Эпоха Потрясающая копьём

Небольшое предисловие к подборке.

Эпоха Шекспира – это не только Шекспир и очень жаль, что внушительная когорта поэтов тех лет до сих пор никоим образом не представлена русскому читателю.
И о самом переводе… тайнописях… Если взять оригинальный текст произведения Феникс и голубка можно увидеть скрытый в нем другой текст (более интимный/ о ином), в русской версии перевода Левика этого нет. Поэтому во всех представленных ниже текстах есть крипты (рассказывающие совсем иную историю).


Содержание:

- Насыться, Время! Вырви когти льва (Уильям Шекспир)
- Ты не герой и не избранник мой (Мэри Сидни)
- Не плачь, когда бессрочный мой арест (Уильям Шекспир)
- В моём окне вновь дождь и пустота (Мэри Сидни)
- Не станет мыслью плоть и мне не смочь (Уильям Шекспир)
- Любовниц всех возьми моих и что (Уильям Шекспир)
- Внутри меня кривые зеркала (Мэри Сидни)
- Всесильно время. Башен грозный вид (Флетчер-Старший)
- Избавь меня от чёрных пятен снов (Мэри Сидни)
- Любовь моя, клятв в верности не прячь (Уильям Шекспир)
- Все зеркала о возрасте мне лгут (Уильям Шекспир)
- Не удивляйтесь, видя то, что я (Гаскойн)
- Письмо переписать, смять и порвать (Джеральдина Лили)
- Ты сам своя тюрьма, цветущий сад (Уильям Шекспир)
- Избавь меня от чёрных пятен снов (Мэри Сидни)
- В сражении убитый сарацин (Уолтер Рейли)
- Его лицо я не смогу забыть (Уильям Шекспир)
- Ни дождь, ни снег, ни лето, ни зима (Уолтер Рейли)
- Не мой ли дух, посаженный на трон (Уильям Шекспир)
- Коллекцию тотемных масок жгу (Мэри Сидни)
- То время года видишь ты во мне (Уильям Шекспир)
- Я голод птичий подавлю в себе (Мэри Сидни)
- Сравнить ли с летним днём твой быстрый взлёт (Уильям Шекспир)
- Надежд моих губительный пример (Джеральдина Лили)
- Таким, как я сейчас, мой станет друг (Уильям Шекспир)
- Печаль свою в трёхдольный метр гильярды (Джеральдина Лили)
- Безмолвствуют сегодня соловьи (Уолтер Рейли)
- Зимы моей крутитесь, жернова (Елизавета I)
- Твои следы оборвались у клёнов (Роджер Мэннерс)
- Пустые размышления прощайте (Джон Марстон)
- Не оправдают тысячи причин (Роджер Мэннерс)
- О чём бы мог спросить свою я душу (Джон Марстон)
- Не сразу понял я, что год прошёл (Томас Деккер)
- На пару дней наведываться в Лондон (Роджер Мэннерс)
- Надеюсь, вид мой не смущает Вас (Джордж Гаскойн)

=======================================

*** (19 сонет) Уильям Шекспир.

Насыться, Время! Вырви когти льва
И зубы тигра. Землю выжги тенью.
И пусть сгорает снова (смерть – рожденье)
В крови своей же Феникс, плоть – трава.
Насыться, Время! Крась закатом дни,
Что хочешь, делай с миром, со вселенной,
Одно лишь запрещаю преступленье:
К чертам любимым руки не тяни.
Пером древнейшей тайны их не тронь,
Не прикасайся к линиям чудесным,
Их красоту примером грёз небесных
Оставь в грядущем, как волшебный сон.
                А впрочем, Время, что твой тёмный след?
                Любви в моих стихах бессмертен Свет.


*** Мэри Сидни

Ты не герой и не избранник мой –
Острожник в королевском одеянье.
Зеркал бессонных погасив сиянье,
Хрестоматийны бездны в час ночной.
И ты всё тот же, гений и изгой,
Всмотрись в иконы, обрати вниманье –
Марии лик – невесты, но не тайна,
А ты всё строже к линиям... Постой,
С мечтой осенней птицы и с тобой
Мне не расстаться. Женское желанье –
Гнёзд чёрное безмолвье успокой,
Скрывая в сердце страх и ожиданье
                      Того, что называешь ты свиданьем,
                      А я зову любовью и страданьем.
                 
