Патрик Каванах. Единый

Зелен, жёлт, синь и красен -
Бог, спустившийся в топи,
Как апрель был потрясен,
И катарсис глубокий.
Неказистая сцена в месте диком,
Где никто не бывает,
Буйным цветом предстала пред ликом
Бесконечным, Единым, Разумом, что с толку сбивает
И мудрейших из смертных. А фиалка с первоцветом
Дикий ирис - и тот, кто предстал безымянным,
И столь важная дама, как Муза с её туалетом,
Готовы поведать местным крестьянам,
Что чудесный, чудесный, чудесный Бог
Вдохнул Свою любовь болотцу в бок.


Patrick Kavanagh. The One

Green, blue, yellow and red -
God is down in the swamps and marshes,
Sensational as April and almost incred-
ible the flowering our catharsis.
A humble scene in a backward place
Where no one important ever looked;
The raving flowers looked up in the face
Of the One and the Endless, the Mind that has baulked
The profoundest of mortals. A primrose, a violet,
A violent wild iris - but mostly anonymous performers,
Yet an important occasion as the Muse and her toilet
Prepared to inform the local farmers
That beautiful, beautiful, beautiful God
Was breathing His love by a cut-away bog.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!