Слово на открытии Международной книжной ярмарки в Баня Луке, 12.09.17



Уважаемые дамы и господа!
Для меня большая честь открывать книжную ярмарку здесь в Баня Луке, столице Республики Сербской, где 140 лет назад родился великий сербский писатель Петар Кочич, язык которого еще жив, так же, как и наши языки продолжают жить в наших книгах.
. В чем особенность и странность существования книги в эпоху массовой репродукции речи? Во времена, которые мы не стесняемся именовать дикими, времена устной речи, когда ее ареал распространения ограничивался пределом слышимости звука, самой важной персоной тогда был колдун, слово которого усиливалось звуками бубна и погремушек, жест и танец были важнее слова. С появлением письменности важными фигурами стали жрец, хранитель тайн языка и писец. способный записать устную речь, наконец, появилась книга и печать, с открытием подвижного шрифта бумаги и типографского сплава, книга породила школу, создающую класс, способный понять и купить книгу, появился учитель и ученый, хранитель книжной науки. С появлением средств массовой коммуникации, радио, кино, телевидения, речь снова стала сливаться с жестом, артист и диктор стали важнее учителя и ученого. С появлением интернета устная речь стала снова играть роль письменной, со всеми ее грамматическими и орфографическими ошибками, место жреца, учителя и артиста снова вернулось к колдуну, причем к коллективному колдуну, к обманщику, который делает с речью, все, что хочет, но уже не превращая ее в священную или ученую. Каждый может играть роль колдуна в пространстве интернета, умножая уже не познание с его печалью, а умножая собственное незнание, сопряженное с неоправданной веселостью. Главной печалью этого времени стали сами события, известия о которых приходят к нам со скоростью, опережающей сами события, Эту печаль непременно перевешивает столь же быстрое и своевременное ликование рекламы, призывающей нас приобретать не всегда нужные вещи и заниматься не всегда достойными делами.
И тут нас спасает и возвышает над суетой книга.
По учению академика Юрия Владимировича Рождественского с появлением письменности усиливается влияние устной речи, с появлением печати развивается эпистолярный жанр, ученая переписка, расцветает искусство перевода. Каждый новый материал, новая фактура речи усиливает и умножает предыдущие. По этому закону с появлением интернета, с одной стороны пытающегося оцифровать все важное – книжное, с другой сводящее к болтовне любое умственное усилие, итак, по этому закону интернет не губит книгу, напротив, он взывает к лучшему в книге, учится у книги. И стремится вернуться в книгу, овеществиться, увековечиться в книге. Все прочее, как сказал бы Осип Мадельштам, это «ворованный воздух».
Русский философ Иван Ильин писал в прошлом, но близком нам веке: «Современное человечество «христианское» и противохристианское, должно понять и убедиться, что это есть ложный и обреченный путь, что культура без сердца есть не культура, а дурная «цивилизация», создающая гибельную технику и унизительную, мучительную жизнь». У книги, кроме всего, есть сердце, это живущий в ней автор, стучащий кровью слов в чужое сердце читателя, чтобы сделать его близким, своим. Поэт Владимир Бурич видел так состояние чтения:

прикосновение
стокрылого ангела
книги

разговор рыб
ставший слышимый
птицам

Итак, книга еще и крылата! Книга остается вещью, она может быть даром, ее можно передать по наследству, ее можно украсть, но нельзя уничтожить, если она издается, у нее есть история и она сама творит историю. В книгу можно войти и в ней остаться.

Книга – дом
из одних дверей –
бесконечно –
открытие,
открытие,
открытие…

Я поздравляю вас с открытием книжной ярмарки в Бане Луке!

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!