Памятник Квитко

Дата: 24-03-2016 | 13:47:33

1

 

Подвал Лубянки – воплощённый ад,            

Здесь у хозяев помыслы нечисты,                

Свирепы лица, источают яд                            

Смертельный неофиты-коммунисты.            

 

В чести особой – явный психопат,                

Тут собрались отменные садисты.                

Подследственные – мертвенны и мглисты,    

Затравленный, давно потухший взгляд.                  

 

«Скорей согласен умереть,

Чем верить этим вашим басням,

Что с правдою дружить опасно,

Когда желаешь преуспеть» *

 

Ужасные подвальные «хоромы»,                      

Активны здесь чекисты-костоломы,                

________________________________

* Лев Квитко «Скорей согласен умереть …»

1947, перевод с идиша Льва Озерова

 

2

 

Активны здесь чекисты-костоломы …

… На Маросейке дом, рукой подать,  

Где книги, что мучительно знакомы,    

О них ты можешь только вспоминать.  

 

А изверги с надеждой мечут громы,      

Грозят, хотят навеки испугать.

Ты вспоминаешь старую тетрадь,

Там детские лошадки. феи, гномы.

 

«Неслышно по комнатам

Папа прошёл,

Коня вороного

Поставил на стол». *

 

А если эскадрон поставить в ряд?          

Могуч и монолитен сей отряд,                

_________________________

* «Лошадка» 1938, перевод

Самуила Маршака

 

3

 

Могуч и монолитен сей отряд,                        

Ещё бы, в нём собрались патриоты,        

Об армии мальчишки говорят –                

Дивизии, полки, лихие роты.                        

 

За Родину сражается солдат,                        

Выводят трубы радостные ноты                

И «первый маршал» посещает доты,            

И принимает праздничный парад.                

 

«Товарищ Ворошилов,

Поверь, ты будешь рад,

Когда к тебе на службу

Придёт мой старший брат!» *

 

В подвал, в небытиё ушли наркомы …  

Язык любой развяжут их приёмы.          

__________________________

* «Письмо Ворошилову» 1936, перевод

Самуила Маршака

 

4

 

Язык любой развяжут их приёмы,        

Заплечных дел большие мастера.            

В ушах гремят, как пушки, метрономы,

Наверное, сходить с ума пора.                  

 

Вот чудятся просторов окоёмы –            

Галлюцинаций тонкая игра.                      

Сливаются «сегодня» и «вчера»              

И пишут протоколы дуболомы.                

 

«Но прелесть милая земли

Не дастся в тесный плен.

Она не здесь, а там – вдали

От ограждённых стен». *

 

А здесь – стена! И оскорблений град:        

Ты – враг, шпион! – с шипением твердят.

_______________________________

* «Краса земли» 1948, перевод

Елены Благининой

 

5

 

Ты – враг, шпион! – с шипением твердят,        

Ты, купленный немецкою разведкой!              

Все прегрешенья на тебе висят!                        

«Жид и фашист!..» – такое встретишь редко …      

 

Отъявленный нацист, из гадов гад!                  

Учти, отныне смерть – твоя соседка!                

А ликвидаторы стреляют метко!                        

И снова пытки множатся стократ.                                                                                                                

 «К вам, адвокаты, обращаюсь я,

Нет, я не подсудимый, я – судья,

Мой голос отзовётся в миллионах,

Во мне клокочет гнев испепеленных». *

 

Но палачи, Иосифом ведомы,                    

Надёжно доведут тебя до комы,                

________________________________

* «Плач мальчика из Польши» 1942,

перевод Льва Озерова.

 

6

 

Надёжно доведут тебя до комы,      

Когда уже не трогает ничто –              

Ни вихрь войны, ни строгие ревкомы,

Ни даже с чудесами решето.                

 

Листаешь ли семейные альбомы,    

Неважно сколько раз, один ли, сто …    

Играешь ли в орлянку иль лото,            

Доходишь до экстаза, до истомы.          

                               

«Сулит нам от рожденья каждый час

Так много тайн и трудных испытаний,

И радостей желанных и скитаний,

Событий, неожиданных для нас». *

 

Поэт, уже почти что невесомый                        

И жёстким указанием влекомый …                  

_____________________________

* «Хвала новорожденному» 1940,

перевод Павла Шубина.

 

7

 

И жёстким указанием влекомый,                

Он не даёт сатрапам тот ответ,                    

Что все зовут «заветный и искомый»,        

И потому Квитко пощады нет.                      

