Роберт Лоуэлл-33 Сонеты из книги "История"

Дата: 30-08-2019 | 06:10:18

Роберт Лоуэлл Небольшой бунт в колледже
(С английского).

Костры пылали во дворе уже с утра.
Студенты стали в круг - как ротозеи.
Смеялись над пожарными, борзея.
Трещали плиты, сад горел, была жара.
А в коридоре собрались профессора
и протирали оптику, глазея
из окон, как с трибуны Колизея:
кого тут кто прогонит со двора ?
Студентик-инвалид, сорвав одежду к чёрту,
сушил в дыму подмоченные шорты.
Гость-лектор, что прочёл доклад о Шелли,
сказал: "Ну, попадись мне тот студент !
Я мог бы пристрелить его в момент". -
Как будто несколько заправок погорели !

Robert Lowell Small College Riot

The bonfire is eating the green trees
and bakes cracks in the slabs of the Sixties piazza:                    
half-moon of students, coughing disc-hymns to pot;
the firemen leave a sizzle of black ink -
a second fire blazes in the facing corner.
On a glassed-in corridor, we professors -
fans of the Colosseum - wipe our glasses
primed for the gladiatorial matinee -
but won't someone move ? The students move the firemen;
a boy in a wheelchair burns his lecture note,
and hangs his clothes to dry on the green fume -
naked...no shorts. Our guest speaker on Shelley
says. "If I met a student, I might have to kill him".
Four legendary oiltanks - are they under th fire ?

Роберт Лоуэлл Спок. Бостонский приговор.
(С английского).

В отеле "Паркер" все затычки в чёрных ваннах,
должно быть, заказали для их Величеств:
для Эдуарда да супруги Александры.
Все гири и растяжки сделали для Тафта -
под восемнадцати-каратным здешним небом.
Но вот тюремные кровати в Бостоне жестки...
Я нынче ночью спал при очень громком лязге
больших машин: подумал - пилят полумесяц.
Кромсали брёвна, балки, даже блоки соли -
как будто, чтобы вновь отстроить Тир с Сидоном -
здесь, в Бостоне. Так даже помутился разум.
Обиженный ответчик кричал: "Продали совесть !
Тут судьи лезут вон из кожи, чтоб погубить...
Но просто так со мной им это не удастся !"

Robert Lowell The Spock Sentences in Boston

The black hardrubber bathtub stoppers at the Parker House
must have been ordered for their Majesties,
Edward VII and Queen Alexandra,
the weight and pull of William Howard Taft.
Things were made right days - 18-carat
gold sky over Boston, brass beds in the jail.
That night I slept to the saving of immense
machines constructing: saws in circles slicing
white crescents, shafts and blocks, as if Tyre and Sidon
were being reconstructed from salt ab ovo
in Boston to confound the intellect,
the treasonable defendant shouting: "Sell-out.
They have had all they
as much they will not safely ruin me".

Примечание.
Знаменитый врач-педиатр Бенджамин Спок (1903-98) стал лидером демонстраций против участия
США во вьетнамской войне. Бостонским судом в 1968 г. он был приговорён за это к двум годам тюремного заключения, но федеральный апелляционный суд не утвердил этого жестокого несправедливого приговора.
Эдуард - английский король Эдуард VII (1841-1910).
Тафт - William Howard Taft (1857-1930) - американский президент в 1909-13 гг.
Сведений о визите Эдуарда Седьмого с Александрой в США в период правления Тафта
нет. Но будущий король бывал в США в молодые годы.

Роберт Лоуэлл Детская пастель Адриены Рич
(С английского).

Читала ноты Моцарта в четыре года,
садясь на том Плутарха, чтоб достать до клавиш.
Изюм давали лишь за правильный нажим.
Всё вышло на пастели - ярко, но обидно.
Твоё туше всю жизнь оттачивал Джеймс Милл…
Потом ты стала пухлой матерью семейства. -
Вслед смело ринулась в гражданские сраженья,
и, сбросив путы, закричала: "Монтень - бастард !
Да сникнет знать. Спасайте бедных. Все на битву !
Туссен, Фанон, Малколм ! Мятежные калеки !
Раздетым нужно либо гибнуть, не то самим
крушить врагов на крышах. Ветераны ! Пора вам
не ковылять в облавах под лай на костылях...
Пусть вашим лейтмотивом станет радость боя !

