Шаляпин в гостях у Репина

Дата: 31-07-2020 | 01:04:42

«Чу, цепные заходились! Иль я

Кому-то потребен?» –

Оторвался от журнала Илья

Ефимович Репин,

 

Осеняемый настольным огнём

Картиннобородо.

«Огонёк» давал подборку о нём

На три оборота.

 

С репродукциями лучших холстин,

Несносными нá дух.

Фотографиями: Репин с Толстым

И Репин в Пенатах.

 

В кресле с розовой обивкою – граф

Малиноволобый…

На мансарде затрубил телеграф

Железной утробой.

 

Механический позыв невзначай

Был, впрочем, прошляплен:

«Отъезжаю запятая встречай

Целую Шаляпин».

 

За окошком свирепела пурга,

Скрипела подпруга.

И нелёгкая несла не врага,

А лучшего друга.

 

Под верандою смолк бас бубенца,

И финские клячи

Стали в точности напротив крыльца

Куоккальской дачи.

 

С полустанка прискакав напрямик,

Укутанный в шали,

Бас воочию узрел в этот миг

Картину «Не ждали»:


Утопающей в сугроб колеи

Да месяца кроме,

Одинокий силуэт Илии

В оконном проёме.

 

Возопил артист, хватая дубьё,

Неслыханным басом:

«Дай взглянуть, заря, в лицо мне твоё

Пред гибельным часом!»

 

Потащили клячи, чёрт их рази,

Чухонские сани.

И предстал пред живописцем Руси

Незваный Сусанин!

 

Засветились разом окна жилья,

Ожили Пенаты!

Хлопотал гостеприимный Илья,

И выпили нá ты.

 

И в любезной, заводной трескотне,

Пред самою зорькой,

Перебрались от «Мадам Паскине»

К рябиновой горькой.

 

Породнившись в мастерской, наверху,

С турецким диваном,

Хохотал Илье Шаляпин «Блоху»,

Ревел Иоанном.

 

Совершая променад на залив

По дюнам и горкам,

Рассуждали, крепко очи залив,

О Блоке и Горьком.

 

Поддевали оба Карла Буллу –

Зело до корней им!

Просыпалися подчас на полу

С соседом Корнеем:

 

Этот был ни худощав и ни толст,

И наскоро скис тип…

Как-то Репин из запасников холст

И с красками кисти

 

Вынул купно, и Чуковский был зван

На прежнее место –

Под картину «Козлоногий диван

И праздный Маэстро».

 

Были окна в понедельник Поста

В морозном тангире.

Подымали тяжело по полста,

Как будто по гире.

 

Ближе к вечеру пришёл тарантас

(Картина «Не ждали!»)

И умчался очарованный бас

В далёкие дали.

 

…Шла четвёртая неделя Поста.

Приехав в Пенаты,

Прикупили три аршина холста

Тверские магнаты.

 

Всё нахваливали, мол бонвиван

Большого масштаба:

Мастерская, козлоногий диван…

И голая баба.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!