----------------------------------------------
Пемброк (Пембрук) (Pembroke), Мэри Герберт (1561–1621), урожденная Сидни, графиня – английская аристократка, поэтесса, учёная дама, литератор и переводчица, младшая сестра поэта Филипа Сидни. Её мать была из старинного рода Дадли; фаворит королевы Елизаветы I Роберт Дадли, граф Лестер, приходился матери родным братом. Мэри Герберт Пемброк получила прекрасное домашнее образование, очень рано проявив не только интерес к литературе, но и незаурядный поэтический дар, способности к музыке и иностранным языкам (французский, итальянский, латынь, греческий).
Трагическая гибель Филипа Сидни в Нидерландах (1586) стала переломным событием в жизни и творчестве его сестры. Отныне она видела свою главную задачу в сохранении, редактировании и публикации всего его литературного наследия.
О судьбе собственных произведений она, как ни странно, совсем не беспокоилась, хотя, как можно предположить и на что указывают её современники, их было у неё немало. Мэри Герберт Пемброк скончалась от оспы, её похоронили в соборе города Солсбери.


*** (74 сонет) Уильям Шекспир.

Не плачь, когда бессрочный мой арест,
Свершившись, заберёт меня отсюда.
Я в этих строчках понесу свой крест,
Останусь неизменным, рядом буду.
Ты сможешь видеть, их прочтя, – меня,
Тот мир, в котором всё тобою дышит,
Земля к земле, но Дух мой – жар огня,
Тебе в наследство завещаю, слышишь?
Не больше чем отбросы жизни плоть –
Червей добыча и ножа злодея.
Моё лицо и руки, пальцы, рот
Не стоит помнить после смерти. Где я –
                Узнаешь лучше, прочитав стихи,
                В них я с тобой и тем ценны они.


*** Мэри Сидни

В моём окне и дождь и пустота
Скрестили шпаги за улыбку дамы.
Ты веришь в вечность, я же – в тень креста...
Что на устах безмолвных наша память?..
След поцелуев это – стон звезды.
Стук мутных капель по стеклу – шаг к бездне.
Всё тише, осторожней входишь ты,
Но я всё слышу, чтобы вновь исчезнуть
В твоём бездонном сердце. Пусть тоска
Скребётся кошкой, воет псом бездомным.
Безумие ночное – два клинка
Зеркал бессонных – два зрачка огромных,
                В которых лживы дождь и пустота...
                Но равны в них мой грех и чистота.

*** (44 сонет) Уильям Шекспир

Не станет мыслью плоть и мне не смочь
Преодолеть в мгновенье расстоянье.
Пространство, Время... Вновь скрывает ночь
Изгибы тела, губы от касаний.
Во мгле смешались дни и жизнь пуста,
След ног всё глубже, а любовь всё тише.
Как с этой ношей прыгнуть в небеса
К тебе за море, в сад цветущих вишен?..
Мысль плотью стать не сможет. Мысль – палач.
Но знай, сегодня пребывая в грусти –
Вода с землёй умеют прятать плач,
Стенать и помнить, обнажая чувства
                Медлительных стихий. Горит маяк
                Слёз горьких, нам даря страданий знак.


*** (40 сонет) Уильям Шекспир.

Любовниц всех возьми моих и что
Найдёшь в их ласках? Всё случалось прежде.
Любовь земная – ложь, а страсть – ничто.
Знай, всё моё – твоё здесь; слёзы, нежность.
Бери без страха стон моей любви,
Винить не стану за любовь иную.
Обман изводит душу изнутри,
Играет с жизнью нашей шутку злую.
Я твой грабёж прощаю, милый вор,
Другое горше, и любовь то знает,
Боль в сердце тяжелее, приговор
Коварной мести больше не пугает.
                В твоих глазах зло кажется добром.
                Убей меня, но мне не будь врагом.

*** Мэри Сидни

Внутри меня кривые зеркала
И образ твой ведут о счастье споры.
Меня пугая тем, что солгала,
Сидит на ветке ворон, чёрный ворон.
Не шелохнётся лист и ветра нет...
И явно тучи – пятна, зе'мли в море...
Плывут и те, что следом застят свет.
Черней и больше стал небесный город.
За грозовую нежность – тень креста?..
С меня не спросят и осудят вряд ли,
В твоих глазах бездонных пустота,
Погасло солнце, и всё то, что рядом
                Когда-то было, стало, как зола...
                Черты твои, кривые зеркала.

