В очередях

Дата: 31-03-2003 | 10:03:14


Очередь в Эрмитаж.
Полчаса до колонны.
Вялый ажиотаж.
Выезд экскурсионный.
Битый холодный лед
Медленно и свободно
Вдаль по Неве плывет,
Вздувшейся полноводно.
Воздух сырой в груди.
В сердце светло и грустно.
Но зато впереди –
Встреча с большим искусством.

Очередь в гардероб –
Соблюдается твердо.
Но сзади какой-то жлоб
Лезет, пьяная морда.
Шум, конечно, и гам –
Он огрызается сыто.
Врезать бы по рогам,
Чтоб отбросил копыта!
Не заткнулся пока?
Так и чешутся руки!
Мне б не жаль номерка –
Веки прикрыть гадюке.

Очередь в гастроном,
Что в конце перерыва.
Те, кто явился к трем,
Где-то на грани срыва.
Каждый себе не враг –
Тоже хочет быть первым.
Вот заиграл "Маяк" –
Все буквально на нервах.
Парень, часы проверь,
Ждать их не будет толка!
И затрещала дверь,
И полетели стекла...

Очередь за пивком –
Очень живое дело.
Всякий тебе знаком,
Дышишь легко и смело.
Тянет дымком седым.
Пену сдувают яро.
Мы спокойно сидим,
Все со своею тарой...
И матерок вокруг.
Что? Я похож на панка?
Сам ты, я вижу, друг,
С банкою и под банкой!

Очередь в туалет
В пристанционной роще.
Где отсутствует свет –
Так что надо на ощупь.
Здесь порядка оплот –
Оцепенелость тупая.
И терпеливо народ
Жмется, переступая.
Потно ладони мнут
И ослабляют пояс.
Чтоб не терять минут,
На ходу изготовясь.

Очередь за молоком
Утром в тумане сонном.
И мелодичный звон
Звякающих бидонов.
Всепроникающий яд –
Воспоминаний крошки.
Чуть поодаль сидят
Две разжиревшие кошки.
Ежатся все слегка,
Холод превозмогая.
И без конца молока
Бьется струя тугая.

Очередь за тобой –
Проблематичная милость.
Но все равно – любовь
Здорово сохранилась.
Чей-то торжественный гимн.
Сердце внимает кротко.
А заболит – анальгин.
Еще эффективней – водка.
Может, в итоге шиш –
Время опять обманет.
Столько тут простоишь,
Что – стоять перестанет.

80-тые




Владимир Гутковский, 2003

Сертификат Поэзия.ру: серия 530 № 14639 от 31.03.2003

0 | 1 | 2708 | 20.04.2024. 16:06:06

Произведение оценили (+): []

Произведение оценили (-): []


Вадим Егоров

Сколько себя помню я - с самой малости - в Африке - Японии поменялось все, лишь под крышей отчею, днем ли, ночью ли, вижу слева очередь, справа очередь. Ту. что матерком жужжит, ту, что мается, и за горизонт бежит, и теряется в октябре простуженном. где рабочие в Смольном за оружием встали в очередь... Очередь, очередь, в Магадане, в Сочи ли - просто нету мочи уж, мать - перемать! Очередь, очередь... Научи же, Отче мой, чтоб сынку и дочери в ней не стоять. Что же за Содом такой, что за ад еще - очередь в роддом стоит и на кладбище. Раной незализанной, как наказана, очередь за визами и заказами. Вечно озабочена, заморочена, к Мавзолею очередь, в ГУМе очередь. И совсем уж тошно мне зреть воочию очередь на то, чтобы записаться в очередь. Просто уже мочи нет, но влезаю в очередь и кричу, как прочие: мать - перемать! Очередь, очередь... Научи же, Отче мой, чтоб сынку и дочери в ней не стоять. На себя взгляните - ка, соплеменники: все мы нынче нытики, все мы пленники. Сыростью и плесенью пахнет очень уж государство, если в нем правит очередь. Бешеная, верткая и клыкастая очередь за водкою и лекарствами, очередь за вербою и одеждою, очередь за верою и надеждою... А в кремлевской вотчине, бывшей вотчине, к микрофону очередь - ну и дела! К микрофону очередь! Научи же, Отче мой, чтоб она единственной у нас была! июль 1989

Спасибо, Володя!
Твой Им