

 

The lunchtime lady that I meet

At one o’clock on Grafton Street

Must take this rhyme from me in lieu

Of rosemary, thyme or rue.

 

No screw is rattling in my heart

As I from Jo and Joan now part

The girl in brown with the girl in blue

Have left with me no lovely rue.

 

And many another dame un-used

To the mind of a writer smiled, bemused

Never knowing how ungentle

How brutal and elemental.