Иоахим Рингельнац. Моряк Куттель Даддельду – от всего сердца на полном ходу

Дата: 07-02-2020 | 16:16:02

Барк из Сиднея в гавани Гавра

Швартовался без четверти три.

Ветер косо качал фонари,

Пахло тиной, смолой и кадавром.

 

Сходя на берег, Куттель Даддельду

Подумал: «Да-да, я туда пойду –

На Рю Альбани,

Где всегда огни,

Где дым, вино и красотки!»

 

Так думал моряк Куттель Даддельду.

Первый дом стоял на самом виду,

Оттуда он вышел уже с чесоткой.

 

Еще не зная про эту беду,

Куттель отдал все рифы на брамселях

И с отчаянным креном прибавил хода.

Карманы топорщились, веселя

Жалованьем за два года.

 

Дом номер шесть. Угощал Катерину и Еву.

Новенькая из восьмого сама напоила его.

Напротив Святого Петра – семь скромниц, и все –

                                                            королевы!

Юбочки как целлулоид, под ним – ничего.

 

Даддельду, флибустьер Куттель!

Он принес им подарки, что плыли в его каюте –

Перья баклана и челюсти барракуды,

Серьги из Сарагоссы,

Сухие саргассы,

Пудру и шахматы из Калькутты,

Даддельду, ах, Куттель!

 

Все это, правда, он вез для Мэри,

Не этой вот Мэри, другой Мэри,

Он вез это Мэри, верной невесте,

Которая ждет его где-то бог весть.

 

Эй, Даддельду! Привет, Даддельду!

Даддельду открыт, как в доке шлюз.

Даддельду со всеми в ладу,

Даддельду поет негритянский блюз!

 

Даддельду, Куттель Даддельду, весь как есть.

На вахту его не нашли ни там ни здесь.

 

Даддельду, ду-ду, янки-дуддель-денди!

Виски, блузки, визг, ром и бренди,

Куттель-муттель, фати-мутти, ду-ду!

 

Даддельду проснулся в четыре утра на пруду.

В кармане ни франка, весь в блевотине и во вшах,

Нос расквашен, и конский навоз в ушах.

 

К полудню был уже на борту Куттель Даддельду.

Долго мылся, выпарил вшей и винный дух,

 

И явился к шкиперу заплести балду

И выбить аванс, дескать, не дашь –

Уйду на бич или в каботаж.

 

Наутро Даддельду Куттель на берег пошел опять –

По сходной цене австралийское что-нибудь покупать

Для верной невесты, приобрел ей косули рога,

Змеиную кожу, две пальмы-пальмиры,

Сандалии аборигенов Памира

И медный жетон на бега.

 

 

 

Joachim Ringelnatz.  Vom Seemann Kuttel Daddeldu

 

Eine Bark lief ein in Le Haver,
Von Sidnee kommend, nachts elf Uhr drei.
Es roch nach Himbeeressig am Kai,
Und nach Hundekadaver.

Kuttel Daddeldu ging an Land.
Die Rü Albani war ihm bekannt.
Er kannte nahezu alle Hafenplätze.

Weil vor dem ersten Hause ein Mädchen stand,
Holte er sich im ersten Haus von dem Mädchen die Krätze.

Weil er das aber natürlich nicht gleich empfand,
Ging er weiter, -- kreuzte topplastig auf wilder Fahrt.
Achtzehn Monate Heuer hatte er sich zusammengespart.

In Nr. 6 traktierte er Eiwie und Kätchen,
In 8 besoff ihn ein neues, straff lederbusiges Weib.
Nebenan bei Pierre sind allein sieben gediegene Mädchen,
Ohne die mit dem Zelluloid-Unterleib.

Daddeldu, the old Seelerbeu Kuttel,
Verschenkte den Albatrosknochen,
Das Haifischrückgrat, die Schals,
Den Elefanten und die Saragossabuttel.
Das hatte er eigentlich alles der Mary versprochen,
Der anderen Mary; das war seine feste Braut.

Daddeldu -- Hallo! Daddeldu,
Daddeldu wurde fröhlich und laut.

Er wollte mit höchster Verzerrung seines Gesichts
Partu einen Niggersong singen
Und »Blu beus blu«.
Aber es entrang sich ihm nichts.

Daddeldu war nicht auf die Wache zu bringen.
Daddeldu Duddel Kuttelmuttel, Katteldu
Erwachte erstaunt und singend morgens um vier
Zwischen Nasenbluten und Pomm de Schwall auf der Pier.

Daddeldu bedrohte zwecks Vorschuß den Steuermann,
Schwitzte den Spiritus aus. Und wusch sich dann.

Daddeldu ging nachmittags wieder an Land,
Wo er ein Renntiergeweih, eine Schlangenhaut,
Zwei Fächerpalmen und Eskimoschuhe erstand.
Das brachte er aus Australien seiner Braut.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!