«клавиши_неба»

Дата: 05-04-2016 | 07:12:36

Антология Поэтов Эллинского Братства


редактор-составитель Н. Есипенко


Стихослужение


Из лирики бригАнтов

                                                 Глас Второй.


                                     ТРАВЫ...

                                                  моей весны в тебе окрасили

                                                  белый склон предначертаний...


1.


ПроZодчий


            Тумандар


Туман упал, истерши ноги

вблизи порога моего

и плакал лёжа на дороге,

а вы не слышали его.


Он тихо плакал о метели,

давно ушедшей на погост,

а с ним рыдали сосны, ели,

дрожа, блестящие от слёз.


Притихший ветер, друг печальный,

его крылами овевал

и нежной песнею прощальной

негромко душу согревал.


Туман воспрял в слепящей тоге,

и от порога моего

струится свет дождливоокий

сквозь чашу духа твоего.


И боги, стары во языцех,

что звёзды - ясны и чисты.

А в их лучах, как в иглах льдистых,

грустят, мерцая, Я и Ты.


2.


Пилигрим


МАГАДАН
        (1)

МА... -- это первый слог,

это -- основа основ,

это когда губы

соединяют вновь

еже навсегда разделённых

ребёнка и мать...

... МА -- это "мы", из бездонных

необъяснимых снов.


3.


ПроZодчий

                                   
                                        Эдгару По


Устремив к вершине взор,

я спросил: орёл двуглавый

возродит ли Дому славу,

обречёт ли на позор?

Мне ответил ворон старый,

вечный спутник древних гор.

Он ответил на скрижалях,

и до сих времён с тех пор

слышен мне тот клёкот, ржавый

меч из ножен: "Nevermore!".


4.


Пилигрим


МАГАДАН

       (2)

Город-маг

                     и город-ад,

Город-дань

                    и город-сад...

Сад -- поскольку здесь сажали,

кости в землю зарывали...

А они -- наружу, к небу,

стенки гроба нипочём,

вылезают черепами,

вырывая костный лом...

Дань тебе мы приносили,

город сада на костях,

эту дань на всех делили --

день за три и прахом страх...

Этот город был мне дан

остановкой на пути,

из его сочащих ран

я услышал: "Принеси...

принеси успокоенье

в этот город на холмах..."

Хруст костей, и вдруг прозренье:

в этом аде рая пенье

я услышал болью в пах...


5.


ПроZодчий


            Всадники


Снова плач на Руси, снова пепел над дымом пожарищ,

снова ветры как пули, а пули как ветры свистят...

Снова плач на Руси, снова плач вместо песни, товарищ,

и над чёрною тиной трясин колокольный набат...


Снова в пропасти бездны мерцают белесые кости,

словно плевел пшеничный, сдуваемый ветром с горсти...

Снова шорох предчувствий, как призрак забытых погостов,

снова ворог и ворон, и в памяти горе гостит.


Снова небо расколото грозным, надтреснутым плачем,

в колесницах зарниц перепуганно птица кричит...

КумачОвые скачут... и чОрные Всадники скачут...

и растерзанных гадов на копьях уносят в ночи.


6.


Пилигрим


МАГАДАН

        (3)

Что скажу на прощание городу,

где рваная рана лет дымится?

Где стихи -- ярче, чем самородков золото,

городу, что мне уже снится...

Это  м о й  город,  это  м о и  улицы...

Я протягиваю руку из другой эпохи --

поэт в кресле напротив сутулится...

Из старых папок вытряхиваю крохи

жизни моего деда, умершего задолго до моего рождения,

замученного в цвете лет...

Со страниц на меня веет колымским холодом.

Я пытаюсь найти в этом городе след --

след крови, след духа...

Могилы срыты, кладбище пересечено дорогой.

Лица прохожих занавешены глухо

нежеланием слышать, такие убогие...

По костям бродят, знать не желая;

бедные люди!ото сна отряхнитесь,

посмотрите:  о н и  -- ходят рядом с вами,

лежат на диванах,  о н и  -- Города Жители!

Это  в ы  -- призраки, спящие на ходу,

а  о н и  -- всех живых живей,

и у них бы просить отвести беду...

Но не видите даже слёзы этих Теней.

А напрасно, напрасно... Они за всех нас,

за живущих в горе, за корчащихся от боли --

молят у Неба...

Что скажу -- не знаю ещё сам.

Дым kостра. Бухта. Небо. Воля.

март-2000


7.


ПроZодчий

                                               Я сам возглавил шествие свое!


(1)

Я сам возглавил шествие свое...

Сума

уже оттягивает плечи...

А страсть, кипящая как пламя inferno --

Калечит доброе, калечит, но не лечит.

Оплавленные ветром на пути

Отторгнутые светочи тревоги

И татем, презираемым в нощи --

Любовь моя...

Стыл ветер вдоль дороги...

Любовь моя! --

И виденье Предтечи.


(2)

Как плотник тот ветхозаветный

сплотил я для спасенья чёлн.

То погрузится в бездну он,

то ринется и вздыбится на гребне.

Года пройдут, и время явит лица --

как сталь блестящую, как камень, как кремЕнь --

или текучий воск пергаментной таблицы...

И череды, и вереницы...

И сонм растрескавшихся лиц...

И лиц оплывших, словно свечи...

Судьбами опалённых лиц --

как птиц, летящих прочь от сечи...

За лунным кругом ночи -- встречи,

сокрытые глубины снов...

Как символы забытых языков

людские исчезающие речи...

Накат морской.

Звон дальний.

И зарницы.

Молвы неясной ропот волн.

Пустынный город, грустный холм

и краем алой плащаницы

закат...

Закат, и Посох, и Глагол.


Всё  МОЁ! Беру с собой...


Уверена, что стихи  эти - самой высокой Поэтической пробы!


Р.М.

Низкий Вам поклон, дорогая Рута Максовна,

дорогого стоят Ваши слова...


извините, что всё так дорого сказалось, но так оно прошло через сердце.

Н.Е.

И мне дорог Ваш ответ!


Р.М.