Одежды

Дата: 30-01-2016 | 20:48:30

«…моя формула одежды: то, что не красиво на ветру, есть уродливо»

1.
Эльза Раиловна Шнитке знатной была портнихой –
взглядом наметанным, острым сходу определяла
будет глубокий вырез или глухая стойка,
складки-плиссе насколько скроют отвислый зад.

К месту ли бутоньерка, не крупноваты ль стразы.
Я принесла на платье розового поплина.
Цаплей она ходила, плечи мне расправляла,
больно, ребром ладони, хлопала по животу
(чтобы в себя втянула)

Ах, как она творила, ах, как она ваяла
талию, грудь и бедра будто из розовой глины!
Кем ни была я только… неженкой, Афродитой,
клячей, принцессой, Евой – вкупе с пропащей девкой.

Эльза мне говорила: «Всё бы вам греховодить,
стыдно с мужчиной спати без божьего благословенья,
пусть освятит союз ваш. К свадьбе такое платье
будет тебе, какого нет ни в одном салоне»

Я износить не успела сшитое Эльзой платье:
быстро сдала портниха, меньше чем за полгода.
Высохла, грудь её стала месивом сине-красным,
плыл по квартире смрадный запах гниющей плоти.

Эльза пошить успела платье для встречи с Богом,
правда, оно оказалось больше на три размера.
Раньше со знатной портнихой казусов не случалось:
тютелька в тютельку шила… Эльза в гробу лежала,

я на неё смотрела, странные были мысли:
«Нет, не идет ей бархат грубый чернее ночи»,
мысленно примеряла к смерти цвета и ткани:
Сочную терракоту, желтую цикламену,
Белый? Жемчужно-серый? Ржавая сталь? Индиго?
    Лён?
        Поплин?
    Атлас?
              Ситец?
Вискоза?

Нет, не подходят смерти
ткани любого цвета.
2.
… ещё… я опять влюблена.
Не стыдно признаться: в того же.
Камней загрубевшую кожу
врачует волна.

Как ветрено здесь без пальто,
в лиловом штормующем платье...
Ты можешь, конечно, сказать мне
о том,

что дикое время грядёт,
наш мир накануне безумства,
нелепы подобные чувства –
полёт

в потёмках слепых мотыльков.
Гляжу на весеннее море.
Не странно, не страшно, не больно
легко.

Безвременье опередив,
летят мотыльки ошалело
над мёртвым, над чёрным, над белым.
Над алым –
моим.

3.

…когда в бутиках на любые размеры и вкусы –
одежды. Льнёт к пальцам – шерсть, хлопок, гипюр, трикотаж,
шить платье (в хибаре по улице Щорса) у Русы,
наверное, глупость и блажь.

Блажу… замерла истуканом – примерка.
Портнихи остроты, щипки, но опять
по городу день электрический меркнет.
На сколько?
На час ли? На пять?

В наш век двадцать первый – и свечи, и тени,
«буржуйки» скупое тепло,
И платье у Русы лежит на коленях
безвольно, как птица с подбитым крылом.

Я всё сберегу долгой памятью: кофе
остывшую чернь, громкий треск сигарет,
скрип ходиков. Русы насмешливый профиль
и фразу: «Нет, милая. Выхода нет»
….

Готово!
- ох.. божежмой.. плачешь?? Вот дело…
не нравится здесь?? Уберём, подошьём!
- нет, Руса! Всё славно! Всё так, как хотела!
Я плачу совсем не о том,
не о том!

И ветер в окно залетает некстати,
атлас закипает, как льдистый прибой..

мне Руса пошила чудесное платье.
Для вечной невстречи с тобой.

Тема: Re: Одежды Светлана Чернышова

Автор Тамара Воронцова

Дата: 31-01-2016 | 11:12:22

Интересная работа, заслуживает внимания!

L!

Спасибо, Тамара!

Замечательные стихи! Свежие! Современные! Т.е. вечные!

Так держать, землячка!!!!-:)))

А электричесто у нас будет!!!

Конечно, будет...чай не каменный век))

Спасибо, Вячеслав. Рада знакомству!