Крымчане - гости Санкт-Петербурга

Дата: 08-07-2018 | 02:42:32

«НЕВСКИЙ  АЛЬМАНАХ»  № 3 (101) 2018 г.

 Журнал писателей России



http://www.nev-almanah.spb.ru/2004/3_2018/magazine/#page/140

 

ГУРЗУФСКАЯ  НОЧЬ 

 

           «Я любил, проснувшись ночью, слушать шум моря, —                                и заслушивался целые часы. В двух шагах от дома рос молодой кипарис; каждое утро я навещал его и к нему привязался чувством, похожим на дружество».

А.С.Пушкин

 

Золотым арбалетом луна молодая висит,
 метеорные стрелы пускает с небес не спеша,
 полуночному морю нанёс я сегодня визит,
 потому что грустить начинает без моря душа.


 Знаю: Пушкин стоял у  жемчужной  журчащей воды,
 он любил её слушать, как можно лишь в Южном Крыму;
 облака наплывали с далёкой гористой гряды,
 исчезали  над морем, чтоб звёзды не застить ему.

 

 Молодой кипарис возле дома – поэту был друг,
 а  луна  в кронах сада блистала яйцом Фаберже,
 если в сакле татарской свет за полночь вспыхивал вдруг,
 сколько чистых фантазий будил он в мятежной душе!..

 

Я в гурзуфские ночи за шарм и магизм их влюблён,

и когда вдалеке, их впускаю в цветистые сны:

так и вижу, как в полночь выходит задумчиво он,

чтоб послушать прибоя гекзаметры в свете луны.


 Потому и сегодня блуждаю в  гурзуфскую ночь,
 я по знаку – Стрелец, это значит – из клана бродяг.
 если чувствую, что мне никто не сумеет помочь,
 приезжаю сюда, где молчанье хранит Аю-Даг.


 Потому и сегодня, отбросив вериги обид,
 одиноко  брожу я, хулителей в мыслях круша:
 золотым арбалетом луна молодая висит,
 метеорные стрелы пускает с небес не спеша.


 А когда на востоке затеплится только рассвет
 и проявится контур горы в бледном небе слегка,
 то в ближайшей аллее курчавый мелькнёт силуэт,
 удивляться не надо – дух Пушкина здесь на века.

 

 

АУТКА

 

В Ялте гам и сверкание,

и блистанье витрин.

Лезут новые здания

из холмов и низин.

Пахнет краской и битумом,

красотой, новизной.

Только память магнитом

повлекла за собой…

Здесь квартал тихо дремлющих

старомодных дворов,

плющ, карнизами реющий,

и поленницы дров.

Доктор Чехов здесь хаживал

по Аутке пешком,

всё осталось здесь, кажется,

как при нём,

 как при нём…

Только знаешь, окраина,

я прошу – сохранись! –

виноград над сараями,

сквозь миндаль – кипарис.

Помнит речка ли горная,

что быстра, как гюрза,

Светку –  девочку гордую,

озорные глаза?

Где скворечники бережно

держит грецкий орех,

над извилистым берегом

пролетал её смех.

Те ограды ажурные

ковки старой ручной

помнят речи сумбурные,

поцелуй под сосной?..

А в беседке запущенной

(ах, как было давно!)

поднимали – за Пушкина! –

молодое вино.

Тупичками, сквозь дворики,

много хожено тут,

никакие историки

тех следов не найдут.

Философствовать нечего –

чем живу, то пою.

Под платанами вечером

в тишине постою.

Эти улочки узкие

будут мне ворожить,

словно сладкая музыка,

без которой не жить.

 

ПОД    НЕБОМ    ЯЛТЫ

 

Гениальные звёзды всё знают о судьбах людских,

гороскопы веков сохраняются ими во мгле:

киммериец, алан, тавр могучий, безжалостный скиф –

все ушли в небеса, след оставив на крымской земле.

 

Я живу возле моря, под верной защитою гор,

слышен зов муэдзина в той части, где был Дерекой.

Купола золотые вознёс в поднебесье Собор

в центре Ялты, и благовест в души вселяет покой.

 

В Ялте в мире живут люди разных религий и вер,

в этом климате гибнут бациллы раздоров и свар.

Я с любимой пойду погулять в Александровский сквер,

и на Пушкинский мы выйдем с ней после сквера бульвар.

 

Вековые платаны качают листвой вырезной,

кипарисная крона остра, как стрелы остриё,

даже в августе в Ялте не страшен полуденный зной,

так тенисты аллеи и парки под небом её.

 

Гениальные звёзды всё знают о судьбах людских,

и когда я на них засмотрюсь, то плывёт голова,

звёздный свет освещает и этот нечаянный стих,

потому так легко собираются в строчки слова.

 

 

 








Браво, Слава!!!
ХО-РО-ШО!!!

Спасибо, Семён!
Расширяем границы Ойкумены!-:)))

Спасибо, Александр!
Я тоже...-:)))