Мудрость Давида Гофштейна

Дата: 11-04-2016 | 09:07:17

1

 

Кто знает Коростышев-городок?                  

Судьба его поэзией согрета.                          

Волынь! Здесь стихотворчества урок            

Вкусили столь известные поэты.                    

 

Тут Нахман Бялик проявиться смог,              

И Перец Маркиш здесь набрался света          

И Безыменского зажглась ракета,                    

И Смеляков начал отсчёт дорог.                      

 

«Очаг мой первый, доброе местечко,
Не много счастья я в тебе запомнил;
Твой лес и скалы темные за речкой,
Фабричный шум, твои каменоломни». *

Отнюдь не в поэтической пустыне          

Местечко, что стоит на Украине.              

________________________

* Давид Гофштейн «Очаг мой первый»

1920, перевод с идиша Н. Леонтьева

 

2

 

Местечко, что стоит на Украине              

Его учило разным языкам:                        

На идише он пишет о равнине,                

По-русски обращается к холмам.              

 

Иврит хорош и в радости, и в сплине,      

А мова так певуча по лесам,                      

Где властвует весёлый птичий гам,            

И песнь звучит в раздольной луговине.    

 

«Биеньем бодрым сердце рвётся прочь

Из клетки рёбер, ставшей тесной, душной;

Губами, чтобы жажду превозмочь,

Тянусь к росинке утренней воздушной». *

 

И продолжается стихов поток.                    

У Тетерева ** – творчества исток,              

_________________________________

* «Мой мир, вот я опять к тебе пришёл …»

1912, перевод Веры Звягинцевой

** Тетерев – река в Коростышеве.

 

3

 

У Тетерева – творчества исток,                

Река, вода – тут многого начало,              

Недаром предписал большой Пророк *  

Жить ожиданьем водного причала.        

 

Авторитет реки всегда высок,                    

И у поэтов часто так бывало,                      

Что мощь её на строки вдохновляла,        

И свежей кровью полнился висок.            

 

«Их будут пеленать глубины вод,

Но ярко солнце радость льёт!

На вскрывшейся реке проходит лёд,

И лозы клонятся, вперёд, вперёд!» **

 

Весна идёт, природы именины!                

Давиду по душе реки долины.                  

_______________________

* Большой Пророк – пророк Исайя

** «Разломан лёд – и тяжесть вешних вод …»

1912, перевод Виктора Щепотева

 

4

 

Давиду по душе реки долины,                  

По сути, он – отменный пейзажист          

Его стихи – заветных мест смотрины,      

Альбом, где уникален каждый лист.        

 

Осыпанный плодами куст калины              

Старательно отплясывает твист,

А ветер, любопытен и речист,

Дубов ласкает вековые спины.          

 

«Ещё нетленные лежат снегов холсты

В глуши лесов; но ранними утрами,

Где тропы ясным светом налиты,

Там ветка всякая обглодана ветрами». *

 

Воспеть природу – благородный рок,      

Растёт его стихотворений блок.              

_________________________

* «Ещё нетленные лежат снегов холсты …»

1912, перевод Давида Бродского

 

5

 

Растёт его стихотворений блок,                  

Становится сильнее год от года,                

Всё радует – и в поле василёк,                    

И краски лучезарного восхода.                  

 

Наверное, впитать он с детства смог          

Мелодии библейского рапсода,                  

Есенинский восторг и боль народа,            

Шевченко «Дум» логический итог. *          

 

«Я вырастаю вновь: встаю, вольней дышу …

Как солнце поднялось! Гляжу, прищурясь,

                                                      в просинь,

Я самый маленький среди родимых сосен, –

Из их обители я радость уношу». **

 

Найдёшь в стихах и снег, и ранний иней …

О чём они? Конечно, о Волыни,                    

_______________________________

* Тарас Шевченко «Думи моi, думи моI» 1839

** «В лесу» 1912, перевод Давида Бродского

 

6

 

О чём они? Конечно, о Волыни,                  

Но не одной Волынью он живёт,                

Такого нет ни чуточки в помине,                

Давид стремится в сказочный полёт.          

 

В полёте том запомнились доныне              

Крещатик, Киев, в жизни поворот.              

И вечный поиск, он всему оплот,                  

Стремление к волнующей вершине.              

 

«Мне старое шоссе знакомо,

Бегут столбы в порядке строгом;

А чудится – вдали от дома

Бреду по сказочным дорогам …» *

 

Дороги – в акварели и сангине,                    

Мелькают краски сочные в картине,          

_________________________

* «Холодный вечер. Небо низко …» 1914,

перевод Веры Звягинцевой

 

7

 

Мелькают краски сочные в картине,          

А их немало, новеньких картин:                            

Слагается поэма о Берлине,                          

Развенчан канцлер Бисмарк-господин.        

 

Терзает ностальгия о гордыне,                      

Военный дух сквозит из всех глубин,            

А это значит – сыщется один,                          

Мечтающий о будущей пучине.                      

 

«В прежнее время воинственной славы
Праздником был ежегодный парад.
Улицей Бисмарка двигались лавы
Бравых и стройных немецких солдат». *

 

На старой башне удалён флагшток …        

У каждой есть свой в сердце уголок.          

________________________________

* «Асфальты», перевод Семёна Левмана

 

8


У каждой есть свой в сердце уголок          

Страны-мечты, родительницы мифов.        

Преодолев античности порог,                        

Найдёшь дамоклов меч и труд сизифов.        

 

Геракл, Ахилл и Зевс, верховный бог,                              

Пелопоннес, полеты мощных грифов,            

Война и мир, походы грозных скифов,            

Истории существенный виток.                        

 

«Я пришел, чтоб быстрым взглядом
Охватить за миг единый
Горы, реки и долины,
Небо древнее Эллады». *

Зовёт поэта давняя мечта –                            

Далёкие и древние места.                              