Robert Lowell Child-Pastel of Adrienne Rich

Trained at four to read a score by Mozart,
perched on Plutarch's Lives to reach the keyboard,
paid a raisin for each note struck true -
the painter of your pastel has graced and hurt you,
your true touch too attuned by your James Mill father....
Then round, bowl-bobbed, married, a mother, cme
the season of your rash fling at playing bourgeois....
Self-starved now, one loose lock tossed: "The splendid must fall -
Montaigne, you bastard !" You'll rob the arsenal
to feed the needy, Toussaint, Fanon, Malcolm,
the Revolution's wounded de la guerre,
shirtless ones dying, or killing on the rooftops -
disabled veteran, how long will you bay with the hounds
and beat time with crutches ? Your groundnote is joy.

Примечания.
Адриенна Рич (1929-2012) - одна из самых известных американских поэтесс,
автор около 25 сборников стихов, эссе, заметок; награждена большим количеством
престижных премий. Мать трёх сыновей. С 1960 г. была в разводе с мужем и увлекалась борьбой за гражданские права, в том числе женщин и цветных. Выступала против участия США во вьетнамской войне, за неприменение ядерного оружия, была
лесбиянкой. Страдала артритом, двигалась с трудом. Умерла от последствий этой
болезни.
Джеймс Милл (1773-1836) - английский историк, философ, экономист, последователь
Юма и Бентама.
Туссен - Francois Toussaint Louverture (1743-1803) - генерал, вождь гаитянской
революции, умер во французской тюрьме.
Малколм - Маlkolm X (1925-1965) - член организации "Чёрных Мусульман", глава
"Организации афро-американского единства". Был убит.
Франц (Ибрагим) Фанон (1925-61) - французский психиатр, родом с острова Мартиника, борец против колониализма, революционер, философ, писатель.
Автор книг "Black Skin, White Masks", "The Wretched of the Earth" ("Проклятьем
заклеймённые", иначе "Поклятые земли") и др. Был связан с национальными правительствами Туниса и Алжира. Лечился в СССР от лейкемии.
Монтень здесь назван как образчик - эмблема - нереволюционной - скептической
привилегированной мысли.

Роберт Лоуэлл Борьба c не-бытием.
(С английского).

Здесь Дарвин мог пройтись по роще не напрасно.
Тут тридцать разных трав. Букет мог быть неплох.
Ты в синем вышла. Мой язык присох,
и наши чётки дрогнули согласно.
Но здесь же рос совсем сухой чертополох,
Хотя лишь только жизнь воистину прекрасна...
Бог ведал то, чего мы жаждем страстно.
Наш пахарь помнил: вспашка - не подвох.
С дня смерти Авеля всегда в крови трава...
Страх - хуже смерти. Он - не добродетель.
Не стоит тупости подёнок подражать.
Ткань сухожилию твердит: "Свидетель !
Когда струится кровь, то смысла нет дрожать.
Я гибну гордо - я была жива !".

Robert Lowell Struggle of Non-Existence

Here on the bank where Darwin found his fair one,
and thirty kinds of weeds of the wood in lower,
and a blue shirt, a blue shirt, and our love-heads
rattling together to tell us we re young -
we found the fume-gray thistle far-gone in flower....
God works inside us like the plowman worm
turning a soil that must have lost much sweetness
since Eden when the funk of Abel proved
the one thing worse than war in massacre....
Man turns dimwit quicker than mayfly,
fast goes the lucid moment of love-believed;
tissue sings to sinew, "Passerby...
dying beside you, I feel the live blood simmer
in our hands, and know we are alive".

Роберт Лоуэлл Революция
(С английского).

