Vladislav Penkov. Easier than

Romance

 

My connections seem to be forgotten,

Spring – like stolen postcard from my mail.

Eyes are closed with spider-web from cotton,

dreams – my torture – sharp and rusty nail.

 

Dearest my, asthmatic friend, Ostrovsky,

how you dare to lose, for goodness’s sake,

dialect Moscovian – Pokrovsky –

Russian language – sticky speech of ache.

 

Sad to say, but barely it’s funny.

Merchantry, Bilibin’s fairy tales,

glass of drink – ferment of March and honey,

I have no regrets and no offence.

 

No big deal that smell of booze not Russian,

and no songs of drunk accordion,

life is full of doubts and concussion.

Heart is knocking faster, on and on…

 

Shriveled soul. And dryness in your mouth,

world becomes a total raven’s realm.

As Shakespeare ascribed to Macbeth drought,

Same has teased Yesenin’s lyrics zeal.

 

To expect eternity from all that,

if it’s gonna be as is, for good, –

So, be it: the Moscow ever bolted…

on the grass, of course, scent-laden wood.

 

                            11.29.2014.

------------------------------------------

Владислав Пеньков. Легче, чем

Романс

Я уже ни с чем не знаю связи
и не жду открыточной весны.
Закрываю веки с неприязнью,
вижу неприязненные сны.
 
Милый друг, одышливый Островский,
надо умудриться не сберечь
лексикон и выговор московский,
русскую прилипчивую речь.
 
К сожаленью, вряд ли это странно.
Купчики, билибинская Русь,
мартовский медок на дне стакана,
я не оглянусь и не вернусь.
 
И не в том беда, что нет гармошки,
не по-русски пахнет перегар,
что дорогу переходят кошки.
Просто сердце легче, чем лузга.
 
Под ногами лёд, в гортани - скука,
во дворе сплошной вороний пир.
Эту вот есенинскую муку
Макбету приписывал Шекспир.
 
Можно ли рассчитывать на вечность,
если вечность будет такова:
за запреткою - Замоскворечье,
на траве душистые дрова...

 

                        11.27.2014.

Тема: Re: Vladislav Penkov. Easier than Константин Еремеев

Автор Цас Хаан

Дата: 20-05-2018 | 21:25:41

Дорогой мой, я так тебе благодарен! Я могу только насладиться музыкой твоего-моего ст-ния, я уже говорил об обычном времяпровождении во время уроков английского. Всё же как-то получилось, что научился на нём интонационно-правильно читать, что всегда придавало тому, бессмысленному для моей неграмотности, тексту особенную музыку, чарующую. Я не знаю, согласишься ли ты со мной, вряд ли ты думал об этом, когда переводил. Только знаешь, кого я слышу, читая твой перевод. Своих любимых Джетро Талл. Есть в твоём переводе и стальная упругость и древесная гибкость, которые отличали любимую с четырнадцати лет группу. Спасибо тебе!

Ох, Влад! ...  Джетро Талл - как в тему! Как в жилу... в душу! Напомнил ты и расшевелил столько воспоминаний! Неповторимых! Несравнимых!...

Спасибо тебе!