Критское приношение Александру Пушкину, или Веленью Божию

Дата: 25-07-2017 | 07:49:46

I

 

В зелёной долине восточного Крита

Пусть сердце остывшее будет зарыто.

Под пенье гречанки и плач зимородка

Оно наконец упокоится кротко.

 

Могучим дыханьем Ливийского моря

Умолкшему сердцебиению вторя,

Миры и столетья пусть шествуют мимо –

В тени кипариса, в перстах серафима.

 

II

 

Слов нынче не подберу.

Яблочный пад на ветру.

Яблочный дух в испареньях,
Кронах, коре и кореньях.

 

Будет война или мир,

Но липкий яблочный жир

В дни августовского жара

Морщится от перегара.

 

Если шагнуть на крыльцо –

Марево пышет в лицо,

А за краснеющим садом –

Звонница с яблокопадом.

 

Август пропащий течёт.

Что-то случится вот-вот.

Может быть, в образе чуда,

Но не понятно – откуда.

 

III

 

Самозабвенное коловращенье,

Благословенных дней круговорот.

Душа моя, взыскуя восхищенья,

У моря Критского однажды воспоёт.

 

И воспарит, упорствуя крылами,

Над перепутьем средиземных вод,

Смущаясь оголёнными телами

Под колокольнями, ушедшими вперёд.

 

И будет так: святителя Андрея

Великий покаяния канон

Сподобится и ямба, и елея,

В чертогах праздности доднесь закрепощён.


Олег, мы уже можем с Вами открывать критское отделение союза писателей России.

Лучше, Александр, отделение Литфонда России. Предлагаю открыть на Крите писательский дачный посёлок, как в Переделкино или Коктебеле))

Ок, я сторожевать умею. Буду охранять пещерку Зевеса.

Вчера у меня завязалась переписка по емейлу. Кто-то из читателей моих стихов отписывал о своих впечатлениях еще раньше, после публикации текстов о Барселоне и Киеве. Но по поводу Крита хочу несколько фрагментов опубликовать в виде комментов – любопытно.


Пишут мне: Я бы лайкнул. Крит наш!

 

Я в ответ: Крит для меня – чудо-остров. Один из самых «заслуженных» островов если не в мировой истории, то уж явно европейской. Точнее средиземноморской, если полагать, что это цивилизационный перекрёсток.

Что касается Критнаш. В этих стихах еще одна скрытая отсылка к Пушкину. Точнее – к Крыму. Напомню цитату из пушкинских стихов «Таврида».

 

Так, если удаляться можно
Оттоль, где вечный свет горит,
Где счастье вечно, непреложно,
Мой дух к Юрзуфу прилетит.

 

Это Пушкин пишет о посмертной жизни своей души. И Пушкин был уверен, что его дух в посмертии вернется в Крым, в Гурзуф. Нечто подобное я испытал на Крите. Поверьте: это очень сильное и грозное чувство.

 

Пишут мне: Крит люблю, но без фанатизма. Всё Средиземье достойно внимания. Кстати, причем здесь церковные каноны?

 

Я в ответ: Не скажите, Крит – исторический фактор. Я, пожалуй, даже Мальту или Корфу так высоко не ставлю. Сицилию или Кипр – тем паче.

Средиземноморье вообще в этом смысле – удивительный бассейн. Вот Сардиния – огромный остров, а стоит вдали от транспортных артерий и коммуникаций. Еще ровно век назад, в начале 20 века, некоторые сарды на Сардинии (в первую очередь женщины) не знали, что живут на острове. Про Крит такого сказать немыслимо. Крит - явно остров. Говорю как очевидец: я его облазил с востока на запад и с юга на север… Как там у Гомера:

 

Остров есть Крит посреди виноцветного моря прекрасный,

Тучный, отвсюду объятый водами, людьми изобильный.

 

Что касается канонов. Это ведь известное в пушкинистике сравнение: Каменноостровский цикл Пушкина уподоблять по поэтической мощи и молитвенной проникновенности канону св. Андрея Критского, к-рый читают в первую неделю Великого поста.

 

Пишут мне: По мне, что Крит, что Кипр – одного поля ягодки. Два грекоговорящих островка в море околотурецких бед.

 

Я в ответ: Повторюсь, говорю отсебятину. Тот же Кипр известен для меня банальщиной: ванной Афродиты, Шипром да ещё тем, что пары из Израиля могут там заключить светский брак (в Израиле брак существует как религиозный союз).

 

Пишут мне: Ну, вот. К нелюбимым вами хохлам добавились и евреи-((

 

Я в ответ: Я не хохлов не люблю, а украинствующих. Если иметь в виду Крит (а мы ведь сейчас про Крит говорим), не люблю украинствующих, например, вот за этот бред: Крит - родина хохлов. Ведь с Крита пеласги, которых теперь в\на Украине почитают предками украинцев, совершали набеги на Ханаан, Египет, Балканы и даже Италию. В конце 12-го века до н.э. этот народ моря переселился на побережье Ханаана, захватив его. Именно в честь пеласгов эту землю назвали Палестиной (плиштим). Ясно, что они вступили в войну с другими захватчиками, которые пришли из-за Ефрата, племенами ибри, евреями… Эта война, если послушать украинствующих историков, до сей поры между украинцами и евреями не закончена-(