 

Вокруг калеки – «и слепый, и хромый»,      

На всём здоровом оставляет след                  

Тюремный несмываемый привет,                    

В большом почёте тут палач сведомый.          

 

«Как видно, страх заставил гнёзда вить –

Нужна зашита верная от зверя.

Здесь может птица преспокойно жить

И слабость тонким прутикам доверить». *

 

Поток террора не идёт на спад,                    

Клевещет репрессивный аппарат.                

_________________________________

* «Свой дом» 1947, перевод Михаила

Светлова

 

8

 

Клевещет репрессивный аппарат,              

Немыслим он без всякой лжи и фальши    

Уже десятилетия подряд                              

Маньяк-усач ведёт кораблик дальше.        

 

Чем больше жертв, тем более он рад,            

С годами и маньячнее, и старше,                  

И снова подозрения на марше,                      

Хотя везде кричат ему: «Виват! «                    

 

«Без родины умрёт мой стих,

Чужой и матери, и детям,

С тобой, страна, живуч мой стих.

И мать его читает детям». *

 

С разведкой сердца он давно дружил.            

Каким разведкам ты ещё служил?                  

____________________________

* «С моей страной» 1946, перевод

Анны Ахматовой

 

9

 

Каким разведкам ты ещё служил?                  

(Одной разведки, безусловно, мало!)              

Американцам, видно, тоже мил,                      

Тебе изрядно долларов попало!                        

 

Твой дядя Сэм потратил много сил,                  

Чтоб заточить предательское жало!                  

Щадить врагов чекистам не пристало,                                    

Ещё живым никто не уходил!                              

 

«А раньше было: в поле васильки

И облака, и лодки вдоль реки.

Весь мир был щедр и говорил мне: верь!

Увы, не то теперь». *

 

Перед тобой бандит, орущий рьяно:              

В своих стихах врагам ты пел: «Осанна!»      

____________________________

* «Слово о детях» 1942, перевод

Льва Озерова

 

10

 

В своих стихах врагам ты пел: «Осанна!»      

Что означает – государству враг!                    

А он писал про ферму Анны-Ванны,                

Желал её питомцам всяких благ.                        

 

Про козни непроглядного тумана, *                  

Как собирался на реку рыбак, **                          

Командовал курятником гусак. ***                      

Квитко любили дети неустанно.                            

 

«Анна-Ванна, наш отряд

Хочет видеть поросят!

Мы их не обидим:

Поглядим и выйдем!» ****

 

Но следствие не может без обмана,                  

И крепнет крик тюремного тирана,                

______________________________

* «В тумане» 1930, **«Рыбак» 1944,

*** «Гусак» **** «Анна-Ванна – бригадир»

1939, перевод Сергея Михалкова

 

11

 

И крепнет крик тюремного тирана,                

И возрастает список тёмных дел.                    

Страдания людей для них – нирвана,                

И сладко вожделенное: «Расстрел!»                

 

Здесь всякое жестокое – гуманно,                      

На чёрный уголь скажут: «Белый мел!»            

И в этом каждый так поднаторел,                        

Что зависть прёт из людоедов стана.                  

 

«Не Миреле она … Не так, не так

Враги зовут девчурку ныне.

«Преступница, распявшая Христа» –

Такая кличка ей дана в Берлине». *

 

Берлин, Москва … Да, где б Поэт ни жил,     

Течёт густым потоком кровь из жил.              

________________________________

* «Миреле» 1943, перевод Якова Хелемского

 

12

 

Течёт густым потоком кровь из жил.              

Охранка на посту, на службе адской,              

Неважно кто – толковый ли, дебил,                  

А надо для злодея постараться!                        

 

На верных слуг ответственность сложил        

Генералиссимус в одежде штатской                

Отец народов действует под маской,              

Но сколько же народу погубил!                        

 

«Зато глядит он в оба,

Почуявши врагов,

И ненавистью грозной

Наполнен до краёв». *

 

Ну, что ещё придумает «Отец»,                      

Когда наступит этому конец?                          

______________________________

* «Земляки» 1942, перевод

Якова Хелемского

 

13

 

Когда наступит этому конец?                          

Когда за стол он вновь писать засядет?          

Любимец самых молодых сердец                      

Раскроет позабытые тетради.                            