*** Флетчер-Старший

Всесильно время. Башен грозный вид
Среди руин найду теперь едва ли.
Герб с розой белой, с лилиями сбит.
Пуст трон монарший. Ветром дуб повален.
Реки не тронуть. Высохла до дна.
Кремень распался, горы стали ниже.
Прижизненная слава, где она?..
В земле бесплодной, ядовито-рыжей.
Зерно взойти не сможет. Солнца свет
Окаменеет, став ступенью в бездну.
Мысль злая сердце гложет. Счастья нет.
Богатство – беды. Позабыты песни
             Из сладких сказок. В памяти моей
             Лишь образ твой не тронут дымкой дней.


*** Мэри Сидни

Избавь меня от чёрных пятен снов,
Покуда цвет определяет траур.
Любовь блудницы – мелкие растраты,
Никчёмный хлам, распятье, пыль углов.
И нет расплаты. Разночтенье слов
Приносят гости в мантиях богатых,
Страстей пустые сферы, игры в stratum*,
Ключи из глины для дверных замков.
Устало биться сердце в такт дождям
И нет лекарства верного от страха,
От неземной печали – рядом плаха
Моих раздумий, отданная дням
                В наём бессрочный. Вновь следит палач
                За тем, чтоб ты не слышал женский плач.


*** (138 сонет) Уильям Шекспир

Любовь моя, клятв в верности не прячь.
Им буду верить, зная: лжёшь ты снова.
Юнцом наивным, ослеплённым словом,
Меня считаешь зря ты... я ль не зряч?..
Играя в чувства, сладок дней нектар.
Ты тоже знаешь: простодушье – маска,
Что истина простая в грустной сказке
Вновь скрыта нами. Я молчу, что стар.
Молчишь ты об изменах. Как дурман,
Наш давний сговор, годы и желанья,
Привычка быть влюблённым в наказанье
И быть любимой тем, кто бездной дан.
                И что с того, что в каждом есть изъян?..
                За ложь твою дарю тебе обман.
               
    
*** (22 сонет) Уильям Шекспир

Все зеркала о возрасте мне лгут.
В твоих чертах лишь отраженье вижу:
Нахмуришь брови – тень морщин на лбу,
И время подгоняет к смерти ближе.
Оспорить старость может Красота…
В глубинах сердца, как на дне колодца,
Я сохраню твой образ, зная, – в такт
И сердце друга моего забьётся.
Любимый мой, ведь сердце – хрупкий дар,
Тебе я отдал, будь с ним осторожней!
Твоё же сберегу я навсегда
Любовью нежной, с материнской схожей.
                И не проси вернуть, моё разбив,
                Ведь только им я до сих пор и жив.
               
*** Гаскойн

Не удивляйтесь, видя то, что я
Взгляд опустил, Вас не возвысил речью.
Не рад как будто, словно нет меня,
Не нужен больше сердцу всполох встречный.
Влечений опыт – мой и Ваш обман.
Везенье мыши, тронувшей наживку -
Живой остаться после… Шанс ей дан,
Щелчка ловушки слышать отзвук зыбкий.
Вернётся вряд ли бражник, помня боль,
К огню, в котором, крылья стали прахом.
Игра в любовь... Так явна Ваша роль,
И так знакома. Вот причина страхов,
           Обжегшись раз сияньем Ваших глаз,
           Мне тяжело сейчас смотреть на Вас.

*** Джеральдина Лили

Письмо переписать, смять и порвать.
В словах нет правды, нет тревог сомнений.
В них только тени, нудный счёт мгновений,
Моих желаний тайных сладкий яд.  
Недели, годы, Вы, готовы ждать.
Я так устала жить, кляня смиренье,
Любовным знакам верить, совпаденьям,
Надеждам робким, но в душе страдать.
Высоких стен охрана, - не позвать,
Решётки в окнах, - не подать прошенье.
Пленённых чувств печали – снов плетенье,
Паучий кокон, ранний листопад.
           Бег времени не обратится вспять.
           Травой заросших троп не сосчитать.


