диптих воспоминаний

Дата: 26-10-2017 | 15:37:41

l

Выпивая свежее пиво из севастопольского автомата

с Абрамсоном. СССР. 1983.

 

В 6 утра с моря дует бриз.

Пенные барашки пахнут воблой.

Три дня голода и внезапный приз –

Цистерна свежака у автоматов обло

Стозевно, стоструйно, аки Иов в чреве

Вяленого кита. В мировом бокале

По усам течёт и, подобно деве,

Сладкими устами, гранями Грааля

То ли зашивает на сердце рану,

То ли расширяет мировую дырку.

Пьяное солнце из моря рано

Встаёт, протискиваясь к небу впритирку –

Поднатужится, выпростается, мы скушаем пива,

И пойдём неспешно до самой Тамани.

А на дне бокала расцвет на диво

Алая роза в голубом тумане.

 

 2

Распивая вино с Рыженко

на таманском берегу. СССР. 1983.

 

Солнце стоит в небе, как ковбой,

Жара такая, что противень пышет

Под соком устриц и, сам не свой,

Словно кит выбросился – со свистом дышит.

 

В трёхлитровой банке играет вино:

Перламутрово-золотое, терпкое, как Овидий,

Мы тут две недели сидим и дно

Пролива изучили, как и всех мидий.

 

Впереди – десять лет, счастливых, как тут

Вино и мидии в тишине света.

А потом – нож в сердце и тебя не спасут

Ни ангелы в небе, ни море это.


И уже не выпростаться из чрева кита,

И в пустую воду не войти дважды.

Ешь, Рыженко, мидий, вино глотай,

Кровь хоть и густа, не утоляет жажды.

 

 

09.11. 2017. Бар «Жигули».

 


Мне понравилось. Но терпкий Овидий смутил. Я бы написал "Из краев, куда был сослан Овидий", но, наверное, погрешил бы против истины. 

Спасибо, Александр. Тут просто важный для меня ассоциативный ряд - от скорбных элегий  с другой стороны Черного моря до tristia Мандельштама с этой стороны моря.

Кроме того, молодое вино часто было терпкого вкуса, как и судьба изгнанника...