Короткие рассказы про это самое

Дата: 23-03-2018 | 22:09:13

 

  Проезжая мимо

 

В машине он слушает блюз ‘Старый бандит’,

не бьёт по газам, проезжая мимо её посёлка,

дорогая игрушка тихо и ровно гудит,

всё прошло и уже не болит, нисколько,

мимо этого поворота, ну что за вздор,

почему бандит и какого дьявола старый,

совершенно спокоен, нажимая кнопку повтор,

без конца может слушать эту сумрачную гитару,

это тёмное, обволакивающее легато в басах,

повторяющее всё время одну и ту же

фразу, рвущую душу, до рези в сухих глазах,

эта чёртова музыка изводит чёртову душу.

 

 

  От стыда

 

Мишка Шишка позвал пацанов поиграть в карты
за трансформаторной будкой на школьном дворе
карточками с голыми тётками, ну это круто,
плати пятнадцать копеек, и ты в игре.
Сашка Тюфель сказал: у него нет денег
и это подло наживаться вот так на друзьях.
Мишка сказал: а ну вали отсюда, подонок,
и врезал с размаху, в нос получился размах.
Все заорали, конечно, прибежали на крики-вопли
девочки из параллельного, Наташа и Фарида,
увидели эти ужасные карты, кровь и сопли.
Сашка хотел умереть, от обиды и от стыда.
Он когда-нибудь, возможно, сумеет решиться
подойти и сказать одной из этих подруг,
так легко и небрежно, что хочет на ней жениться,
правда, ещё не решил, на которой из двух.

 

 

  Он глядит на неё

 

Он глядит на неё. Так волчонок

с вожделеньем глядит на корову.

И ни взгляда в ответ, ни слова,

лишь травинку жуёт равнодушно.

Майский полдень, трава зеленеет,

всё разумно, неторопливо,

светит солнце, что справедливо,

потому что ясно и просто.

Светит жаркое солнце, душно,

от травы дурманящий запах.

Ноздри вздрагивают внезапно,

это просто смешно, и только.

Но глаза наливаются кровью

у быка, он глядит исподлобья

на щенка, что душу коровью

несуразным волненьем встревожил.

 

 

  Странная

 

Был он невоспитанный и грубый,

вообще плевать хотел на всех,

полюбил нелепую особу

с красным бантом в чёрных волосах.

Никогда своею дорогою,

и совсем никак не называл,

говорил, что никогда с другою

не пойдёт в кино и на футбол.

А она всё время улыбалась,

так легко молчала и светло,

что порой казалась странноватой.

Вообще-то часто… и весьма.

 

 

  Заводная

 

Она была ему верна,

прекрасна и нежна,

и пела для него она,

когда заведена.

Но вот закончился завод,

и кукла не поёт.

А он ключа к ней не найдёт,

несчастный идиот.

 

 

  Выпотрошенный

 

Когда её за мелкое враньё

хватает за руку, как мелкое ворьё

хватают за карманную покражу,

ещё не знает он, дурак,

что там не мелочь в кулаке,

там ровным счетом ничего, а если даже,

так это мелочи, пустяк,

всего лишь несколько монеток медных,

заботились о бедном дураке,

когда выбрасывали мелочь незаметно

среди других вещей, не слишком важных,

чтобы не чувствовал себя дурак,

как выброшенный выпотрошенный бумажник.

 

 

  Простодушная

 

Не то, чтобы глупенькая, простоватая,

он не будет для нее Пигмалионом,

дважды эту роль не играют.

Его Галатея, первая и последняя,

тоже найдет для себя полено,

и вытешет своего Буратино.

А он пожалеет эту маленькую,

не то, чтобы дурочку, простодушную,

оставит в неведении неврастении.

 

 

  Песня Сольвейг

 

Он среди них такой таинственный ходит,

чудный, чудный в своих красивых ботинках,

у него такие крепкие плечи и сильные ноги,

ровные зубы и совершенно классический нос.

Улыбается своими зубами, такой хороший,

ходит среди них своими ногами, простой,

носит повсюду такой загадочный образ,

чудным носом нюхает чужие цветочки.

Доброжелательно улыбаясь, проходит мимо,

будто понял когда-то, что промахнулся жизнью

обнимает других девчонок, пьёт чужое пиво,

чужими словами говорит свои разговоры.

