Тревоги Маргариты Алигер

Дата: 18-02-2016 | 08:51:48

1


Пути поэтов неисповедимы,                                

Забвение? Успех? Большая пресса?                    

Одно бесспорно: каждый век Одесса                    

Творцов стихов даёт неутомимо.                        

 

Да, город в этом смысле – просто прима!            

Добился безусловного прогресса –                      

К искусству не теряет интереса,                            

Здесь музыка, поэзия – любимо.                          

 

«Мне жалко радостей ребячьих,

которых больше в мире нет,-

одесских бубликов горячих,

дешевых маковых конфет».*

 

Одесса гордо держит этот флаг,

Один Всевышний знает, что и как.

______________________              

* «Мне жалко радостей ребячьих …» 1946

 

2

 

Один Всевышний знает, что и как.

В Одессе воздух рифмами пропитан,

Поэт здесь поколеньями воспитан,

А это, прямо скажем, не пустяк.

 

Поэту город говорит: «Земляк!

Ты в мой актив уже давно засчитан,

Твоё досье в историю подшито –

Волшебник слова, чародей и маг».

 

«Неужели и мои тревоги,                    

груз ошибок и душевных мук

могут обратиться в монологи,

обрести высокий вечный звук?» *

 

Узнать бы, на какой нажать рычаг:

Судьба иль рок, зодиакальный знак?

___________________

* «Милые трагедии Шекспира …» 1959


3


Судьба иль рок, зодиакальный знак –

Они важны, но все-таки вторичны.

В поэте очень ценен импульс личный,

Огонь души, пылающий очаг.


Пусть будет впереди немало драк,

И будут испытанья драматичны,

Успех провинциальный и столичный,

И боль от незаслуженных атак.

 

«Не сдавайся, не смей, не забудь,                      

как ты был и силен, и богат.

Продолжай несговорчивый путь

откровений, открытий, утрат».*

 

Тогда стихи, что так тобой ценимы,

Вновь выступят «весомо, грубо, зримо».**

_____________________________

* «За какие такие грехи …» 1954 – 1956

** В. Маяковский «Во весь голос» 1929 –1930

 

4

 

Вновь выступят «весомо, грубо, зримо»,

Особенно в сообществе поэм.

Касаясь личных и гражданских тем,

Стихи звучат пристрастно, одержимо.

 

Здесь «Зоя» предстаёт непобедимо,

С «Твоей победой» – редкостный тандем,

Тревоги, несравнимые ни с чем,                  

Что жалят душу больно, ощутимо.

 

«И не было такой войны,

чтоб мы не победили.

И нет теперь такой вины,

чтоб нам не предъявили».*

 

Успехов и гонений пантомима –

Ярмо страданий не проходит мимо.

_________________________

* «Несчётный счёт минувших дней …» 1967

 

5

 

Ярмо страданий не проходит мимо,

Бывают в нём героев имена,

Которых не победа, а война              

Дала воочью, явственно, без грима.

 

Мы отступаем … Слышать нестерпимо,

И непонятно, чья тому вина.

Помочь, исправить! Бьётся мысль одна –

Пойду! Сумею! Выполню, вестимо.

 

«Но Зоя дрожит и не знает покоя,

от гнева бледнея, от силы темнея:

"Мне хочется что-нибудь сделать такое,

чтоб стала победа слышней и виднее!" *

 

Не требуя признанья, всяких благ …

Щедроты горя, страшных передряг.

________________________

* «Зоя», глава вторая, 1942

 

6

 

Щедроты горя, страшных передряг

Жестоким грузом улеглись на плечи.

Здесь лай допросов на чужом наречье,

Тут беспощадный и свирепый враг.                      

 

Несёт он разрушения и мрак,

Полмира обокрал и изувечил,

И превратил поля в источник сечи,

Стремясь воздвигнуть пауковый стяг.

 

«Только б не упасть, ценой любою...

 –  Окрик: – Рус! – И ты идешь назад.

 И опять глумится над тобою

 гитлеровской армии солдат».*

 

Он нагл и весел, этот здоровяк …

А время счёт ведёт – часы: тик-так, тик-так.

____________________

* «Зоя», глава третья, 1942

7


А время счёт ведёт – часы: тик-так, тик-так,

Нещадно приближая время казни.

Поглощена ты мыслью неотвязной:                                                                        

– Не выдам и не сдамся! Только так!

 

Над пленной измывается мастак,

Отъевшийся, жестокий, безобразный,

Противный, источающий миазмы,

И краснорожий, как варёный рак.