*** (13 сонет) Уильям Шекспир

Ты сам своя тюрьма, цветущий сад...
Всему срок жизнь. Не дольше, не короче.
На этом свете рай вмещает ад.
Живя, к концу готовься, к вечной ночи.
Дари свой образ, сказку тонких черт,
Лик Аполлона получив в аренду,
Тому, кто встретит юным твою смерть,
Твоё безмолвье, ставшее легендой.
Твой отпрыск – повторенье всех начал.
Твой дом прекрасен, не придёт в упадок.
Внутрь комнат зимний холод (ветров шквал)
Проникнет вряд ли. В них царит порядок.
                Ведь ты не мот! Отец был у тебя;
                Пусть сын твой скажет то же, жизнь любя.
               

*** Мэри Сидни

Избавь меня от чёрных пятен снов,
Покуда цвет определяет траур.
Любовь блудницы – мелкие растраты,
Никчёмный хлам, распятье, пыль углов.
И нет расплаты. Разночтенье слов
Приносят гости в мантиях богатых,
Страстей пустые сферы, игры в stratum*,
Ключи из глины для дверных замков.
Устало биться сердце в такт дождям
И нет лекарства верного от страха,
От неземной печали – рядом плаха
Моих раздумий, отданная дням
                В наём бессрочный. Вновь следит палач
                За тем, чтоб ты не слышал женский плач.
             
-------------------------------
* stratum (лат.) – слой, пласт.


*** Уолтер Рейли

В сражении убитый сарацин,
Моей стал тенью, призраком вечерним.
Ты хочешь верить в то, что я один?
Что жду тебя, терзаясь?.. Это – верно.
Полгода – вечность и объятья стен.
Уходит время, но его не жалко,
И буквы исчезают, как фиалки
С листа бумаги, с луга… Душен плен.
Дрожат с водой прилива камни, даль,
Русалок плечи… То, что дни украли,
Ищу во взгляде ночи, в складках скал
Надежды знаки, давние печали...
                И смерть плетётся следом, а туман
                Поёт рыбачьи песни дальних стран.


*** (68 сонет) Уильям Шекспир

Его лицо я не смогу забыть.
Оно цветок не сорванный. Сегодня
Пример преступный украшает лбы,
Прекрасное сроднилось с фальшью модной,
С проклятьем мёртвых локоны ценней,
Парик шикарный из руки Харона,
Остриженные пряди – символ дней,
Другие носят, словно то корона.
Лишь в нём благословенье тех времён
Ещё осталось истинным. Не надо
Цветения чужого. Светел он.
В нём не отыщешь страсти по нарядам.
                Искусство лжи отбрось же зеркала,
                Узнай, какою красота была.
               
               
*** Уолтер Рейли

Ни дождь, ни снег, ни лето, ни зима.
Стук топоров отчётлив с дальних доков.
Не верю в Бога! Вечна только тьма!
Казни меня за ересь, эти строки,
Но дай быть честным в слове о любви.
Изгиб дороги выпрямляет тени.  
Сухой, пожухлый вереск рви не рви,-
Дурное место для моих сомнений.
Не юность ищет старость, вечер - день,
Измену - верность, нищету - достаток.
Открыты настежь двери. Холод стен
И гостем ветер. И, как счастье, краток
                Стук топоров. Скажи, мой друг, зачем
                Я жив ещё, ещё не глух, не нем?..


*** (114 сонет) Уильям Шекспир

Не мой ли дух, посаженный на трон
Тобой, чуму монархов – лесть, пьёт жадно.
Любовь-алхимик превращает сон,
Взгляд отводя от стёкол мутных, в тайну.
Творит из чудищ, из неясных форм
Сонм херувимов, милых и воздушных,
Тебе подобных ликом, чудный хор,
В лучах закатных домыслам послушный.
О, лесть, о, слабость зренья, не корю,
Мой дух доверчив и велик, и грешен,
Он снова насладится, грусть-игру –
Тебя вкушая... на тебе помешан.
                И пусть ты – яд, отравленным – легко,
                Мои глаза пьют первыми его.


*** Мэри Сидни

Коллекцию тотемных масок жгу,
И чёрный дым по небу пишет строки:
"Бараний череп ты найдёшь в стогу,
В ржаном сентябрьском поле у дороги".
И кружит ворон – вестник прежних встреч.
И гнутся ивы у озёр заросших.
Восточный ветер, мне ли жизнь беречь,
Жалеть о прошлом, о греховной ноше?..
Я вновь подставлю губы. Нежен свет.
Глаза закрою. Ощущенье ночи.
Закат моё желанье, мой секрет
Закрасит кровью жертвенной, а впрочем,
                Ещё горит костёр, и пламя лет
                Дрожит о том, кого со мною нет.


