Стан мирмидонов. Причалы бессонниц Пелида

Дата: 08-08-2020 | 16:50:22

Голос аэда, кифара, архаики чары;
В русском гекзаметре Гнедича ожил Гомер -
Эпос войны, корабли у чужого причала,
Боги в крови и над трупами стаи химер.

Царь Ахиллес возлежал с полонянкой прекрасной
В куще высокой близ черных своих кораблей.
Днища смоленые их рассыхались напрасно,
Жгучий песок с каждым днем становился белей.

Мачты уложены в гнезда, а весла - вдоль борта,
В бухты завиты бессильные верви снастей.
Гневное пламя насквозь прожигает аорту -
Царь Ахиллес не оставит жестоких страстей.

Верно, уже Агамемнон, вестями унижен,
Видит под самой стеной рукопашцев-дардан,
Верно, ликийские лучники, целясь все ниже,
Жесточи множат разъятым данайским рядам.

Пленница с Лесбоса ласки вотще расточает,
Взоры вождя мирмидонов лишь местью горят,
Холодно губы сухими губами встречает,
Словно вершится всю ночь погребальный обряд.

Знает Кронион, отец и бессмертных и смертных,
Знает один лишь он тайные цели войны.
Гибнет Ахайва и станет добычей несметных
Псов и орлов с плоскогорий пустынной страны.

Гибнет Ахайва, не только лишь царь Агамемнон,
Совесть и злоба терзают Ахиллову грудь;
Боги, в сраженьях участвуя попеременно,
Роду людей намечают мучительный путь.

 

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!