Езда мистическая. Пыльные прокрутки.
С ребёнком провести всё лето не гожусь.
Стал душу успокаивать: "Не трусь !"
Настала революция в рассудке.
А ситуация вокруг - сплошная гнусь:
разруха, крах - и все проблемы жутки.
Возможно, что примкнуть, зазря не тратя сутки,
я к гарвардским волнениям решусь. -
Лишь только нужно взвесить a priori,
в чей адрес буду возносить молитвы;
не перебьют ли на проспектах бунтарей,
и нужно ль бедным убивать богатых в споре...
Но следует восстать смелее и скорей. -
Навряд ли может быть, что проиграем битву.

Robert Lowell The Revolution

The roaddust blinds us, tactics grow occult,
the terror of spending the summer with a child,
the revolution has happened in the mind,
a fear of stopping - when the soul, even the soul
of ruin, leaves the country, the county dies....
"We're in prerevolutionary situation
at Berkeley, an incredible, refreshing relief
from your rather hot-house, good prep-school Harvard riots.
The main thing is our exposure to politics;
whether this a priori will determine
the revolutionary's murder in the streets,
or the death of the haves by the have-nots, I don't know;
but anyway you should be in on it -
only in imagination can we lose the battle".

Роберт Лоуэлл Юность
(С английского).

Им двадцать лет. Им жить в двухтысячном году...
Все шумно входят в мир, совсем его не зная, -
идут, левачество своё распространяя.
И старшие порой вступают в их орду.
Предложена ли им взамен судьба иная ? -
Шагают, в тигров превращаясь на ходу.
И Власть, терпя их, наживёт себе беду -
сметут ту силу, ежели дурная.
Изверились в карьерах и в амурах -
так крепко всыплют им по шее и под хвост,
раз не штудируют азы науки в вузах.
Подобны хищникам в косматых шкурах,
студенты, одурев, шагают на погост -
с "Пьетою" Микеланджело на блузах.

Robert Lowell Youth

They go into the world, innocent, wordy, called
in all the directions I would ant to go,
multiplying their twenties to the year 2000.
When I was young an closer to the Faith,
half my friend were leftists and professors
who could read the news when they were born,
they knew that kings must either reign or die.
Many a youth will turn from student to tiger,
seeking his final quarry in the grave -
our blasphemous, unavoidable last Mother
nourished on slow, cold debaucheries,
the bitter, dry pelt of feline undulation -
in her harlot's door of colored beads, she holds
youth old as Michelangelo in her bosom.

Роберт Лоуэлл Брёвна
(С английского).

Большие брёвна не особо величавы -
не пушки, не старинные кулевры,
не действуют, волнуя наши нервы.
Они не требуют почёта или славы.
Художник что-то нарисует для забавы -
нет слёз из глаз - то не искусство, не шедевры.
Не стоит расточать душевные резервы -
ведь не сверкающие храмовые главы.
Ошкуришь ствол - и вот он бел и чист.
Он - как червяк, что был раздавлен разом;
уже не корчится, а просто сохнет сиро.
А кто недвижен - поневоле пацифист.
Меж тем полиция везёт баллоны с газом
и водружает флаг анархии и мира.

Robert Lowell Trunks

The tree trunks in our headlights are bright white worms,
inside a truck-shed, white tires are hung like paintings;
the best photographer dare not retouch them -
not everyone accepts their claim to greatness.
If blood doesn't spurt from my eyelashes, when
I meet a work of art, it isn't art -
too much persuasion is famine, enough a miracle,
yet God is good, he sees us all as straw dogs.
Even the toothless, trodden worm can writhe -
in the night-moment, even halt-pacifist,
nursed on leaflets and wheat-germ, hears the drum-step
of his kind whistle like geese in converging lines,
the police weeping in their fog of Mace,
while he plants the black flag of anarchy and peace.

Роберт Лоуэлл Посвящается Мэри МакКарти 1
(С английского).

Ваш дом из толстых брёвен - как твердыня.
Повстанец строил. Был не из тихонь.
При Вас - Ваш белый дружелюбный конь.
Он верно служит Вам, как доброй герцогине.
В Вас что-то есть ирландское поныне...
Вы - как Диана с луком. Вас не тронь !
Все Ваши стрелы жгутся, как огонь;
и разум Ваш повсюду славен ныне.
Не меткость и не сила - прежде ум !
Он, как термиты, съест любую цитадель.
Где я смущаюсь и стреляю наобум,
Вы метитесь стремительно и ловко.
В любой стреле латунная головка.
Пять выстрелов - четыре прямо в цель.

