Поленовский дневник

Дата: 17-10-2019 | 10:04:26

июнь

 

По косогору вниз к реке

на лягушачий квак в осоке…

Вся жизнь твоя бежит в Оке,

в её неизмеримом токе,

 

Поленовских красот приют.

Усадьбу родовую пряча,

древа, как рекруты в строю,

на охраненье – не иначе.

 

Пичуг стогласый перелив

в слух обращается повсюду…

Здесь душу вечности излив,

жизнь принимается как чудо.

 

2002

 

сентябрь

 

Срывает лето ветр кудлатый

с приокских выжженных лугов.

Не приспособиться к утратам

желанных сердцу берегов.

 

Какая связь, с какою силой

влекут родимые места,

на склонах отчие могилы

и абрис древнего креста.

 

Когда закатом разливая

для глаз невиданную даль,

природа отроду немая

затянет, как бы напевая,

великорусскую печаль.

 

И до нутра дойдет, ей-богу,

её непревзойдённый слог,

что тянет выйти на дорогу

и побрести, не зная ног.

 

2002

 

апрель

 

        Вове и Ане Кавецким

 

Крошево, слякотно, мартовски ветрено,

даром гарцует апрель.

Всё в ожиданье – весною заверено:

будет резвиться капель.

 

Будут ещё по далёкому волоку

слуги зимы лиховать.

Будет и всяко селение колокол

к светлой заутрене звать.

 

Будет природа в предбрачном томлении

часа желанного ждать,

и на дозор по закону творения

встанет зелёная рать.

 

2003

 

май

 

       отцу А.

 

Ведь для чего-то утро настаёт,

когда уже не веришь в пробужденье;

свои колена соловей поёт,

конечно же, не за вознагражденье;

 

ковыль беспечно вянет на ветру;

бродяга-шмель с жужжанием чуть слышным

отыскивает в зарослях нору,

не помышляя, кажется, о высшем;

 

шум леса не расстраивает слух?!

Но тут вдруг птица в отдаленье крикнет,

как будто кто-то именем окликнет,

что на мгновенье перехватит дух...

 

И стихнет. Сердце: «тук, тук, тук…».

Ступая тихо по подножью,

ты понимаешь: каждый звук,

движенье, шорох – слово Божье.

 

2003

 

июль

(РУССКИЙ ХАРАКТЕР)

 

        И. Лиснянской

 

Что в берёзах – покой и тихость,

то в дубах – разухабистость, лихость.

А в осинах, рябинах, клёнах

есть стыдливость девиц влюблённых.

В тополях – бодрость духа, стойкость,

в елях – пышность, а в соснах – стройность.

И в черёмухах, и в сирени –

нега, томность и много лени.

 

2003

 

октябрь

 

Таинственный и строгий

стоит осенний лес.

Листвой шуршат дороги.

И розовость с небес

 

оплавливает воздух –

вечерняя заря…

Деньков погожих роздых

в начале октября

 

нам дарит неоплатно

Поленовский приют.

И в сумерках приятно

из памяти встают

 

чредой воспоминаний

усадебные дни…

Здесь вольный дух скитаний

простой душе сродни.

 

Здесь всё объято Русью,

куда ни посмотри,

с какой-то лёгкой грустью

и радостью внутри.

 

* * *

 

Тарусские извивы

и Бёхова холмы.

Раскидистые ивы

по берегам видны.

 

Как старые вояки,

отвоевав свой век,

в густом вечернем мраке

пристали на ночлег.

 

Оплакивают время,

истекшее в реке,

как будто тяжко бремя

сторожье на Оке.

 

2003

 

июль

 

Июльских сумерек цикады

в полифонии вечеров

звучат с Поленовской эстрады.

Аллеи парка, эспланады

в лучах зарниц-прожекторов...

 

Пылают окские закаты,

малиновят, червонят лес.

И громов дальние раскаты –

рукоплескание небес.

 

2005

 

май

 

Таруса дальняя и близкая

огнями с косогора пятится,

сползает в ночь улиткой склизкою,

под панцирьком тумана прячется.

 

Внизу Ока вздыхает, охает.

Чернеют омуты русалочьи.

Как водяной губами шлёпает,

плотва не спит, играет в салочки.

