Мой папа - трудармеец

Дата: 10-05-2019 | 01:55:17

Мой папа, Матус Маркович Березовский, к началу войны был по возрасту и состоянию здоровья призван не в действующую армию, а в Трудармию.
Все звали его Михаилом, так как имя Матус не запоминалось - было чужим.
Об одном эпизоде его пребывания в Трудармии я и хочу рассказать.
Трудармия г. Свердловска располагалась на так называемой Ленинской фабрике. Денно и нощно, иногда ежечасно, прибывали грузы. Обессиленные голодом, дистрофией и непосильным трудом, рабочие, спавшие вповалку, будились прикладами, собаками и попросту выстрелами.
Трудармейцы неоднократно писали письма с просьбой отправить их на фронт, хоть в штрафбатальоны. Но им пригрозили массовым расстрелом - в
тылу нужна была дешёвая, легко восполняемая рабсила.
Домой почти не отпускали.
Однажды отец пришёл домой...
Надо сказать, что я, девчонка, жила надеждой увидеть и покормить отца, и откладывала сухие кусочки хлеба для него.
И вот он пришёл...
Он был странен: вроде опухший и в то же время страшно худой.
У него была дистрофия.
Шею обматывал шарф, грязный и почему-то шевелящийся. Он шевелился от вшей На отца,  аккуратного человека, это мало походило. 
Но самое главное - другое.
Не дожидаясь, когда я дам ему поесть намокшие в каком-то супе куски хлеба, он съел намоченные в воде для мытья тарелок, всё, что было в тарелке.
Это было непривычно-страшно
Я чувствовала, что отцу стыдно, но справиться с голодом он не может.
Матери дома не было - была на работе.
Он заснул мгновенно, прямо за столом.
Стало светать.
Отец надел телогрейку, повязал свой шевелящийся шарф. 
- Папа, а ты можешь задержаться?
- НеТ, - прошептал он убито. -  расстреляют сразу же.
-Но ведь вы же ...
Он прервал: "Нас поднимают плетьми, собаками и выстрелами.
Мы много раз просились на фронт - всегда отказ и угрозы расстрела."
И он ушёл, словно растворился в предрассветной мгле..
А на небе шевелились звёзды, похожие на вшей в его шарфе 
Я упала без сил.
Хорошо, что отец этого уже не видел
А.М. Сапир 


Здравствуйте, Ася Михайловна! Страшно. И мучительно больно. Похоже на историю моего отца. Отказался от брони и ушёл на фронт. Не подвиги совершать. Чтобы получить шанс выжить. Дед Самуил, мамин отец, был в трудовой армии. К этому времени он уже потерял двоих сыновей. Старший Абраша 1924гр остался в комсомольском подполье в Борковичах (Беларусь) и погиб. Об этом узнали после войны. Младший Мишенька 1937гр умер у деда на руках, когда уходили от немцев. Дед сам никогда не рассказывал про трудовую армию. А я не спрашивал. Почему? Наверное, думал, какой там, в трудармии героизм? Вот фронт – это да! Не знаю. Многие вещи мы начинаем понимать, только став взрослыми. А спросить, как это было тогда уже не у кого. Мама в 14-ть лет работала прицепщицей на тракторе…

Тема: Re: Re: Мой папа - трудармеец Ася Сапир

Автор Ася Сапир

Дата: 10-05-2019 | 10:25:33

"А спросить, как это было тогда, уже некого"
А я вот есть и рассказала.
Горжусь ли я своим отцом?
Да, очень.
Прошедший через ад Трудармии, он остался человеком, не имевшим НИ одного врага.
После демобилизации он был до конца жизни такелажником : на Обсерваторской горке была
небольшая обсерваториия. В 90 лет он хотел уйти на пенсию - не отпустили. Он шёл через весь город, из-под заветного дерева доставал гантели, упражнялся...
Он был батраком с 11 лет - старшим из детей большого семейства. Знал, что без него семья погибнет.
Он - старший из детей, должен был дать образование младшей - своей сестре. Она стала врачом.
Хранится вырезка из газеты "Правда": Фаина Березовская делает операцию во время бомбёжки.
Мужество старшего передалось младшей. Кроме вырезки,есть Грамота, подписанная Сталиным.
Кроме ещё одной сестры, все погибли или без вести пропали. От огромной семьи осталась малая толика.
Мой отец, с его синими (непривычными для еврея)
глазами, всматривался в детей. Детей он боготворил.
Себя ощущал их защитником. 
Ехать с ним в автобусе или троллейбусе было мучением. Его уговорят сесть - сядет. Войдёт женщина - вскочит, уступая место. Зимней одежды не признавал, с трудом уговаривали надеть что-то с рукавами.
Слух он начал терять после паратифа в Гражданскую.
В Трудармии потерял окончательно - оказался повреждённым нерв. Ни один слуховой аппарт 
не годился.
Его восприятие мира как блага и людей как друзей
устояло.
Я горжусь своим отцом.
А.Сапир







Потрясающий рассказ и его продолжение эдесь, Ася Михайловна!
Это – бесценный рассказ. Из таких вот свидетельств складывается правда о людях того времени и самом военном времени, которую нынче так хотят переиначить.
Ни в коем случае нельзя забывать об этих терпеливцах, об этих героях...
Без таких жертв, без страшного напряжения всех сил победить было бы невозможно.
С Днём Победы!
С уважением,
Оля.

Спасибо за поддержку.
Поверьте: этот шевелящийся от вшей шарф 
никогда не покидает меня.
А.М.