 

«И уже почти что над снегами,

легким телом устремясь вперед,

девочка последними шагами

босиком в бессмертие идёт».*.

 

Под именем чужим, необратимо …

Юдоль людская – в маске анонима.

_____________________

* «Зоя», глава третья, 1942

 

8

 

Юдоль людская – в маске анонима.

Но имя прозвучало над страной:

Космодемьянская! Оно зовёт на бой,

И в нашей памяти живёт неколебимо.

 

Подобно Муцию, воителю из Рима,

Свершился подвиг Зои под Москвой,

В Петрищево. Студёною зимой.

И девушка была несокрушима.

 

«Граждане, не стойте, не смотрите!

(Я живая, – голос мой звучит.)

Убивайте их, травите, жгите!

Я умру, но правда победит!» *

 

Здесь налицо с бессмертными родство,

Анкете не вместить в себя всего.

___________________

* «Зоя», глава третья, 1942

 

9

 

Анкете не вместить в себя всего.

Поэме «Зоя» – важная награда. *

Тут ничего доказывать не надо,

Воспеты подвиг, духа торжество.

 

И в этом – сила, воля, мастерство,

И твёрдость слова, убеждённость взгляда.

А также поздних критиков досада:

«О Сталине не надо б! Плюнь в него!»

 

«Что ни старше душа, то трудней.

Не сдавайся, не смей, не забудь,

как ты был и силен и богат.

Продолжай несговорчивый путь». **

 

Пусть впереди критические щётки,

Лишения, наветы, проработки.

____________________________

* Поэма «Зоя» удостоена в 1943 году

Сталинской премии. Всю денежную часть

премии М. Алигер передала в Фонд обороны.

** «За какие такие грехи …» 1954 - 1956

 

10

 

Лишения, наветы, проработки –

За долгий путь всего не перечесть.

Но прежде – совесть, уваженье, честь –

Для Алигер приоритеты чётки.

 

А жизнь сурова, словно с фронта сводки,

Где и потери, и успехи есть.

«Твоя победа» – юдофобов месть,

Хоть выдают её по-идиотски.

 

«Разводя огонь и руки грея,

наново устраиваясь жить,

мать моя сказала: «Мы евреи.

Как ты смела это позабыть?» *

 

В вопросе этом боль и естество

И жутких испытаний большинство.

______________________

* «Твоя победа», глава восемнадцатая, 1945

 

11

 

И жутких испытаний большинство,                    

Тех, что прошли и автор, и евреи,

Могучая портретов галерея,

Прошедшая погромы, шельмовство.

 

И ширится расистов торжество:

Перестрелять рождающих идеи,

Передушить потомков Маккавеев –

Преступное и злое хвастовство.

                                   

«Прославляю вас во имя чести,

племени, гонимого в веках,

мальчики, пропавшие без вести,

мальчики, убитые в боях».*

 

А санкции ЦеКа строги и жёстки,

Гонения, успехи – словно чётки.

_____________________                            

* «Твоя победа», глава восемнадцатая, 1945

 

12

 

Гонения, успехи – словно чётки.

Приходится не раз перебирать,

Уже не список – целая тетрадь …

И выговоры – на сердце бороздки.

 

И окрики, как на ногах колодки:

– Не рассуждать! Изволишь исполнять!

Иначе будешь годы прозябать,

Узнаешь, каковы они – решётки.

             

«Поколенье взросших на свободе

В молодом отечестве своём,

Мы забыли о своём народе,

Но фашисты помнили о нём».*

 

Уже тысячелетья травля длится,

Ещё не раз всё это повторится.

___________________

* «Твоя победа», глава восемнадцатая, 1945

 

13

 

Ещё не раз всё это повторится,

Как застарелый, ржавый рецидив.

Партком решит, кого в актив, пассив

Карающая мчится колесница.                

 

В газете громыхнёт передовица –

Кто полумёртв, а кто и полужив,

Гуляет инквизиторский призыв:

Ну, кто еще желает отличиться?

 

«Вот теперь я слышу голос крови,

тяжкий стон народа моего.

всё сильней, всё ярче, всё грозовей

истовый, подземный зов его». *

                           

Партийный бонза рвёт и мечет, злится …

Рожать поэмы – не воды напиться.

___________________________

* «Твоя победа», глава восемнадцатая, 1945

 

14

 

Рожать поэмы – не воды напиться.

«Твою победу» надобно в спецхран!

Писала бы себе про партизан,

А про евреев – это не годится!

