Отражения

Опять эти места. Граница Его владений. Автобус! Скорей! Душа моя устала биться о стекло. Не могу.
В каждый уходящий дом впиваюсь глазами. Где-то рядом Его улица. Иллюзия родства с каждой вывеской, с каждым окном, с закорючками рекламы.
Клялась ведь себе не ездить этой дорогой, и… добросовестно и неуклонно нарушала все клятвы. Отвернуться. Закрыть глаза. Забыть. Нет. Не получается. Скорей бы.
Входили и выходили пассажиры.
Мелькали на тротуарах пешеходы.
А где-то там, в сине-жёлтом месиве городского вечера оставалась Его улица… И последние лучи тех огней ломались о стекло.

В один из гулких осенних вечеров, который ничем не выделялся из многих, разве что дождь лил сильнее обычного, Она вышла из дому, Её восприняли мокрые витрины, тротуары разверзли свои бездны, потом Её поглотило метро.
Она очень спешила: куда? К кому?
Ничего бы она не ответила.
Голубые электрички, коричневые эскалаторы перенесли Ее к полукруглой прозрачной площади.
Веером разбегались улицы чистейшей воды.
Она выбрала одну из них и долго шла по ней, и раскрытый зонт дробился в зеркалах луж.
Остановилась: слишком знакомо играл свет на фасаде старого особняка…
- Кажется, понимаю, почему я здесь именно сейчас, когда сине-зелёные неоновые надписи срываются со стен под ноги и устилают дорогу неведомыми письменами. Сейчас и на Его улице самые чистые огни и я взгляну ей в глаза.
Не шла – улица сама летела Ей навстречу! Шла, и не хватало только отдаленного перезвона звезд…
Длинная оранжевая загогулина плескалась у тротуарного края. «Парикмахерская» - Поворот…
И вот уже Та улица повела Её за руку по игольчатому блеску мокрых тротуаров, мимо сонных скверов, мимо разноцветных марок освещённых окон, как попало расклеенных на конвертах домов.
Она видела ясно Его следы: на расплавленном летнем асфальте, на свежем снегу и сейчас – в холодных потоках осеннего дождя на мостовой – все, до единого.
По этой улице ходил Он. Пройдет не раз и после меня, не узнав моих следов. Вот. Вижу, как наяву.
Высокая, неуклюжая фигура, довольно нелепая походка, свободная и скованная одновременно, будто постоянно перед ним чуть приоткрытые двери и Он старается войти, не задев их… Слышу за спиной обрывки фразы…Голос! Голос так знаком…Высокий. Насмешливый. Конечно, это просто прохожий. Но голос похож. А Он – Его здесь нет пока, - Он далеко.
Ну, что же это я?
Сегодня я с ним прощаюсь.

Не разбирая номеров домов, Она брела по следам, зная, что они приведут к тому самому дому…
Большой двор. Темнота и деревья. Последние листья, мягкие и беззащитные, как летучие мыши, опадали с веток. Ей показалось, что они тёплые и падают от кого-то тайком. Что им больно падать.
Она вошла в подъезд, поднялась на верхний этаж.
- Что я делаю, зачем? Это смешно и жалко.
Она стояла, как-то сразу устав.
Вот Его дверь. Всё тихо.
Несколько секунд мыслей не было.
Только дверь, запертая дверь, в которую Она никогда не постучит и не войдет, и не скажет что-нибудь простое и приветливое.
Медные гвоздики весело поблёскивали на тёмно-синем дерматине обивки.
Ей стало легко и грустно. Захотелось простоять здесь долго-долго. Одновременно страшило предположение, что дверь каким-либо чудом откроется, появится кто-то добренький и в меру ироничный, посмотрит с ласковым и простосердечным любопытством и спросит: «Девушка, вам кого?»
Все было тихо. Абсолютно. И только для Нее за этой дверью бестелесный, неимоверный вундеркинд рьяно, пронзительно-чисто выводил на скрипке «Мелодию» Глюка…

Шум дождя в холодной темноте.
Улица, Его улица уходила и уходила из-под ног…
И кончилась.
И опять закачались те, заветные огни за окнами автобуса.

Только Она не заметила их.

Тема: Re: Отражения Челюканова Ольга

Автор Сергей Буртяк

Дата: 29-06-2017 | 14:58:41

Очень поэтичная проза. "Конверты домов", "сине-зелёные неоновые надписи срываются со стен под ноги и устилают дорогу неведомыми письменами". Все - призраки. Понравилось, спасибо, Оля. 

Спасибо большое, Сергей!


Да, призраки, мОрок.