Он однажды проснётся и увидит, что умер

и подумает, что наконец освободился из плена,

но ангелы, как тёлки на поселковой дискотеке,

передерутся из-за него, такого чудного, чудного.

 

         

  Бестолковая


Воспоминания серого волка

были полны серой волчьей тоски

зачем отпустил ее как наверное страшно

одной в этом темном лесу полном всякой нечисти

леших оборотней ведьмаков упырей вурдалаков

ежиков зайчиков мышек-норушек лягушек-квакушек

и всем ничего от нее не нужно и никому она не нужна

в этом темном огромном чужом равнодушном лесу

эта маленькая бестолковая сумасбродная девочка-ведьма



  Вот и ещё одна


Он вошёл в неё, как во вражеский город,

так Сципион входил в Карфаген,

завоёванный после долгой осады.

В конце концов, они все сдаются,

одни падки на посулы и обещания,

другие пасуют перед грубой силой.

Победитель не чувствует ничего,

ни сострадания, ни торжества:

вот и ещё одна красота поругана.



  Просто было темно


Романтичная фотография,

ночью, где-то, быть может, на

фоне моря, возможно, справа - я,

и наверно, слева - она.

Фотография, то ли засвечена,

то ли просто было темно,

слева, точно, стройная женщина,

и какое-то справа пятно.

Серо-бурое, мутно-грязное,

и бесформенное весьма,

неслучайно в углу размазанное,

как дурацкая размазня.



          Менелай


Ушла прекрасная Елена

с хлыщом троянским от меня

(но деревянного коня

уже ввели за эту стену!),

в крови я утоплю измену,

ворвется в город солдатня,

Парис и вся его родня

заплатят дорогую цену,

за то, что десять лет моим

сокровищем они владели,

за то что десять лет и зим

на эту гадину глядели,

я никого не пощажу

(как вожделенно это тело!),

как постарела ты, скажу,

как ты с годами подурнела!



  Жалко

 

Когда под гимн Советского Союза

однажды с ней проснулся в шесть утра,

подумал вдруг, что, может быть, обуза

такая впору, и уже пора,

конечно, не всерьёз, поскольку музы

не терпят уз, ведь это же игра...

Она была, вестимо, не весталка,

с ней жизнь была бы дуракавалялка,

где он, понятно, в роли дурака,

такая свалка, перепалка… Жалко,

ушла однажды, бросила: пока...

 

 

  Из сообщения

 

Из сообщения уважаемого доктора Пихельсона

следует, что в городе Энске губернии Энской

появлялся некий инкуб, похотливый и дерзкий,

принимавший обличье офицеров местного гарнизона.

В результате, город погряз в самом грязном разврате,

дамы ходили по улицам в неблагопристойном платье

и совершенно явственно над распутными их домами

читались скверные письмена, написанные дымами.

Почтенный доктор пытался пользовать дам декоктами,

но бесстыжие твари смеялись над бедным доктором.

Посему он властям предлагает принять, для примера,

самые суровые и неотложные полицейские меры,

супротив беспорядков и упадка нравственности и веры.

 

 

  Боже мой, уже осень

 

День рождения, а настроение вовсе не праздничное,

потому что не выспалась и на работу опаздываю,

просто кошмар, а вчера начальник ругался,

он жутко противный и носит сиреневый галстук,

я на него ноль внимания, поэтому он придирается,

второпях не успела накраситься и настроение дурацкое,

говорят, что в этом пальто я совершенно неотразима,

обошлось страшно дорого, а нужно еще зимнее,

боже мой, уже осень, как время летит, кошмар,

этим летом по мне все посходили с ума,

даже надоело, всё время одно и то же,

мне когда-то сказал мой самый любимый художник,

что я похожа на церковь Покрова́ на Нерли́,

а послышалось: девка, покрывала не рви,

как я тогда смеялась, а сейчас мне хочется плакать,

разве можно носить туфли в такую ужасную слякоть.

 

 

          Кроме звериной тоски

 

Как северный варвар из бедной суровой страны,
тяжело распростёртой под сумрачным небом,
отражённым в холодной каменно-серой воде,
не могущий позабыть разграбленного и сожжённого
города на берегу тёплого южного моря,
грезящий в пьяном бреду о белых цветущих садах,
как тупо мычащий дикарь, в чьём варварском языке
нет человеческих слов, способных выразить что-либо,
кроме звериной тоски.



