15. Чудовищная история

Дата: 30-04-2018 | 11:52:51

«Собачье сердце»: наблюдения и заметки

 

К 100-летию Октябрьской революции


15. Чудовищная история

 

          Все время, пока я читал, перечитывал и вчитывался в СС, меня не покидало одно странное ощущение. Что, если все персонажи повести так же сотворены Преображенским, как и Шариков? Только они получились у доктора, а Полиграф — не совсем. Смотрите. Швондер и его компания вышли из под контроля и принялись строить козни профессору. Борменталь, Дарья Петровна, Зина и Федор оказались понятливыми и послушными и начали служить ему; Петр Александрович сделал карьеру, вознесся и стал оказывать ему покровительство. Им-то кажется — они живут собственною жизнью, а на самом деле — реализуют сценарий, заложенный в них Преображенским. И только с Шариковым у него не выходит ровным счетом ничего. Полиграф сразу восстает на своего создателя, покушается на самое святое: сытую, спокойную, исполненную высокого (якобы) смысла жизнь ученого доктора — и погибает. То, что он все-таки остается существовать в шкуре пса, значения не имеет: как личность он исчезает. Жутко представить, если в его собачьей памяти остаются следы человеческого существования. А это вполне возможно, ведь в человеческой памяти Шарикова хранились рудименты его собачьей жизни. А может быть, профессор со своим ассистентом постоянно ему об этом напоминали?

          Все это домыслы, скажет иной читатель, не следует придумывать того, чего в нет в книге. Так-то оно так, но что поделать, если изложенный ход событий пришел мне в голову? И разве такая интерпретация противоречит нынешней действительности? Разве нынче не время клонов? Разве нами не манипулируют все кому не лень? Только для этого не нужно, как в былые времена, трудиться над каждым из нас по отдельности. Есть способы «лечить» всех скопом.

          Да, «Хирургия может достичь гораздо большего, она способна не только разрушать, но и созидать» (Г. Уэллс. Остров доктора Моро). Но созидает ли профессор Преображенский? Как доктор, безусловно, если считать созиданием восстановление потенции у стариков и старух. Как ученый и экспериментатор, конечно же, нет. Он и сам это признает.

          — Я — Филипп Преображенский, ничего труднее не делал в своей жизни. Можно привить гипофиз Спинозы или еще какого-нибудь такого лешего и соорудить из собаки чрезвычайно высокостоящего. Но на какого дьявола? — спрашивается. Объясните мне, пожалуйста, зачем нужно искусственно фабриковать Спиноз, когда любая баба может его родить когда угодно.

          Спиноз фабриковать действительно не нужно. Да и никто не будет этим заниматься. Кому сейчас нужны Спинозы? А вот спрос на солдат, убийц или, скажем, Гитлеров, вполне может найтись. Открытием Преображенского непременно должны были заинтересоваться советские спецслужбы. Он и без того приспособился к новой власти и стал бы напрямую работать на нее, никуда бы не делся. Потому что больше всего на свете обожает осетрину, Сен-Жюльен, сигары, «Аиду», а главное — пачки белых денег. И вообще он сторонник разделения труда. Он будет оперировать, в Большом — петь, а те, кто не могут ни того, ни другого, — чистить сараи, то есть заниматься своим прямым делом. А если и родит какая-нибудь очередная мадам Ломоносова очередного знаменитого, то Бог с ним, пусть живет, куда ж его денешь? Это все-таки не Клим Чугункин и уж тем более не Шариков...

          Невозможно быть Богом. А если ты пытаешься на Него походить, тогда смирись со свободой воли у созданного тобой существа, с его выбором, с его стремлением жить по-своему, с его нежеланием подчиняться тебе, боготворить тебя, наконец, с его неблагодарностью по отношению к тебе. Иначе какой же ты творец?..

 

          Меня занимает доктор Борменталь. Что произойдет с ним в дальнейшем? Насколько можно заметить, у него взгляд на вещи более трезвый, нежели у его учителя. Прожженному демагогу Преображенскому все Божья роса, но каково будет Борменталю, если он осознает, что убил человека? Сможет ли он смириться с этим? Или станет таким же, как профессор?

          — Много крови, много песен...

 

1 октября — 4 ноября 2017

 

Список использованной литературы

 

          Булгаков М.А. Собачье сердце; Дьяволиада; Мастер и Маргарита: Повести. Роман. — Челябинск: Юж.-Урал. книжное изд-во, 1989. — 608 с.

          Варламов А.Н. Михаил Булгаков / Жизнь замечательных людей. М.: Молодая гвардия, 2008. — 880 с.

          Сахаров В. И. Михаил Булгаков: писатель и власть. По секретным архивам ЦК КПСС и КГБ. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000 — 446 с. ил. — (Досье).

          Соколов Б.В. Булгаковская энциклопедия. Самое полное издание. М.: Эксмо, 2016.

 

          Гриднева Н. Повесть именных лет. — М.: Коммерсантъ Власть, 25.07.2000. Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/17288

          Латтуада А. Собачье сердце (Cuore di cane / Warum bellt Herr Bobikow?). Фильм. — Corona Filmproduktion Filmalpha, 1976. Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=BKmK6eVCA_E


Начало здесь.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!