Партизанская мадонна. Семейная хроника.

Памяти брата моей бабушки

Михаила и его жены Клавдии

 

Она была не похожа на изящных и словно созданных из света мадонн Рафаэля. Небольшого ро­ста, с крепкими крестьянскими руками, привыкши­ми к любой работе по дому и в поле, она даже на последних месяцах беременности не оставляла сво­их привычных хлопот по хозяйству и ждала. Ждала, когда на свет появится их с Михаилом дитя. Они ча­сто гадали, кто это будет — мальчик или девочка. Михаилу, как всякому мужчине, хотелось, чтоб это был сын, продолжатель рода, фамилии. А Клавдия мечтала о девочке. Но кто бы там не шевелился у нее под сердцем, он был желанным и любимым.

Когда родилась девочка, они были рады ма­лышке и дали ей красивое имя Александра. Клавдия молилась о ее здоровье, о том, чтобы жизнь дочурки была безоблачной и счастливой.

Но нагрянула беда — война. Фашистская ар­мия продвигалась очень быстро по территории Бе­лоруссии, и однажды в деревне появились немецкие солдаты. Часть деревенских мужчин ушла на фронт с Красной армией, другие, как и Михаил, ушли в пар­тизаны. Но были и такие, кто остался и сотрудничал с оккупантами, поступив к ним на службу в поли­цию.

Однажды в дом, где оставалась Клавдия с ребенком, пришли немцы. Полицаи донесли им, что Михаил в партизанском отряде, и фашисты ста­ли требовать, чтоб она рассказала, где ее муж, где партизаны. Клавдия говорила, что ничего не знает о муже, что его давно не видела. С грудным ребенком на руках она умоляла, чтоб ей поверили. И тогда ей приказали стать к стене.

Фашист поднял автомат. Клавдия прижала к себе дочку, стараясь спрятать ее в ладонях, и закрыла глаза. Разорвав тишину, прозвучала автоматная оче­редь... И сразу же вслед за ней раздался громкий хо­хот немцев. Клавдия открыла глаза. Немцы стояли напротив и, указывая в ее сторону, что-то кричали на своем языке и хохотали. Они стреляли по контуру вокруг ее фигуры и находили это забавным...

Ничего не узнав от женщины, незваные го­сти ушли. А Клавдия после такого потрясения слег­ла и вскоре умерла. Александру взяла к себе бабуш­ка, которая заменила девочке мать.

Когда деревню освободили от фашистов, Михаил вернулся домой и вместе со своей матерью воспитывал дочку. Он так и не женился после войны, храня верность той, которую у него отняла война.



СТРАШНАЯ БЫЛЬ...


Но помнить и писать об этом надо!


Р.М.

Да, Рута Максовна, страшная. Когда-то мне, еще девочке, рассказала эту историю бабушка. Я мало расспрашивала ее о войне. А она, как и многие, кто пережил эту напасть, не любила о ней рассказывать. Спасибо вам за отклик!

L!  За правду и точность психологического описания!


"Ох, война, что ж ты подлая, сделала?..."

Здравствуйте, Надежда!

Утром в поезде прочитал Ваш рассказ, собрался отозваться, а его и нет. Но вспомнил, кажется, уже читал эту историю однажды. Отыскал на Вшей страничке. Страшная история. Одна из миллионов. Господи, сколько же выпало на то поколение! Невероятно, что может выдержать человек!

Папин дядя Пейсах и двое его  сыновей ушли в армию в первые дни войны. Его жена, кажется, её звали Геля и дочка остались в Турове. Мама жены болела, и дочка отказалась оставлять маму. Могли уйти, но не ушли. Дядя Пейсах вернулся в Туров сразу после победы. ''Пожилых'' демобилизовали в первую очередь. Узнал, что жена, дочка и мама жены погибли в гетто Лельчиц. Похоронки на сыновей пришли в Туровский военкомат. (По месту призыва.) Всю войну он ничего не знал о близких. Надеялся. Не может же быть, чтобы всех… Может. Сердечный приступ, как тогда говорили ''разрыв сердца'', случился сразу после того, как узнал, что погибли все. Он умер на пепелище своего дома. Папе об этом рассказали, когда в 1947-м он приехал в Туров.

Ещё раз с праздником Победы Вас.  


Здравствуйте, Аркадий! Спасибо за Ваш рассказ. Война убивает людей, даже закончившись. А что происходило на войне, даже представить страшно. Более тысячи дней Беларусь была оккупирована фашистами, и каждый день был ужасен. Как можно было выжить в этом кошмаре... Из окна моего дома виден Тростенецкий мемориал, где фашисты уничтожили больше 200 тысяч людей. Сюда привозили евреев из Австрии, Польши, других стран Европы. Когда я смотрела карту Вены и адреса погибших, то словно увидела, как фашисты шли по ее улицам, как врывались в дома... Не только наша земля полита кровью убитых солдат,  мирных жителей. И об этом надо помнить. Потому что наш мир так хрупок и только человечность может его сохранить.
С праздником Победы!