 

Известно, что работает певец                              

Во имя творчества, не славы ради,                      

Стихи и проза, перевод – в триаде                      

Маэстро он, авторитетный спец.                          

 

«Работа ждёт меня давно,

Я потружусь от всей души.

Я позабыл, какая, но –

Ведь все работы хороши!» *

 

Но будет ли означенный венец?                        

О том лишь знает из Кремля стервец.              

______________________________

* «Работа» 1948, перевод

 Бориса Слуцкого

 

14

 

О том лишь знает из Кремля стервец,              

Отмеченный врачами параноик.                      

Известный «молодец среди овец»                      

В своих воззреньях и упрям, и стоек.                  

 

А в целом он – законченный подлец,                  

Кровавый властелин кровавых хроник,              

Жизнь человека для такого – нолик,                    

На добрые дела – большой скупец.                      

 

«Бежит среди цветов и трав

Садовая дорожка,

И, к желтому песку припав,

Крадётся тихо кошка». *

 

Такой не может повернуть назад,        

Подвал Лубянки – воплощённый ад,    

__________________________

* «Смелые воробьи» 1945, перевод

Елены Благининой

 

Магистрал (акростих)

 

Подвал Лубянки – воплощённый ад,    

Активны здесь чекисты-костоломы,    

Могуч и монолитен сей отряд,                

Язык любой развяжут их приёмы.          

 

Ты – враг, шпион! – с шипением твердят,  

Надёжно доведут тебя до комы,                  

И жёстким указанием влекомый                  

Клевещет репрессивный аппарат.                

 

Каким разведкам ты ещё служил?                  

В своих стихах врагам ты пел: «Осанна!»      

И крепнет крик тюремного тирана,                

Течёт густым потоком кровь из жил.              

 

Когда наступит этому конец?                          

О том лишь знает из Кремля стервец..            

 

23.03.2016

 

Тема: Re: Памятник Квитко Марк Луцкий

Автор Рута Марьяш

Дата: 25-03-2016 | 13:47:33

Лев Квитко -   благодаря своей детской поэзии был самым широко известным из всех писателей, осужденных по делу Еврейского Антифашистского Комитета и расстрелянных в 1952 году в СССР.


Спасибо, Марк, за ПАМЯТЬ! 

Тема: Re: Re: Памятник Квитко Марк Луцкий

Автор Марк Луцкий

Дата: 25-03-2016 | 14:49:33

Да, Рута Максовна, такого Человека и Поэта загубили!

В моей памяти с детства хранятся полные юмора стихи о Лемеле,

"Из Бембы в Дрембу" и другие.


Спасибо и Вам за память!


С теплом,

Л.М.

Тема: Re: Re: Re: Памятник Квитко Марк Луцкий

Автор Рута Марьяш

Дата: 26-03-2016 | 15:18:54

На моей памяти  встречи  отца с Львом Квитко и Перецом Маркишем в Доме творчества писателей на Рижском взморье незадолго до их ареста 1946-47г....


А Ваши стихи - память  УНИКАЛЬНЫ!


Cпасибо, Рута Максовна, за Ваши отклики.

Они для меня очень ценны.

У меня есть и венок сонетов, посвященный Перецу Маркишу. Перед публикацией я послал его сыну поэта, Давиду Маркишу, живущему в Израиле, и получил очень благожелательный отзыв.

Такие отзывы вдохновляют.


С теплом,

М.Л

 В Ригу, в дом творчества писателей в Дубулты в 1946-47 гг. приезжали писатели Лев Квитко, Ицик Фефер, Перец Маркиш. Особенно мне запомнился Маркиш, о котором потом кто-то из поэтов писал:
   
   Красавец - россиянин - иудей
   Точеный профиль эллинской чеканки,
   Сплав городов, местечек, площадей
   Волыни, Гранд - бульваров, Якиманки...
   
   Маркиш  лелеял мечту о социалистическом Израиле, отец же слегка иронизировал по поводу этой "поэтической мечты". Маркиш подарил тогда отцу свою поэму "Война", только что изданную в Москве на идише, с дарственной надписью: "Истинному рыцарю подлинного искусства, дорогому товарищу Шац-Анину". Вскоре Маркиш был расстрелян в сталинских застенках.

В период оттепели в Москве  в большом зале Дома Литераторов состоялся вечер памяти Маркиша.Вёл его Сергей Наровчатов, среди выступавших мне особенно запомнился Арсений Тарковский...