 

2006


август

 

Я ночи возвращаю сон…

И утро узнаю

по свету, льющему с окон

мелодию свою.

 

2007

 

май-июль

 

Лежать и думать ни о чём...

Вот конь заржал в саду.

Вон ястреб в небе голубом

парит. А там, в пруду,

 

карась блеснёт и в темень вод

уйдёт от рыбака.

Об лавку трётся рыжий кот,

мурлыча, гнёт бока.

 

Лежать и думать ни о чём.

Вдыхать полыни дух,

распаренной горячим днём.

И, как ребёнок вслух

 

мечтает о счастливом дне,

бубнить себе под нос

стишок о звёздах, о луне

под робкий шум берёз.

 

Лежать и думать ни о чём.

Как летом ночь черна!

Мир, перевёрнутый вверх дном,

окутан тайной сна.

 

И этот дом, и этот кот,

и конь в моём саду –

короткий сон: круговорот

вещей в ночном бреду.

 

2008-2010-2017

 

март

 

На ветках тополя уселись две вороны,

мы их спугнули мимо проходя.

Брал ветер мартовский поленовские склоны

набегами холодного дождя.

 

2014

 

июль

 

Всё ближе, ближе осень. Ближе

её надуманная прыть.

Дни лета жаркого в Париже

так скоро вряд ли позабыть…

 

Июль. Грибы и запах прели,

(все дни в дождливой канители),

рыбалка с раннего утра

почти без рыбы, как муштра.

 

Но в вечерах, помимо скуки,

нет-нет проя́снит, обагрит

закат кармином ветви-руки

деревьев в парке. Колорит

 

почти что сумеречного леса

неповторим. – Художник знал.

Даже залётный, ни бельмеса

не смысля в том, куда попал,

 

пройдёт, спускаясь по аллее,

вниз к ожидаемой реке,

где небо, краем багровея,

ждёт встречи с ним накоротке.

 

2019

 

октябрь

 

        Памяти Натальи Н. Грамолиной

 

Лежать бы здесь, на Бёховском погосте.

До вечности рукой подать.

Открытый взору в небо мостик –

простор, глазами не объять.

 

Попробуй отойти, отъехать

недалеко от этих мест,

изгиб Оки, холма прореха,

и белый храм, и отчий крест

 

предстанут мысленно и зримо –

как то Художник углядел!

Мы все, душою пилигримы,

находим каждый свой предел.

 

окт. 2020 – янв. 2021


сентябрь

                                          И.П.

 

Густеют сумерки. Ока ещё не спит:

нет-нет плеснёт рыбёха в отдаленьи.

Над головой нависло небо-кит,

готовое к ночному представленью.

 

Вдруг разорвёт, всполошит тишину:

с протоки утки выпорхнут под выстрел…

Испуг переживаемый сглотну;

как всё нашло, так и затихло быстро.

 

Гул в небе справа, около «звезды

вечерней». – Точка самолёта

мерцает по поверхности воды

пунктиром, точно леса перемёта.

 

Вот Сириус, Полярная звезда

с реки уводят. Смотрит сиротливо

вослед Ока, как бы прощаясь навсегда,

и в темень убегает молчаливо.

 

2021


сентябрь

(БАБЬЕ ЛЕТО)


Реки не видно. Дымка застит.

Вдоль берега (отрезанный ломоть –

белёсый пляж) бубновой масти

моторка силится вспороть

 

тумана ватную завесу.

По променаду – то рядно

дорожки беглой – дань прогрессу:

с десяток фонарей.

                                  Одно:

съедает холод безоглядно

законное l'été indien.

Дассену было б непонятно,

как про индейский океан

 

любви петь с нашим неприглядом

погод, завешенных дождём,

не то что Люксембургским садом

гуляя с осенью вдвоём.

 

Но и без лишних уговоров,

признаний в верности, в любви,

здесь в стороне от пущих взоров

себе в попутку призови

 

по сторонам ещё зелёных,

оливково-горчичных ив,

кармином вязов опалённых

и птичий в гомон перелив…

 

Как просто, где-нибудь в столице,

закрыть глаза, ввалиться в сон,

и может явственно присниться

Ока в тумане, к Церкви склон.


2021

Спасибо Вам за прекрасные пейзажи, за аромат природы и воспоминаний!

...спасибо, Надежда, за внимание!