Триолетно-октавный сонет

.......................... 19 июля 2020 года Триолетно-октавному сонету исполнится 100 лет


Содержание:

- рыбачьи псы, пропахшие костром
- Бог есть Любовь и Слово, и свеча
- рождественские ясли вмёрзли в лёд
- Куда плывут? В себе чей слышат Глас
- Горячим лбом, – в холодное стекло
- за первый снег цепляется строка
- Расколотая вдоль кривых теней
- на ужин рис осенних мелких звёзд
- На улице осенней ни души
- не куклы ли дрожалки на пружинках
- Тебе - бумага, мне, - терновый куст
- чешуйки слов на каменных губах
- Так пишет снег: сначала по земле
- от тьмы остались шкурки серых крыс

=======================================


***
рыбачьи псы, пропахшие костром
и тиной, были медленны и тихи
и лаяли на волн морских шутихи
рыбачьи псы, пропахшие костром.

и чуяли, как будто бы, нутром,
нависшее над этим миром лихо

рыбачьи псы, пропахшие костром
и тиной были медленны и тихи

еще звенел в ушах весенний гром,
терялись сны в дневной неразберихе,
и старый грек пил не спеша свой ром,
разглядывая девку повариху,

а та, склонилась над большим столом,
разделывая тушки рыб ножом.


***
Бог есть Любовь и Слово, и свеча...
К чему рассветов каменная память,
Когда и лёд, и жизнь спешат растаять, –
Бог есть Любовь и Слово, и свеча.

Когда рябины гроздья не кричат,
а молча превращаются в закаты, –  

Бог есть Любовь и Слово, и свеча.
К чему рассветов каменная память?..

Растрескалась сургучная печать,
В камине угасает тихо пламя,
Привычная, спокойная печаль
за тенью – по стене, по стеклам, раме,

до встречи с каплей звёздного луча...
... а после дождь на век, на день, на час.


***
рождественские ясли вмёрзли в лёд
присыпал снег фигурки из картона
не утро – детство.. в небесах бездонных
рождественские ясли вмёрзли в лёд

какую сказку рассказать черёд?
привиделось в позёмке заоконной –

рождественские ясли вмёрзли в лёд,
присыпал снег фигурки из картона.

мать сын отец вертеп волхвы народ
но больше всех и выше всех ворона
дары проверив место вновь займёт
на поручнях ближайшего балкона

и будет ждать по-птичьи новый год,
хлопки петард, снежинок хоровод.


***
Куда плывут? В себе чей слышат Глас,
похожие на рыб, ночные тени?
Опавших листьев души в жёлтом тленье
куда плывут? В себе чей слышат Глас?

Опёрся на забор столетний вяз
и миллиарды призрачных селений

куда плывут, в себе чей слышат Глас,
похожие на рыб ночные тени…

Не сосчитать за всем следящих глаз.
Засох, цвести уставший, куст сирени
и звёзд личинки прогрызают лаз
к низовьям, обозначенным, вселенной

где в самый поздний, самый ранний час
на берег, молча, сходит мокрый Спас.


***
Горячим лбом, – в холодное стекло.
Пересекает поезд зимний город,
Ты думаешь "Расстаться" – это повод
Горячим лбом, – в холодное стекло.

Ты думаешь "Свобода" – это зло
Почувствовать в себе звериный голод,

Горячим лбом, – в холодное стекло.
Пересекает поезд зимний город,

Как будто время верить истекло,
Любая вещь в себе скрывает шорох
Осенних листьев, что же обожгло,
Сожгло внутри тревожных мыслей ворох

И бросило под чёрный стук колёс
снежинок рой, сорвавшийся с берёз


***
за первый снег цепляется строка
стежки следов по краю утра косы
когда внутри тебя одни вопросы
за первый снег цепляется строка

не тучи, но уже не облака
резинки дней почти что стёрли осень

за первый снег цепляется строка
стежки следов по краю утра косы

тьма этих дней незримо-глубока
кусты рябины - бесы-альбиносы
пока никак не снять с их языка
слов ледяных язвительную россыпь

пока никак нельзя закрыть глаза
закроешь их, - замком блеснет слеза


***
Расколотая вдоль кривых теней
дорога в никуда из неоткуда
не жизнь тревожит, - зимняя простуда
расколотая вдоль кривых теней.

Сомнения в копилке тусклых дней
не их ли нёс с казной царей Иуда.