*** (73 сонет) Уильям Шекспир

То время года видишь ты во мне,
Когда растаял листьев жёлтый остров.
Качнулись ветви, вздрогнув, как во сне,
О птичьих вспомнив трелях болью острой.
Всё гуще сумрак, всё сочней закат.
Всё ниже солнце, метя красным запад.
"Я" Смерти откровенней во сто крат.
Яснее участь грёз моих, их слабость.
Огонь во мне ты видишь, тусклый свет,
Золу и пепел юности мгновенной,
Застеленное ложе прошлых лет,
По ночи белым, чистым, откровенным.
                Постигни это, чтоб любить сильней
                Всё то, что быстро тает в вихре дней.
               

*** Мэри Сидни

Я голод птичий подавлю в себе –
Крестьянский бунт, оторванный от поля,
Любовь – безумье, кареглазый бес,
Преодоленье страха, лжи и боли.
Быть вечно рядом в ярких майских днях
Цветком приметным с бабочкой в петлице,
Воздушным ароматом... И в руках
Тревожной песней пойманной синицы
Я не смогу. Остаться не моли.
Значенье Слова Время изменило.
Как я, лишь пыль дороги, сны твои
В ногах скитальца, что, теряя силы,
                Идёт к звезде по высохшей земле,
                Забыв о счастье, о мечтах, тепле.


*** (18 сонет) Уильям Шекспир

Сравнить ли с летним днём твой быстрый взлёт?
Прекрасней ты, свободней, откровенней.
Цветов бутоны майский ветер рвёт...
Срок лета слишком краток, вид – почтенен.
Нещадно солнце или дождь идёт.
Лик затуманен и не скрыть смятенья,
Прекрасное не вечно. Есть черёд.
Бал правит случай. Что не знает тленья?..
Но ты не потускнеешь никогда.
В мгновеньях скорых не утратишь блеска.
Тень Смерти – бьётся в клетке дни, года
Бессмертных строчек. Ты взрослеешь вместе
                Со временем, и если помнят стих,
                То будет жизнь одна для вас двоих.
               

*** Джеральдина Лили

Надежд моих губительный пример
Не разнесут по площадям актёры.
У двери церкви воет тёмный зверь,
У окон дома смолкли разговоры.
Дневные звуки укатились прочь.
Я сброшу платье, бархатные путы,
Водой омою руки. В эту ночь
Глаза и губы жаждут новой смуты.
Не тронут, не увидят, не возьмут
Меня нагою стражники закона.
Тот, кто желал быть рядом, – будет тут.
Кто пел о счастье, – встанет рядом с троном
                Из чёрной смальты, сгустков пустоты
                И в каждом будет грех, любовь и ты.
              
-----------------------------------------
Джеральдина Лили – пассия лорда Рича (Lord Rich), незаконнорожденная дочь драматурга и романиста Джона Лили (John Lyly)


*** (63 сонет) Уильям Шекспир

Таким, как я сейчас, мой станет друг –
От времени губительного мрачным.
Кровь истощится, жизнь замкнётся в круг,
Изрежут лоб морщины, обозначив
От утра к ночи путь. Прекрасный лик
Исчезнет скоро в череде мгновений.
Весенний свет оставит тусклый блик,
Одни лишь тени злого откровенья.
Я, зная это, верю, для войны
Мне хватит силы, жди сраженья, старость,
Облечь в бессмертье память, грёзы, сны
О юном друге и любви усталость
                Смогу, пролив души тягучесть строк,
                Пусть ей ни дьявол не помог, ни Бог.
               

*** Dolens (Печальный) Джеральдина Лили
               
Печаль свою в трёхдольный метр гильярды
Не спрячешь от меня. Я слышу дождь,
Аккорд осенний, листьев жёлтых дрожь,
Как паруса фрегатов рвутся к марту.  
Зачем расшила датскую кокарду?..
Нить золотая тяжелей, чем свет.
Мелодия прощанья мне в ответ:
Не будет встречи, путь назад стёрт с карты.
Напрасны ожиданья, меркнет день
И тают свечи. Перевод с латыни...
Над чёрным океаном, губы стынут,
В свеченье млечном звёзд размыта тень.
                Я, не читая, жгу от друга вести.
                Зачем они, когда не быть нам вместе?..
               