____________________________

* «На горе Парнас», 1922, перевод

Анатолия Старостина

9


Далёкие и древние места,                

И среди них – прародина иврита,    

Град Иерусалим, его врата,            

И всё, что от людей пока сокрыто.  

 

Величественна это красота,                

И многое совсем не позабыто,            

В историю народа крепко вшито,                  

Та память бесконечна и свята.            

 

«Народ мне дал родную речь,
Свои высокие стремленья, —
Я так хочу их уберечь
От смерти горестной и тленья!» *

К Святой Земле в нём чувства не остыли, **  

Активно брешь в душе его пробили.              

_____________________________

* «Владыка моей жизни» 1943, перевод

Н. Леонтьева

** Давид Гофштейн около года прожил с

семьёй в Тель-Авиве и вернулся в Москву

 

10

 

Активно брешь в душе его пробили …        

Но ждёт поэта новая Москва,                        

Бушуют штормы, позабыты штили,                    

Разумный голос слышится едва.                    

 

Ивритом восхищенья не простили,                

И льются осуждения слова,                              

Идёт войною РАППова братва,                        

Здесь многих и топтали, и чернили.                

 

«То, что влито нами в слово,
Не поглотят времена.
Обретут потомки снова
Жизнь, что в песнь воплощена». *

Потом сочтёмся – страсти не остыли,          

Всего в избытке – небыли и были,                    

__________________________________

* «Превращение», перевод Владимира

Микушевича

 

11

 

Всего в избытке – небыли и были …            

Беда, коль небыль тащат в абсолют,              

О всех заслугах творческих забыли,              

Его лубянские подвалы ждут.                        

 

Давид Гофштейн – источник разной гнили,  

У сионистов ты нашёл приют,                          

Подачки задарма не подают,                                                        

Враги тебя давно уже купили!                          

 

«Я от страданий взор не прячу
И дней безоблачных не жду.
Ты свет дарил мне и удачу
И с ними новую беду». *

И вспомнились далёкие места                      

И жизни непростая простота.                        

_________________________

* «Молитвы» 1943, перевод

Валерия Слуцкого

 

12

 

И жизни непростая простота …                      

И только для сатрапов это просто:                    

Жил за границей? Это – красота!                      

Шпион, лазутчик, действующий остро.            

 

Давай скорее явки и места!                                

Мы выбьем всё из этого прохвоста!                

Не счесть ударов – сто иль девяносто                

Уже на это память заперта …                              

 

«О, не спеши смежить усталый взгляд,
То трепетное зеркало, в котором
Сквозь влажный блеск еще стремлюсь я взором
В прекрасное забытое “назад” ... » *

Не говорю я прошлому: «Прости!»,              

Дай, Боже, сил огонь свой донести!            

_____________________________

* «На строгих стульях» 1917, перевод

Валерия Слуцкого

 

13

 

Дай, Боже, сил огонь свой донести!            

Их много, кто гасить желает пламя,                      

И выглядят, как дьявол во плоти,                

Им не дано торжествовать над нами!          

 

Пусть продолжает сеть свою плести          

Паук кремлёвский, шевеля усами,              

Преступно и фальшиво это знамя,              

Проклятье ждёт всю банду впереди!          

 

«Будто кто размерил и разметил
Каждый поворот моих дорог,
Будто неуютная планета
Дымом уплывает из-под ног». *

Но будет и над ней заря цвести,                    

Уже известны к этому пути.                          

____________________________

* «Заход солнца» 1919, перевод

Шифры Холоденко

 

14

 

Уже известны к этому пути                          

В течение стольких тысячелетий.              

Народ еврейский смог по ним пройти,          

И миновал расставленные сети.                    

 

Случалось часто жертвы принести,                

Но кто дал столько мудрецов соцветий!        

И вновь стремились к свету чудо-дети,          

Кумир морали был у них в чести.                    

 

«Я удочку мою в рассветный час
Закидываю с берега земного.
И в пламенную зоркость юных глаз
Стекают капли вечности с улова...» *

Тому милей заветный бережок,                      

Кто знает Коростышев-городок,                    

______________________

* «О время, о пространство, о число!..»

1917 перевод Валерия Слуцкого

 

Магистрал (акростих)

 

Кто знает Коростышев-городок,              

Местечко, что стоит на Украине?              

У Тетерева – творчества исток,                

Давиду по душе реки долины.                  

 

Растёт его стихотворений блок,                  

О чём они? Конечно, о Волыни,                  

Мелькают краски сочные в картине,          

У каждой есть свой в сердце уголок.          

 

Далёкие и древние места                              

Активно брешь в душе его пробили,            

Всего в избытке – небыли и были,                

И жизни непростая простота.                        

 

Дай, Боже, сил огонь свой донести,              

Уже известны к этому пути.                            

И вновь стремились к свету чудо-дети...

А реку Тетерев часто вспоминала  моя,родившаяся на Волыни, мама.

Спасибо и за этот, посвящённый расстреляному в 1952 году поэту, венок сонетов!   


Р.М.  

Спасибо, Рута Максовна, за отклик.

Мои предки, судя по фамилии, тоже жили на Волыни.


С теплом,

М.Л.



Спасибо, Марк!  Всегда восхищаюсь Вашим венками! Их индивидуальностью и глубиной. Много нового узнаю. И горького. И славного!

Вдохноения Вам и здоровья!


пи.си.

"И Смеляков начал отсчёт дорог."   Марк, мне кажется, что надо поменять слова местами: "И начал Смеляков  отсчёт дорог."           

Cпасибо, Вячеслав, за отклик!

С твоим замечанием относительно Смелякова согласен.


С теплом,

М.Л.