День Единства

Возьмем как можно больше!

Прыгнем как можно дальше!

Будет все это – с Польшей

Связано – или с фальшью?

 

Глотнем как можно глубже!

Скакнем как можно выше!

Родина – это на службе

Как бы чего не вышло.

 

Как бы чего не стало:

Свободы, равенства, братства.

Родина – это жало,

Не надо змеи бояться!

 

Родина – это прутья:

Берёзы, озёра, реки,

Чаянье вод, по сути,

Забота о человеке.

 

Родина – это колос,

Пшено, рожь, гречиха,

Ну-ка, во весь голос,

Только чтоб было тихо!

 

Чтобы не валко, не шатко,

Родина – это не к спеху,

Народ, богоносец, шатов

утёсов – и треснут вехи!

 

Нам пьеху на всё: эпоху,

димку, петьку, маринку,

что самозванцу плохо,

то матросу – в ширинку

 

зимнего подземелья,

летнего солнцестоянья.

Выдюжим же, Емеля,

Мелим до кровопусканья!

 

От Смуты и до раскола,

От Рюрика – до ракеты,

От – беленькой – до рассола,

От чёрненького – до света,

 

пророка, чумы, музы,

тулупчика, бедной няни,

от Нестора до Союза,

Помянем себя, помянем,

 

От Рюрика до Володи

Ульянова иль другого,

Хлебнём при честном народе,

сглотнём – и хлебнём снова!

 

Беги, печенег, подале,

Французы, германцы, ляхи –

Грозный встаёт сталин

В белой как кровь рубахе.

 

И в хороводе общем

Жертвы да с палачами:

- Мы де уже не ропщем,

Хрен, что ли, братцы, с нами!

 

Хрен редьки не слаще,

Дёготь не горше мёда,

Коли народ – пропащий,

Сделаем всё для народа.

 

Чтоб палачи да жертвы,

Галочки, воробьи ли,

Эх, на одно жерди –

Мух переловили.

 

Чтобы в Отечестве нашем

Только одно единство,

Сеем, растим, пашем,

Уничтожаем свинство

 

И от Майдана до Красной.

И от Карпат до Урала,

Тихого – тропкой ясной

Идёт Иоанн устало.

 

По щучьему – и бутылка,

По-птичьему – и сноровка,

Дуло - в прицел затылка,

Снова в руках винтовка,

 

Мирные ледоходы

И поезда-кометы,

И значит, не будет восхода,

И значит – одни рассветы.

 

Так выпьем, восстав с дивана,

Единство, любовь, память,

Руки дрожат спьяну?

Что это, братцы, с нами?

 

Родины это зовы,

Кажется, полегчало.

Выпьем и вздрогнем снова,

И всё повторим сначала!

Сложно оценивать потому, что я помню заборы Арбата, обклеенные такими простынями.

Родины это зовы, Кажется, полегчало.

А кому и позывы :-(

Много чем обклеивали Арбат.