__________________________________
Данный сонет написан в начале 1590 года и посвящен Джону Доуленду (англ.John Dowland; 2 января 1563—20 февраля 1626). Косвенное подтверждение этому: начальное слово "печаль" и само название сонета "Печальный", т.к. очевидна игра слов, основанная на паронимической близости звучания фамилии Dowland и лат. Dolens). Также известно, что незадолго до отплытия в Данию Джон Доуленд часто бывал в доме Джона Лили.

*** Уолтер Рейли

Безмолвствуют сегодня соловьи,
И, может быть, под маской лицедея
Я стану снова капельку злодеем,
Губителем надежды и любви...
Скитальцем вечным с чёрной бородой.
Ты не волнуйся, мне не до разбоя.
Легки твои одежды, но со мной
Не зябок вечер будет. Пахнет хвоей.
Смотря на небо, вспомнишь шум прибоя,
О звездопадах, об игре с волной,
О том, что верить чувствам – быть иной.
Спешить не надо открываться. Кто я –
                Расскажет лучше всех ночная тень,
                Прошедший день, увядшая сирень.

*** Елизавета I

Зимы моей крутитесь, жернова,
Мелите в пыль и кость, и плоть живую!
Какая мука – вновь встречать январь,
Стареющему сердцу кровь волнуя.
Считать удары… В каждом – приговор.
За каплей капля, наполняя кубок,
Минут тяжёлых сгусток роковой
Несёт отраву тем, кто их пригубит.
Пусть седина осела в волосах
Мукою белой или светом лунным,
Замедли же вращенье колеса,
О время-мельник, для подруги юной.
                Ей красота и молодость дана,
                Я ж выпил чашу горькую до дна.

----------------------------------------------------
По одной из версий предполагается, что этот сонет был написан стареющей Елизаветой I, которой в ту пору было около 56 лет, и обращён к её 22-летнему фавориту графу Роберту Эссексу Девере (1567 – 1601). По понятным причинам она сменила "маски", обращаясь к "возлюбленной" от мужского лица. Страшитесь любви монархов, ибо любовь не помешает им "смолоть в пыль и кость, и плоть живую"; и графа Эссекса сия участь не миновала – он был казнён 25 февраля 1601 года. Елизавета пережила его на два года.


*** Роджер Мэннерс

Твои следы оборвались у клёнов,
Теперь ищу тебя, бродя по снам.
Что наши жизни – ропот удивлённый,
Желание быть вместе? Здесь и там…
Мгновенья счастья смешаны с ненастьем.
В камине - пепел прогоревших дней.
Ползёт по полу холод, двери - настежь
И окна – настежь, а тоска сильней.
Я их не закрываю. Верю в чудо:
Осенней ночью ты вернешь мне рай.
Мой сон стал снова сладок, не убудет
Под песню волчью, под вороний грай.
       Хочу остаться в нём, но свет дневной
       Глаза пронзает шпагою стальной.

-----------------------------------------------------------
Поводом к написанию этого сонета, вероятнее всего, послужила смерть матери в 1593 году, когда Роджер Мэннерс задержался в Бельвуаре, пытаясь привести дела в порядок.


*** Джон Марстон

Пустые размышления прощайте,
Ваш бледный вид под маскою не скрыть.
Зачем грустить мне о такой утрате?..
Тому, что было прежде вновь не быть.
Чертог убогий убран первоцветом.
Теней прислуга в серых платьях ждёт,
Когда объявит солнце час рассвета,
О дне последнем и на эшафот
Поднимутся печали и тревоги,
Бесплодным вихрем всколыхнётся даль…
Моя душа готова для дороги,
Для новой жизни, той, что тайно ждал.
       И я безумным нищим, наконец,
       Отдам свой самый дорогой венец.

----------------------------------------
Вероятнее всего данный сонет написан Джоном Марстоном, в то время, когда он работал над трагикомедией «Недовольный» (The Malcontent), которая была впервые поставлена в 1603 г. на сцене крытого лондонского театра Блэкфрайерс детской труппой Хористов Королевской часовни (The Children of the Chapel Royal).


