Pоберт Лоуэлл-39 Сонеты из книги История

Дата: 13-10-2019 | 22:48:14

Роберт Лоуэлл Всем около сорока...
(С английского).

В Вест Сайде пустыри да брошенные скверы,
где скучено полно ржавеющих машин.
И там такой народ, что тошно от личин:
под ними прячутся развязные манеры.
За каждою из дам идёт гурьба мужчин -
как при мундирах, как легионеры,
порою вшестером, все - чудо-кавалеры...
Один стучится в дверь - смелеет на почин.
Под сорок дамам. Парни чуть юней на вид -
как будто их не старят злоключенья:
сухой закон, крах биржи, поиски работы...
Так опытны, что мало что их удивит.
Так молоды, что нет им пресыщенья.
Никак не могут отказаться от чего-то.

Robert Lowell The Just-Forties

Somewhere on the West Side with its too many
cleared lots ill-occupied with rusting cars,
I meet this innumerable acquaintance
masked in faces, though forward and familiar,
equipped for encounter like cops or Caesar's legions;
all seem to enjoy at least six men at once,
amateurs buildings up clienteles of love,
always one on the doorbell, another fleeing -
the Just-Forties, girls (Why is no man just forty ?)
born too late for enriching memories:
President Harding, Prohibition, the boom market -
too experienced to be surprised,
and too young to know satiety,
the difficulty of giving up everything.

Роберт Лоуэлл Под Луной
(С английского.

Уйдя от света месяца в метро,
в кротовые безумные тоннели,
должны мы, дурни, постигать, что в самом деле,
знавали лёгшие в подземное нутро.
Молчанье - золото, а слово - серебро.
И бывшие до нас немало покорпели,
от света рампы увернувшись в щели,-
нашли среди корней и завещали нам добро.
Навёл бинокль: малиновка видна -
ещё птенец, на грудке пятна,
но как фазан, раз увеличен многократно...
и крутится в подшипниках луна -
полезный механизм, источник света,
ближайшая плешивая планета

Robert Lowell Under the Moon

In this wavy moonlight, we, like others,
too thoughtful clods, may learn from those we walk on:
star-nosed moles, their catatonic tunnels
and earthworks… only in touch with what they touch;
blind from their secret panic to dodge the linelight -
even a subway haunter could not envy
these vegetating and protective creatures,
forever falling short of man's short life....
Through my fieldglasses, I aggrandize
a half-fledged robin with a speckled breast,
big as a pheasant...the invisible
syllogism advances from talon to talon.
No earthly ripple disturbs the moon, the ballbearing
utility of this bald and nearest planet....

Роберт Лоуэлл Посадки на Луну
(С английского).

Мы метили попасть на сверхтяжёлый ларь,
летящий вкруг Земли, как выполняя план.
Маршрут известен и Луне навеки дан.
Шасси несётся сквозь комическую марь.
Как подтверждает мой телеэкран,
Богиню эту покрывает сверху гарь.
Она - этруска, похороненная встарь
и, будто иммигрант, боится дальних стран.
В ней холод и пружинность прочной стали.
Она - приманка для лунатиков, в ней яд.
Она бедна, нам ни к чему её багаж.
Она - совсем не то, о чём мы все мечтали:
она - в числе нам угрожающих громад -
лишь погасивший все иллюзии мираж...

Robert Lowell Moon-Landings

The moon on television never errs,
and shares the worker's fear of immigration,
a strange white goddess imprisoned in her ash,
entombed Etruscan, smiling through immortal.
We've clocked the moon; I goes from month to month
bleeding us dry, buying less and less -
chassis orbiting about the earth,
grin of heatwave, spasm of stainless steel,
gadabout with heart of chalk, unnamable
void and cold thing in universe,
lunatic's pill with poisonous side-effects,
body whose essence is its excess baggage,
compressed like a Chinese dried caterpillar...
our hallucinator, the disenchantress.

Роберт Лоуэлл Утопия
(С английского).

"Не близок ли к Утопии Китай ?"
"Пройдут династий пусть двенадцать, пусть пятнадцать !"
"Стрельба, счёл Мао, может честно применяться -
в боях, по школярам и против птичьих стай".
"И здесь такие ж убежденья, может статься".
"Таких как Мао коронует каждый край,
чтоб рвать, когтями всех противников враздрай;
в ряду с царями обезьян покрасоваться".
"А я б завёл любовь с красавицей-канадкой.
Такая королева милей любого клада.
Жена - сокровище, когда б сыскалась где-то...
Пусть даже бы ко мне пришла она из ада.
Как потеряю - станет жизнь несладкой".
"Но тень всегда густа, где слишком много света"...

