Кто зажигает звёзды?..(По мотивам рссказа А.Чехова "Студент")

Дата: 18-10-2016 | 01:26:40

Называя своё произведение "прозаической миниатюрой", я тем не менее ясно ощущаю её поэтический ритм - нервный, рваный, то напористый, то как бы усталый, то быстрый, то замедленный. Это ритм непростого движения в глубь предмета, к познанию истины. Остальное - на суд читателя, если таковые будут. А.М.С.





Кто  зажигает звёзды?..


Сумерки застали его в пути

Вот уже и не видать ни зги…

Подобно Ивану Великопольскому, в котором великого

только первый корень фамилии, мой герой почувствовал,

что ему “ стало неуютно, глухо и нелюдимо”.

Он, студент духовной семинарии, сын дьячка, возвращался домой.

Пальцы его закоченели, он был голоден - по случаю страстной недели дома ничего не варили.

Но что значили терзания тела по сравнению с терзаниями души?

Мрак  и тоска - вот те слова, которые вернее всего  характеризуют их.

Путь, на который ступил герой, - “тяжкий путь познания” (1)

непрямая, ломаная линия пути  тем не менее утремляется верх .

Это путь осознания себя личностью 

Ему становится ведомо в равной степени осознание того, что внутри и что вовне препятствует этому.

“Пожимаясь от холода, студент думал, что точно такой же ветер

дул и при Рюрике, и при Иоанне Грозном, и при Петре, и что при них была точно такая же лютая бедность, голод, такие же дырявые соломенные крыши, невежество, ТОСКА, такая же пустыня кругом,

МРАК, чувство гнёта, - все эти ужасы были, есть и будут, и оттого, что пройдёт ещё тысяча лет, жизнь не станет лучше. И ему не хотелось домой.”

И вдруг то там, то здесь стали загораться звёзды…

Словно разгорались костерки, зажжённые рукотворно.

Он подошёл к одному из них. “Костёр горел жарко, с треском, освещая далеко кругом вспаханную землю…”


Рукотворный костерок развеял МРАК, подобно  первой звезде.


Она  стала ассоциироваться с костерком, около  которого сидел апостол Пётр,”изнеможённый, замученный ТОСКОЙ и тревогой, предчувствуя, что вот-вот на земле произойдёт что-то ужасное…”


“Вдовьи выселки” называется место, куда героя привели скитания.

Слёзы Василисы - вдовы, познавшей в жизни много утрат, но не утратившей единственного незыблемого знания о событии 19-вековой давности, убедили героя, что то, о чём он только что рассказывал (...) , имеет отношение к происходящему - к обеим женщинам (Василисе и её дочери) и, вероятно, к этой пустынной деревне, к нему самому, ко всем людям”.

Василиса, так же, как сам герой, ощутила, как под рукой её оказались сочлененья одной цепи, как задрожали звенья, став единой цепью,  “как прошлое (...) связано с  настоящим непрерывною цепью событий, вытекавших одно из другого”. “Он только что видел оба конца  этой цепи: дотронулся до одного конца, как дрогнул другой”.

Герой приходит к выводу - не умозрительному, а полученному  трудом души : иди своим путём, и, если он верный, ты ощутишь

однажды слияние мига и вечности, частного и общего - единство истории.

“И жизнь казалась ему восхитительной, чудесной и полной высокого смысла”.


А над его деревней “ светилась холодная багровая заря”.

И он  уже знал, кто и для чего зажигает звёзды.

   

PS

1.Подзаголовок Лиона Фейхтвангера к роману “Гойя”





Добрый день, дорогая Ася Михайловна.


С большим интересом прочёл нынешнюю Вашу лаконичную прозу.


Необычно, глубинно и высотно одновременно,

выверено по стилистике.


Размышления, без лишних слов,

о самом главном и важном.


Спасибо Вам за Ваш неустанный поиск новых выразительных форм в поэзии и прозе.


С уважением и пожеланием всего самого

доброго, С.Ш,

Cпасибо, дорогой Сергей, что откликнулись и поддержали.

А.М.

Дорогая Ася Михайловна, прежде всего, Ваше вводное слово насчет ритма прозаической миниатюры сначала показалось мне очень точным, но необязательным – ведь настоящей прозе всегда присущ поэтический ритм. Однако вчитавшись (недаром хотелось еще раз не спеша пройтись по тексту), я поняла, что главное в том, что Вы ощущаете его как «ритм непростого движения в глубь предмета, к познанию истины». Пожалуй, стоило это подчеркнуть, хотя может быть, читатель и сам бы пришел к этому.

«Движение» по Вашему тексту – в моем понимании – это движение вверх.  Конечно, в нем, как и в жизни (духовной жизни) неизбежны и временные спуски, и топтания на месте, но в целом - это движение к вершине, на которой и оказывается в конце концов лирический герой (прекрасна роль звезд в этом восхождении!): «…он  уже знал, кто и для чего зажигает звёзды». Здесь вместо знал подошло бы слово «ведал», но хорошо, что это слово осталось не в тексте, а в восприятии читателя, иначе оно бы не совсем вписалось в интонацию. Кстати, мне показалось, что слово «хронотоп» тоже можно было не оставлять в тексте (хотя его роль ясна), оно немножко "сушит" интонацию.

В заключение скажу, что миниатюра прекрасна и очень мне близка. Спасибо!

Лиза


Спасибо, Лиза!

О хронотопе думала и я. 

Уберу - заменю словом "движение" или другим. 

Вообще посмотрю, не торчит ли явно литератроведение.

Я ещё не остыла. 

Я не сомневалась, что оно Вам близко.

А.М.  

Читаю, вчитываясь, перечитываю...


Вспомнилось:


Ведь, если звезды зажигают —
значит — это кому-нибудь нужно?
Значит — кто-то хочет, чтобы они были?
        Маяковский


С уважением и добрыми пожеланиями

Рута Марьяш


Вы правы, Рута!

Я не сделала отсылки, уверенная, что ассоциация очевидна.

Спасибо!

А.М. 

Ещё благодарю Вас за позицию в Салоне по поводу установки памятника Ивану Грозному.

Я была потрясена  настойчивостью  двоих поэтов в оправдании установки этого "монумента". Насколько мне известно, в России никогда до сих пор этому монарху памятника не ставили.


С уважением Р.М.

Дорогая Рута!

Согласна с Вами, как с теми, кто решительно возражает против такого памятника такому самодержцу. Л.Малкин выразился предельно точно.

Но у так называемых "державников"  другое мнение, к тому же оно поддерживается сверху. Сегодня это мнение востребовано и снизу, и сверху. Чистая идеология. Будь мы в России, нас бы заклеймили как пятую колонну. 

С уважением

А.М.

Спасибо, Ася Михайловна!  В тему. Это  мой "настольный"  рассказ. Два конца цепи - это ж состояние поэтического припадка (извините за выражение). И когда слияние мига с вечностью происходит особенно остро, помощь доктора Чехова незаменима. Я и собратьям по разуму его рекомендую. Теперь вот и Вы с ним. И потому - ещё светлее и легче.

Мне продолжает везти на людей, для которых этот рассказ значит  многое.

Я рада, Наташа, что Вы из их числа.

А.М.