*** Роджер Мэннерс

Не оправдают тысячи причин
Сердечной муки мой покой смутившей.
Давно иссохли вешние ручьи,
Недолгих ливней капли в листьях вишни.
На складках платья тлеющий закат.
Ты помнишь клятвы, данные когда-то,
Томление чувств тайных, робкий взгляд,
Свирель пастушью, лунные сонаты?..
Нам больше не услышать лёгких струн,
Что шепчут травы не понять. Послушай,
За мёртвым тёмным лесом дней табун
В полях бескрайних топчет наши души.
        Зачем мы снова встретились? Зачем?
        Когда ты рядом, я притворно нем.


*** Джон Марстон

О чём бы мог спросить свою я душу?
Туман сокрыл свет дальних маяков.
Терпенья символ – посох мой пастуший,
Закланья чистый агнец в стаде слов.
Венец терновый - вот спасенье веку.
Но отчего же, кровь моя густа?
Трудна дорога в гору, человеку
Не тронуть неба, не подняв креста.
Я вижу птичьи стаи, тают в далях
Туч караваны надо мной плывут,
Закрыв глаза навеки, без печали,
В густом тумане продолжаю путь.
                Воспоминанья солнечной поры -
                Поток теней, несущих мне дары.


*** Томас Деккер

Не сразу понял я, что год прошёл,
За ним ещё один и умер вечер.
Чем обозначить злейшее из зол -
Разлуку тех, кто любит. Только ветер
Огонь в камине силится разжечь.
Напрасно верить в то, что он сумеет,
Что станут ярче звезды новых встреч.
А жизнь - длиннее. Угли только тлеют.
В душе танцуют тени танец грёз
В бесцветных масках, в серых мятых платьях,
Вокруг цветущей розы много роз
Из старой сказки, смертным сном объятых.
                Как долго я не видел милых черт.
                Что ж не легла на землю неба твердь?


*** Роджер Мэннерс

На пару дней наведываться в Лондон,-
Тоска из новых неприметных пьес.
О, Боже правый, стала мысль бесплодна.
Твой дар – любовь угасла, я - исчез.
Туман всё гуще и опять в фаворе,
В нём не увидеть друга и врага,
Того, что ожидает в мёртвом море,
Того, что было, кто кому слуга.
Дверей тяжёлых скрипы, чьи-то стоны,
Шаги и цокот, шорох серых крыс
И рядом кто-то дышит, исступленно
Большой и тёмный. В чём его корысть?
         Души погашен вексель мной вчера,
         но жив ещё, и это не игра.
 

----------------------------------------------------
1598 г. В феврале Роджер Мэннерс записывается в Грейвс-Инн – одну из юридических учебных корпораций. Одновременно он сдает экзамены в Оксфорд и получает в июле степень магистра искусств. Он проводит время то в Лондоне, то в Оксфорде, то в родном Бельвуаре.




Мощно, Леонид.
Не знаю даже, что сказать (пока).
Спасибо.

Спасибо, только Вы и балуете откликами :) 
Другой вопрос - 800-летие сонета (верши, твори, ан нет... все и всё только со своими тараканами в голове). Когда много читаешь (поэзии) аж скучно становится до отвращения (все одно и то ж)  
Но я даже не о том. Мне нужен союзник, чтобы попробовать один эксперимент (творческий). При этом сейчас задерживаю одну (мартовскую) публикацию (за которой в серии еще несколько) только чтобы проверить свое наитие.
Еще не заинтриговал? :) 
Разговор о новой подаче поэтического материала читателю (не из общинки), а именно широкому кругу. 

Забыл. :) В текстах скрытые крипты не увидели? Во всех сонетах это ритмически одинаковые стихотворные миниатюры (расположенные исключительно в одном и том же месте) 

Леонид, скрытые скрипты, если я правильно поняла, это несколько строк, начиная с третьей строчки сонета? Например:

"Ты веришь в вечность, я же – в тень креста...
Что на устах безмолвных наша память?..
След поцелуев это – стон звезды.
Стук мутных капель по стеклу – шаг к бездне..."
Вообще, прекрасная подборка,
like


) Не совсем так.
Крипты - это тоже литературная придумка - японский сонет (о нем много чего есть в интернете).
Определяя его внутрь материнского текста (сонета) получается еще одна любопытная новация, названная в народе, сонетной матрешкой (в нескольких верхних текстах показал). И это дало еще одну возможность техники поэтического письма - технику совмещения (есть еще и техника растворения, это когда одно стихотворение может содержать внутри себя несколько других, основанных на полифонических единицах (или синтагмах))) 
... это если коротко