Robert Lowell Utopia

"Is Mao's China nearer the Utopia ?"
"Only twelve or fifteen dynasties;
Mao still thinks it dishonorable to carry
firearms except for students, wars and birds".
"Are we altogether certain of that much here ?"
"Mao is Establishment crowned to go down fanged,
old king-ape of the ape-horde preferring deference to justice".
"I prefer lying with a Canadian girl
on the American border, the belt of the earth,
each girl pretty as her Queen but not so rich".
"None must desert his cell for wife or friend".
"A wife is such a good thing I'd cry welcome,
welcome, even if she comes from hell...."
"There's strong shadow where there's too much light".

Роберт Лоуэлл  Речной Бог
(С английского).

Ацтеки жизни отдавали по приказу,
своих богов о милостях моля;
как надоест, они казнили короля -
и даже сердце вырывали сразу.
А Мао ополчился на проказу,
чем полнилась китайская земля
и зря съедала кренделя и шницеля:
больные по домам, в любой семье зараза !
По воле Мао их всех выгнали с террас;
сажали в лодки, расписные, как картинки, -
в цветах - они приятней, чем пилюли.
(Хотя Христос лечил без этаких прикрас).
Проказу вывезли... Вопрос: а где ж кувшинки ? -
Их Бог Реки сгребал, когда они тонули.

Robert Lowell River God

The Aztecs gave their human sacrifice
credit-card, dames, the usual pork of kings;
after a year, the king was cooled with palm-slash;
he never remembered he lost his heart -
man and the sun were succored by his blood....
Mao had to find ways to economize on lepers;
each family had its leper, fed it like a pig -
if we purify, the waterlilies die ?
Mao announced the people's plan for leprosy,
the leper came bounding from the filth of hiding,
more than Ganges, or the popular cures of Christ....
On dope like kings for the colorful boatride, the lepers
were launched out on the Yangtze with a thousand flowers -
the river god caught them in his arms whn they drowned.

Роберт Лоуэлл Касатки в заводи
(С английского).

Касаткам нравится обширность водоёма.
Плывут бок о бок, тело к телу.
Приблизились до самого предела...
Мне буквой "S" обрисовались их объёмы.
Решил, что прежде были незнакомы.
Самец соседку щекотал несмело.
То нос куснёт, то трётся неумело.
Будя в ней страсть, и сам вошёл в истому,
но прочь пустился за мгновение до взрыва. -
Она бежит за ним решительным броском...
Чуть успокоившись, потом застыли вдруг.
Очнувшись, рады, что здоров и красивы.
Вкусив любви, он стал её дружком,
но в горе - не обнять. Громадны, но без рук.

Robert Lowell Killer Whale Tank

Even their immensity feels the hand of man....
Forming himself in an S-curve before her,
swimming side by side and belly to belly
inches distant, each one stroking the other,
feather touch of a flipper across her belly;
he teases, muzzles and lightly bites her nose,
and with a fluke titillates the vulva -
he awakes a woman.... With her closed mouth she rubs
his genital skit afire, and scoots away
a fraction of a second before explosion;
then, runs straight to him and will not turn aside,
seeking the common sleep that hands them back to life.
Whales meet in love and part in friendship - swoosh....
The Killer's sorrow is he has no hands.

Роберт Лоуэлл Шейх в Лондоне без шести жён
(С английского).

Бред Эроса ! И шейх был в Лондоне взбешён,
узнав про одножёнство и запрет:
такой, что в Англии гаремов вовсе нет.
Вскричал: "Не здесь ли Генрих брил шестёрку жён ?"
Строчит открытки: Дувр, Вестминстер и Ламбет -
в них: "Милая Лилит, здесь Варварский закон !
Восьмой по счёту Генрих был не просвещён".
"О Гонерилья и Регана ! Вы мой свет !"
"Мои гетеры ! Мне всё снятся ваши лица.
Все шесть Роллс-Ройсов на парковке - как в капкане.
Моя последняя любимая девица
мечтает о возвышенном романе.
Но редкость, что подобное случится !
Я - будто айсберг - нынче таю в океане...

Robert Lowell Sheik Without Six Wives in London

His whirlwind a delirium of Eros -
English fairplay decrees ONE LEGAL WIFE;
the Sheik hears the singular marriage laws
and screams... Henry the Eighth espoused monogamy
and shaved six wives to one. The Sheik writes postcards:
Westminster Abbey, Lambeth, House of Lords.
He writes, "Dear Lilith, English barbarity,
love Sheckle". He writes, "Dear Goneril, Dear Regan,
barbarity !" He writes, "My dear Hetaerae,
my six Rolls Royces snowed with parking tickets,
my harem zero". He sings to his last girl
knowing she wants a man, a lover and a poet,
not knowing they are mutually abhorrent -
"I am an iceberg melting in the ocean".