 

… И снова видишь яростные лица,

Орёт Хрущёв, как истый хулиган,

Не сосчитать твоих душевных ран,

Так кто же ты – ответчица, истица?

 

«Мы живём и дышим. Видишь, мама,

видишь, мать мужающих детей,

дочь твоя стоит легко и прямо

на большом скрещении путей». *

 

Скрещение путей … Мы – пилигримы?

Пути поэтов неисповедимы.

_________________________

* «Твоя победа», глава восемнадцатая, 1945

 

Магистрал (акростих)

 

Пути поэтов неисповедимы,                          

Один Всевышний знает, что и как,              

Судьба иль рок, зодиакальный знак              

Вдруг выступят «весомо, грубо, зримо».                          

 

Ярмо страданий не проходит мимо –              

Щедроты горя, море передряг.                      

А время счет ведёт – часы: тик-так, тик-так,                    

Юдоль людская – в маске анонима.                  

                                       

Анкете не вместить в себя всего:                                    

Лишения, наветы, проработки,                          

И жутких испытаний большинство,                    

Гонения, успехи – словно чётки.                            

 

Ещё не раз всё это повторится

Рожать поэмы – не воды напиться.

 

16.08.2014

 

Спасибо, Марк!


Лучшее у Маргариты Алигер:


МЫ – ЕВРЕИ
(отрывок из поэмы «Твоя победа)

И, в чужом жилище руки грея,
Старца я осмелилась спросить:
- Кто же мы такие?
- Мы – евреи!
Как ты смела это позабыть?!

Лорелея - девушка на Рейне,
Светлых струй зеленый полусон.
В чем мы виноваты,
Генрих Гейне?
Чем не угодил им Мендельсон?
Я спрошу и Маркса, и Эйнштайна,
Что великой мудростью сильны, -
Может, им открылась эта тайна
Нашей перед вечностью вины?
Светлые полотна Левитана –
Нежное свечение берез,
Чарли Чаплин с белого экрана -
Вы ответьте мне на мой вопрос!
Разве все, чем были мы богаты,
Мы не роздали без лишних слов?
Чем же мы пред миром виноваты,
Эренбург, Багрицкий и Светлов?
Жили щедро, не щадя талантов,
Не жалея лучших сил души.
Я спрошу врачей и музыкантов,
Тружеников малых и больших.
И потомков храбрых Маккавеев,
Кровных сыновей своих отцов,-
Тысячи воюющих евреев –
Русских командиров и бойцов:
Отвечайте мне во имя чести
Племени, гонимого в веках:
Сколько нас, евреев,
средь безвестных
Воинов, погибнувших в боях?
И как вечный запах униженья,
Причитанья матерей и жен:
В смертных лагерях уничтоженья
Наш народ расстрелян и сожжён!
Танками раздавленные дети,
этикетка «Jud» и кличка «жид».
Нас уже почти что нет на свете,
Нас уже ничто не оживит...

Мы – евреи.
- Сколько в этом слове
Горечи и беспокойных лет.
Я не знаю, есть ли голос крови,
Знаю только: есть у крови цвет…
Этим цветом землю обагрила
Сволочь, заклейменная в веках,
И людская кровь заговорила
В смертный час
на разных языках…

Спасибо, дорогой Семён, за отклик!

Конечно, мне известны все публикации Маргариты Алигер на эту тему - сначала в журнале "Знамя", а затем в отдельном издании поэмы "Твоя победа".

В своё время я опубликовал эти материалы в подготовленной мной антологии "Русские стихи на еврейской улице" (Екатеринбург, изд. "Банк культурной информации" 2001 - 172 с) / книга имеется в Российской национальной библиотеке -

бывшая библиотека им. Ленина /

Там же я написал об ответе М. Алигер - стихах, которые ходили

по всей стране в списках. Никто не знал автора ответа. Приписывали авторство И. Эренбургу, но это было неверно.

И только приехав в Израиль, я узнал, что автор - Михаил Рашкован,  студент из Самарканда, бывший пулеметчик, четыре года проведший на фронте, трижды  раненный и чудом уцелевший. Он написал свой "Ответ Маргарите Алигер" в 1947 году. Последние годы жизни Михаил прожил в Израиле.


С теплом,

М.Л.

Спасибо, Марк!

Я, конечно, знал историю с публикацией "Трудной Победы".

Ужасна судьба самой Маргариты Алигер. Впрочем, Вы наверняка знаете об этом.

Шлю Вам самые наилучшие пожелания!!!