Ася Михайловна, вот такие воспоминания создают истинную историю. Без парадов, без салютов.
Спасибо Вам за память, за то, что передали ее нам. Уверен, что этот рассказ - только малая часть из вашего былого.

Тема: Re: Re: Мой папа - трудармеец Ася Сапир

Автор Ася Сапир

Дата: 11-05-2019 | 16:55:29

Спасибо за отзыв.
Мне было 10 лет, когда началась война, и 14 - когда закончилась.
Были времена невозможные, казалось бы, по трудности.
Например, первые два года - жесточайшие морозы. А одежда - телогрейка, а обувь - рукава от телогрейки, засунутые в галоши. Оценивая много позже роль своей матери, я поняла, что она нас спасала, как могла, и спасла - всех, никого не потеряла. 
Она надела на голову жиденький платок, на себя - всё ту же телогрейку и пошла работать в городской санпропускник уборщицей. Затем её повысили, сделав кассиром. Я иногда заменяла её.
Она в это время кашеварила дома.
Самое страшное началось с первыми беженцами в Свердловске - антисемитизм. Передать словами это невозможно. В одном из классов (нас то соединяли, то разделяли) была моя ровесница - Тамара Десятова.
Мы были в одном отряде, помогая тем по улице Красноармейской, чьи мужчины сражались на фронте. Такого антисемитизма, такой ненависти, которую она питала ко мне, я потом не встречала.
Главный тезис - я не имею права помогать, так как наверняка причиню зло, ведь я же еврейка, всё это обставлялось глумлением, издевательским кривлянием. Всё во мне окарикатуривалось, начиная с картавости, кончая внешностью и одеждой.
По иронии судьбы,спустя годы, мы поступили на один факультет УрГУ. И я получила от неё во время общей лекции "покаянное" письмо.   
Я не простила.
Но детство всё же было: какие-то маленькие радости,
удачи. Главное - были книги, ещё не все обмененные на продукты. Помню, мама послала меня за книгой, которую я дала почитать, но   назад не получила. Полдня я провела в доме, где книги не оказалось, но всё же дождалась. Околевшая, уставшая, я принесла книгу домой. 
Я стала записываться подряд во все библиотеки, а не только по адресу проживания. Думаю, что книги помогли мне не только выжить.
Как сказал бы Януш Корчак, детство, оно и в контрационном лагере детство.
А.М.Сапир

А если не можете представить, то  не давайте рекомендаций. Я менее всего занята еврейским вопросом - меня интересует многое. Вы могли бы заметить.
Не замечаете?  Ваше дело. 
Вы меня так же интересуете, как вечно кривляющийся человек, бесконечно меняющий свои мнения. Чего изволите?

Я говорила о конкретных фактах, поскольку они касались меня.

Из плодотворнейшей дискуссии выхожу.

Дискутировать и у меня нет намерений. Но Вы всё же поясните два озвученных Вами момента:
- каким образом проявлялся массовый антисемитизм по отношению к первым беженцам в Свердловске?
- в чём заключалась антисемитская политика Сталина в годы Великой Отечественной войны?

Если бы я догадался, что информацию по заданным вопросам вы почерпнули из Гугла - то и не спрашивал бы. Всё понятно, извините за отнятое время. Надеюсь, что не сильно злоупотребил.
Разговаривать действительно больше не о чем.
С.Т.
P.S. Маленькая ремарка (не вопрос, ответ не требуется). Просто вдумайтесь в разницу между тем, что хотел сказал Г.Михлин, явно желая сделать Вам приятное, и тем, что у него получилось: "Та девочка несмышленая была, не сама, от взрослых зачерпнула. С годами прочувствовала, написала Вам, поняла. Такое действительно не прощается, Ася Михайловна."

Такое действительно не прощается, Ася Михайловна. Та девочка несмышленая была, не сама, от взрослых зачерпнула. С годами прочувствовала, написала Вам, поняла.
А здешние мудрецы-комментаторы взрослые, а будто не ведают ничего или прикидываются, в непонятки играют в своем социальном комфорте.
Держитесь, Ася Михайловна!

Геннадий, Вы уже поняли, очевидно, что "держаться" -
моя вторая профессия.
Спасибо!
А.М.

Тема: Re: Re: Re: Мой папа - трудармеец Ася Сапир

Автор Рушклион

Дата: 29-07-2019 | 08:41:56

жизнь. увы и к счастью. они были лучше нас. лучше, чище, сильней. спасибо.

Ценное свидетельство! Не знал, что трудармейцы были и в сороковых годах! Да, не по-людски, особенно с советскими немцами поступили.  В 1988 году работал в сибирском посёлке с одним очкариком - потомком пленённого австрийского  офицера - так он, запуганный родителями, считал, что не имеет права ехать поступать учиться в Иркутск. По крайней мере, он так утверждал.

Тема: Re: Re: Мой папа - трудармеец Ася Сапир

Автор Ася Сапир

Дата: 14-05-2019 | 10:39:05

О немцах в трудармии я не знаю ничего, но
в запуганность людей, оказавшихся в непривычной обстановке,верю.
А.М.Сапир 

Спасибо за рассказ, Ася Михайловна, Знаю, что даже рассказывать такое - больно, вот и я плачу.
Находит иногда на человечество что-то такое, воцаряется нелюбовь и жестокость, и тогда достаётся всем и каждому... А помнить - кара,  судьба и долг. Память светлая - жертвам! Простите, не по тексту.

Спасибо, Ася Михайловна за Ваши воспоминания! Вечная память!