Роберт Лоуэлл После спектакля
(С английского)

Бен заявил, что уйму лет уже женат,
был там, куда ступить и ангелы страшатся,
но сбился с темпа, и язык стал заплетаться.
И ресторан внимал, что нёс он невпопад.
Он сбегал в туалет семь раз минут за двадцать.
Испортил ужин, помянув какой-то компромат -
так друг, что жил обычно с Беном в лад,
ушёл, сказавши: "Он несносен, братцы !"
Бен был отправлен в туалет на покаянье. -
К чертям мазил, что видят Кромвеля в прыщах ! -
А Лондон - в синеве... Дорожки и дворы...
Там пудели и пекинесы на гулянье.
Загажено и мусор. Лондонцы в плащах.
Площадки для игры и много детворы...

Robert Lowell After the Play

"I've been married umpteen years", Ben said,
"I've walked where angels fear to tread",
then lost his pace by popping up each second,
and held the restaurant spellbound stumbling
from the men's room seven times in twenty minutes,
to wreck his dinner, two computered dates,
and a fellow power man, fairweather friends,
gone waspish, buzzing, "This is impossible".
THIS, THIS. They left Ben confessing to the toilet....
To hell with artists painting Cromwell's warts,
London bluedays, sidewalks smeared with dogmess,
pekinese and poodle, poodle and pekinese -
sometimes the palisades of garbage bags
are beautiful sunlit playgrounds of plastic balloons.

Роберт Лоуэлл Мир, говорящий по-английски
(С английского).

Случилось, был мне слышен громкий разговор
о Гэлбрейте и об общественном богатстве:
как виски взять и поскорей добраться
в своём авто на солнечный простор,
пикник устроить, расстелить ковёр,
к нему с подносом рысью пробежаться -
и прекратить на этом плутократство…
Ценя всевластие, не затевают спор
новейший деятель и старый фанфарон.
Без веры как во тьме сегодня каждый житель.
В "эгалитарности" вся власть живёт кутя.
Мир нынче перенаселён,
так гомосексуал - теперь спаситель.
В итоге Маркс осиротил своё ж дитя.

Robert Lowell English-Speaking World

Loud conversation is sometimes overheard:
"Take Galbraith's AFFLUENT SOCIETY,
we know it's cheap whiskey he's the type
that overstructures the picnic to use his car.
It's bells for trotting teatrays on the lawn;
we've lost the freedom of the plutocrat,
once gone, he's really gone, he's bred not made".
In the pride of possession, the NEW STATESMAN
and the conservative are one at heart.
Dark time and darker hour for a weak faith
in the Socialist, egalitarian state.
In our time of overpopulation,
the homosexual is a savior -
Karl Marx orphaned his illegitimate child.

Примечания.
Кен Гэлбрейт (John Kenneth Galbraith, 1908-2006), родившийся в Канаде американский
экономист, государственный деятель, дипломат, автор сорока книг и более тысячи
статей на разные темы. Был лидирующим защитником американского экономического
либерализма.

Роберт Лоуэлл Неудачница
(С английского).

Отец - он был хормейстер - и часто затевал
по воскресеньям торжества для детворы.
Потом в обед мы ели зелень и сыры,
а мать, ложась в постель, листала там журнал.
Случилась вечеринка. Отец на ней застрял...
Над парою ушей вились его вихры.
С макушкой спорили бильярдные шары.
И мать меня втащила в свой "Континентал".
Я выскочила прочь при свете тусклых фар -
сломала ногу о мощёный тротуар.
Отец потом сказал: "Была потеха прямо !" -
Меня забыл, а я о нём грущу всё время.
Мне каждый скорбный час - как тягостное бремя.
Молюсь... Спешат помочь отзывчивые дамы.

Robert Lowell Loser

"Father directed choir. When it pause on a Sunday,
he liked to loiter out morning with the girls;
then back to our cottage, dinner cold o the table,
Mother locked in bed devouring tabloid.
You should see him, white fringe about his ears,
bald head more biased than a billiard ball -
he never left a party. Mother left by herself -
I threw myself from her car and broke my leg....
I threw myself from her car and broke my leg....
Years later, he said, "How jolly of you to have jumped".
He forgot me, mother replaced his name, I miss him.
When I am unhappy, I try to squeeze the hour
an hour or half-hour smaller than it is;
orphaned, I wake t midnight nd pray for day -
the lovely ladies get me through the day".

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!