Расколотая вдоль кривых теней
дорога в никуда из неоткуда

все тянется, чем дальше, тем верней
торговцы слева глиняной посудой
смеются над провидцами огней
и искренно поверившими в чудо

хлеб вифсаидский, канское вино
и темное московское окно


***
на ужин рис осенних мелких звёзд
таков китай загадочный и нищий
внутри моих тревог легко отыщешь
на ужин рис осенних мелких звёзд

не память свяжет с местом, - запах гнёзд,
помёта, прелых листьев, с пепелища,

на ужин рис осенних мелких звёзд
таков китай загадочный и нищий

качается во сне пчёл мёртвых гроздь
притопленная лодка с битым днищем
проклёвывает жёлтым клювом дрозд
ночную скорлупу и тихо свищет

в рассвет, предупреждая о седьмом
бесцветном дне, заколотившем дом.


***
На улице осенней ни души
Лишь черной кошки тень метнулась к двери
Хотелось бы, но невозможно верить
На улице осенней ни души

Один. Во тьме. Здесь некуда спешить
Переболеть дождем пока потерян.

На улице осенней ни души
Лишь черной кошки тень метнулась к двери.

Достать бумаги лист, карандаши,
Поймать предзимний холод, ветер серый
Заштриховать дождем горбы машин
Все превратив в один пустынный берег,

Пересчитать карманные гроши,
И самому себе сказать: дыши..


***
не куклы ли дрожалки на пружинках
кивают ветру, соглашаясь с ним
что все пройдет и с лиц стирают грим
не куклы ли дрожалки на пружинках

пусть был когда-то славен третий рим
но вот и он стоптал свои ботинки

не куклы ли дрожалки на пружинках
кивают ветру, соглашаясь с ним

все стало бесполезным и чужим
из детской книги тусклые картинки
фарфоровый разбитый херувим
виниловые старые пластинки

в опавших листьях еле различим
нимб тот, что стал уже давно ничьим


***
Тебе - бумага, мне, - терновый куст
Кто не по крови, те по слову – братья..
Но если попытаться разобраться
Тебе - бумага, мне, - терновый куст

Совсем иной промерзших веток хруст
Совсем иные зимние распятья

Тебе - бумага, мне, - терновый куст
Кто не по крови, те по слову – братья

Где двое, там заветный ларчик пуст.
Где двое, до Голгофы не добраться.
Тебе, - восток, а мне закатов грусть
Отчаянье, мольбы и святотатство

и отраженья отраженных чувств
по праву не свершившихся безумств.


***

чешуйки слов на каменных губах
не улыбайся, станешь снулой рыбой,
оставившей под лунной белой глыбой
чешуйки слов на каменных губах

был синим, но теперь стал черным страх
когда внутри живого дыба к дыбе

чешуйки слов на каменных губах…
не улыбайся, станешь снулой рыбой

плывущей к сети в низких берегах
в сухой крапивы шепот либо-либо
спеши сшивать одиннадцать рубах
с двенадцатой апостольской из липы

из глины в снег, чтоб снегом вновь стал прах
в русалочьих поющих облаках


***

Так пишет снег: сначала по земле,
Потом по коже рук, дорогам, векам,
Перечеркнув себя и человека,
Так пишет снег: сначала по земле.

И белый цвет еще живет во мгле,
Сковав плеск волн, смакующие реки.


Так пишет снег: сначала по земле,
Потом по коже рук, дорогам, векам.

Приносит ветер запах о золе
Костров, чья память кочевых набегов,
Принюхавшись пес грезит о тепле
И видит, как из тьмы идут калеки

К нему, и сквозь, по-ангельски легко,
подняв его над миром, высоко.

***

от тьмы остались шкурки серых крыс
от света, - пух декабрьской серой птицы
когда тень в камень превратила лица
от тьмы остались шкурки серых крыс

снег первый таял и ручьями с крыш
стекало небо выцветшей столицы


от тьмы остались шкурки серых крыс
от света, - пух декабрьской серой птицы

все пепельно на косточках игры
в те времена которым не случиться
часов ли стрелки порывались скрыть
что и они умеют петь как спицы

затягивая петельки минут
к двенадцати, ночным, еще чуть-чуть



- мне практически всё понравилось... 😎

) "практически" это ключевое слово, можно ли поподробней // часто тексты переделываю и редкие замечания люблю слышать и по ним работать. 

- хе-хех… нет, нет, ключевое слово таки "понравилось..."... я сам-то с некоторых пор ограничиваю свои стишата сонетной рамкой, чтобы не растекаться мысью  по древу... короче - в ваших, Леонид, мне "чуть-чуть" не хватает эффектной коды, потому и добавил "практически"... :о)bg

Браво-браво, Леонид!
...
спеши сшивать одиннадцать рубах
с двенадцатой апостольской ...

как ни странно, она, "двенадцатая", действительно тянет на сшивающую...

много, много философии - во всём; форма не довлеет, но - просекает...
Искусно, классно.
L.
+

Нина, спасибо.. 
наработал немного а-ля сонетного материала, до НГ думаю очищусь и обновлюсь :) 
Спасибо за отклик.

...спасибо, Леонид.

Борис, с ответным поклоном