          Сатанинской исполнен обиды


Воробьёв над землей воспарил,

заслонил он светило собою,

исполинскою тенью покрыл

всё земное.

Ничего не простил, не забыл,

сатанинской исполнен обиды,

он слезу уронив, утопил

Атлантиду.

Диким образом захохотал,

в небесах раскатав грохотанье,

грозным взором он гору взорвал,

Кракатау.

И остыв, прошептал в тишине:

ты меня ещё не простила,

а Она и внимания не

обратила.



  Последние вопросы

 

По вечерам собирались на конспиративных квартирах,

произносили вполголоса тосты и речи разные,

о страданиях простого народа, о несовершенстве мира,

сомневались в существовании Высшего Разума.

Михаил говорил, что не цели важны, а средства,

приуготовление к подвигу, а не триумф победный,

Константин взрывался: ах, оставьте эти юродства!

были в Софию оба они влюблены безответно.

Время от времени товарищ Дантон, мы не знали

его настоящего имени, приносил приказы

Организации, в этот раз была акция на вокзале,

последняя, почему-то было понятно сразу.

А потом нас всех повесили, и я спросил перед казнью:

Саша, ты тоже считаешь, что не стоят полушки

наши бессмертные души? А может, всё не напрасно?

Как ты думаешь, у Сони и на груди веснушки?

 

 

  Не оглядывайся


Не оборачивайся, Орфей, ты увидишь бесплотную тень,

не оглядывайся, ты снова её потеряешь,

возвращайся, если сумеешь, в бесчувственный день

из бредового сумеречного тумана, в который вперяешь

взгляд тоскующий, вот и опять потерял,

ты не знал, что бывает ещё больнее,

для чего оборачивался, зачем обмирал

от надежды, простившись когда-то с нею,

ты опять проклятья кричишь и воешь от боли, опять

повторяешь бессмысленное, незажившее растравляешь,

и хотя невозможно однажды потерянное потерять,

вновь и вновь оборачиваешься на тень,

и снова и снова теряешь.



  Под шум дождя

 

Осенний дождь мышиным топотком

перебегал по крыше торопливо.

Она любила этот старый дом

и засыпала рядом с малышом

под шум дождя с улыбкою счастливой.

Вернувшись электричкою последней,

смотрел на них, любимых, в темноте

и думал: как, наверно, в этой бедной

бесцветной жизни тесно ей, победной,

такой нездешней, смелой красоте.

Спросил, когда проснулась: если бы

могло осуществиться всё, что снится,

чего бы ты просила у судьбы?

Сказала: дочку... хочешь по грибы

пойдем в субботу, если прояснится?

 


ЛАЙК!!!

Тёзка, ты не перестаёшь меня удивлять!-:)))

В самом хорошем смысле этой фразы!!!-:)))


Спасибо, тёзка!

Рад стараться...     ))

В общем, Слава, смотри какая петрушка...

Захожу это я к тебе, смотрю - цикл. Ну, думаю, хорошо-то как, вот щас обчитаюсь. И начал. Первый стих прочёл - полёт нормальный. Второй прочёл... И вдруг - табунами мураши по коже, в глазах резь, дыхание перехватило - ком в горле. Такая простота великая, такое щемление невероятное, что дальше пройти пока никак невозможно. Завтра обязательно вернусь, дочитаю. Тогда может и умное скажу. А пока эмоциональное. 

Спасибо тебе!

Тебе спасибо, Серёжа!

Очень рад.

Слава, как и обещал, прочёл внимательно и с удовольствием)

Чудесный цикл! Ты знаешь, что я люблю всё со всем сравнивать... Твой цикл мне напомнил (разумеется, исключительно тонкими ассоциациями, а не фактурой, стилистикой и т.д.) "Школу для дураков" Саши Соколова. Населённостью этого полноценного мира, странностью (хотя, у тебя странности страньше), и главное - звенящей тревожностью. Так что, - лайка породистая ))

Ещё немножко соображений напишу в личку. 

tnks again!  

Школу для дураков люблю, и даже очень, проблема только в том, что не смог ее прочитать всю, ни разу, после дюжины страниц откладывал с сильной головной болью, на потом. Когда-нибудь...  Спереди у нас, вестимо, вечность...    ))