Robert Lowell For Mary McCarthy 1

Your eight-inch softwood, starblue floorboard, your house
sawn for some deadport Revolutionary squire....
A friendly white horse doing small-point, smiling,
the weathered yeoman loveliness of a duchess,
enlightenment in our dark age though Irish,
our Diana, rash to awkwardness....
Whose will-shot arrows sing cleaner through th pelt ?
Have I said will, and not intelligence ?
Leaving you I hear your mind, mind, mind,
stinging the foundation-termites, stinging
insistenly with a battering ram's brass head of brass....
I hide my shyness in bluster; you align
words more fairly, eighty percent on target -
we can only meet in the bare air.

Примечание.
Мэри Маккарти - Mary Therese McCarthy (1912-89) - американская писательница,
журналистка, политическая активистка. В молодости была близка к коммунистам.
После политических процессов 30-х гг. в СССР стала выступать против любых
тоталитарных режимов. Дружила с беженкой из Германии Ханной Аренд, разоблачавшей сущность фашизма. Критиковала маккартизм и сталинизм. Выступала, симпатизируя
Вьетконгу, против американского вторжения во Вьетнам. Как критик, была сотрудницей ряда влиятельных печатных органов.

Роберт Лоуэлл Посвящается Мэри МакКарти 2
(С английского).

Ах, Мэри ! Как же Вы всегда нежданны
со всем своим рачительным теплом !
Мне всюду кажется, что рядом Вы с конём. -
Так Дюрер мог изобразить Святую Жанну.
Весь мир - колледж, похожий на Содом...
С тех пор как Вас влекут другие страны,
Ваш верный конь Вас возит постоянно
вникать во всё, что молвится кругом.
Вам ненавистны сплетни и интриги -
и реагировать приходится гневливо.
Действительность опасна и груба.
Вы создаёте потрясающие книги.
Рука купается в извивах конской гривы...
Вы вытираете в молчанье пот со лба.

Robert Lowell For Mary McCarthy 2

"Dear Mary, with her usual motherly
solicitude for the lost overdog"....
You sometimes seemed to stand by white horse,
a Duerer Saint Joan armed by your college and by
that rougher university, the world....
Since your travels, the horse is firmly yours;
you stare off airly through our mundane gossip
and still more mundane virtue, listen puzzled,
groan to yourself, and blurt an ice-clear sentence -
one hand, for solace, toying with the horse's mane....
The immortals are all about us and above us;
for us immortal means another book;
there are too many... with us, the music stops;
the first violin stops to wipe the sweat from his brow.

Роберт Лоуэлл Посвящается Мэри МакКарти 3
(С английского).

"Сады у озера алы от диких роз,
и лебеди, как спарятся, - хмельны...
и головы в воде остуживать должны,
пока вода тепла, а вот зимой - мороз:
ни солнца, ни цветов, и краски все грустны.
Мне не хватает кислородных доз.
И в город нынче чёрт меня понёс:
все зубы нужно подлечить мне до весны.
А прежде нужен был нью-йоркский адвокат,
не то любовник или психоаналитик,
а то редактор. Да звала карьера.
И без работы жизнь - не жизнь, а суррогат.
И без студентов всякий смысл из жизни вытек:
должна помочь им в пониманье Веры".

Robert Lowell For Mary McCarthy 3

"The land going down to the lake was choked with wild rose,
the sunset orchards were scarlet, the high swans, drunk
on making love, had bathed their chin heads;
the water was rebirth at first, then a winter:
no sun, or flower, or even hue for shadow....
Exhaust and airconditioning klir in the city....
The rel motive for my trip is dentistry,
a descending scale: long ago, I used to drive
to New York to see a lover, next the analyst,
an editor, ten a lawyer...time's dwindling choice.
But I can't quite make students all Seven Ages o Man.
Work means working; I fear I am one of the few
sane people living...not too stunning a sensation -
They want something different from understanding: belief".

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!