Русский цикл

Дата: 17-01-2016 | 19:19:25

Киеву


Туда, где Днепр тяжелою водой
Границы раздвигал береговые,
И, напоенные его водой,
Врастали в небо сосны голубые,
Где косно* натирали облака
Висевшую большой монетой медной
луну, и где прелепотно* река
Крутых холмов украшена обедной*,
Где помыслы чисты и высоки,
И сила порождается землею,
Туда пришел, гласит легенда, Кий,
Двух братьев и сестру ведя с собою.
Зело красна* девица и умна,
И не напрасно скальд* про Лыбедь бает*,
Да расхворалась, бедная, она,
И огневица* все не отпускает.
Простер десницу* Кий - привычный знак,
Чтоб спешиться и высушить поняву*.
Здесь край особый, убедится всяк:
И ловище*, и трапеза на славу.
"Камо грядеши*, Лыбедь?" - "Я - к Днепру.
Опаки мнится*: стоит окунуться -
Перун* мороки* заберет к утру,
И на ланиты* сможет лал* вернуться".
Поверил Кий и город заложил,
Найти родней какого не берусь я.
И только время добавляет сил
Земле, с любовью названною Русью.


Словарь старинных слов

косно - медленно
прелепотно - красиво
обедна - ожерелье
зело красна - очень красива
скальд - сказитель, бард
бает - говорит
огневица - лихорадка
десница - правая рука
понява - род грубой льняной одежды
ловище - охота
камо грядеши - куда идешь
опаки мнится - снова кажется
Перун - самое почитаемое божество древних славян
мороки - виденния, бред
ланиты - щеки
лал - рубин, красный яхонт


Венчание Руси


Была напуганно-убога
Она в те юные года,
Когда насильно с верой в Бога
Ее венчали навсегда.
А византийское наследство
Судьбу опутало, как нить.
И про языческое детство
Теперь придется позабыть.
Идя от отчего порога,
Она вносила в новый дом
То дорогое, что немного
Напоминало о былом.
Но, примирясь с тоскою, вскоре
Благие множила дела.
И вот от моря и до моря
Навзрыд поют колокола.
И перед будущим в ответе,
На эпохальном рубеже,
Передавала веру детям,
Чтоб ощущали мир в душе.
А защемит под сердцем где-то,
И в ночь купальскую опять
Она уходит до рассвета
Цвет папоротника искать
Туда, где густотой отрадна
Архаика исконных слов.
А храмы светятся нарядно
Венчальным златом куполов...


Мать и сын


1. Мать

А за окошком черным зверем
Металась раненая ночь.
Княгиня обходила терем
И отгоняла думы прочь.
Потом прислушалась немного,
Внимая сонным голосам,
Но постоянная тревога
Ее тянула к образам.
"Недавнее - тягарь на вые,
А будущность - не по плечу.
В который раз тебе, Мария,
Свечой икону золочу.
Древлянам Игоря отмстила,
Но не утешилась, увы.
И совершенно не по силам
Мне участь княжеской вдовы.
Но не о том теперь пекусь я.
Мария, ты ведь тоже мать!
Скажи, Владычица, как с Русью
Мне сыну веру передать?
Пусть он поймет, что вера - посох,
И с ней сподручнее в пути,
Она - спасение для россов,
Возможность истину найти.
И, княжа в Киеве по праву,
Не убоявшись никого,
Пусть славит русскую державу
Да имя сына твоего".
Умолкла Ольга утомленно,
Приникла к лику, трепеща.
И задрожала пред иконой
Живым дыханием свеча.

2. Сын

"Опять гонца прислала мать
И снова говорит о вере.
А я не стал бы открывать
Пред Византией наши двери.
И суть не в том, что бог один
Куда сильней и лучше многих,
А в том, что в доме господин
Лишь тот, кому подвластны боги.
И, прикрывая эту суть,
Чтоб веру выказать святыней,
Желают россов обмануть
И гордость объявить гордыней.
Я не хочу, чтоб чей-то бог
Давался нам, как подаянье,
Не допущу, чтоб кто-то смог
На Русь оказывать влиянье,
И потому не уступлю
Словам достойнейшей из женщин,
Хотя безмерно мать люблю,
Но ведь и Русь люблю не меньше.
Я, не жалея живота,
Готов, покуда носят ноги,
Доказывать, что Русь свята
Без веры о едином боге.
Но мать зачем-то до утра
Его о милости молила.
А, может, каяться пора,
Взывая: "Господи, помилуй!?"


Густо кровью пропитано время


Густо кровью пропитано время на сивой реке,
Резкий воздух насыщен горчинкой шальных изотопов.
Потому-то страну невозможно постичь вдалеке,
Попивая шартрез в ресторанчиках старой Европы.
А прикрою глаза, и взволнует: из центра земли
С диким храпом и гиканьем где-то на киевском склоне
Мне навстречу летят, подминая собой ковыли,
Под чубатыми хлопцами серые сильные кони.
И сжимается в точку планеты воинственный шар,
Постигается Русью свободы великая школа:
Печенегов набеги, разгульные пляски хазар,
И пропахшие лошадью дикие души монголов.
Приоткрою глаза - двадцать первый стремительный век.
Снова кровь и усобицы рвут эту землю на части.
Изменилась эпоха, но не изменен человек,
И затравленно мечется в поисках денег и власти.

А Европа торенный торопится путь указать.
Но напрасны надежды, что Русь можно взять на поруки.
Видно, каменным бабам вовек на курганах стоять
И в молитвах за землю по-скифски заламывать руки.


Гетман


Литва, Россия, Польша, хан Гирей -
И земли Украины в вечном плаче.
Соседям не по нраву дух казачий,
Который извести хотят скорей.
Но этой ночью, гетман, твой черед,
Ведь не сложней, чем на Сечи рубиться,
Понять: лишь православная столица
От поруганья веру сбережет.
И невозможно прекратить борьбу,
Когда душа корежится от боли.
А не отнимет ли Россия воли
За право разделить ее судьбу?
Устала от сомнений голова,
Приемля неспеленутой свободу,
Раздумывая, чем помочь народу,
Пока в руке резвится булава.
Ворочается гетман и не спит,
Прислушивается к дыханью сына.
А за окном притихла Украина,
И время, цепью звякая, дрожит...


Это чувство страны


Это чувство страны прорастало сквозь строфы,
Загрудинною болью рождаясь внутри,
Словно гибельный, тягостный путь на Голгофу
Шел по самому краешку русской земли
С бесконечной борьбою, раздольем и пьянством,
Но умением свет обнаружить во мгле,
И с завидным и горьким ее постоянством,
Обожая стихи, их душить на земле.

Хорошее стихотворение, Люда. Геннадий


    Людочка, здравствуй! Хорошо соткала эпич. полотно, "постовой" мне кажется здесь лишним только и "защЕмит" поправить. Язычество вплетено в ткань древних традиций, а бытовая обрядность так и передается из поколения в поколение, сплелось и спелось. Рада тебе. Твоя Оля.



      Людочка, восхищаюсь! Совершенно неподъемный для меня материал! Я скорее посох увижу в лапе облака, чем проникнусь историческими мотивами :)


        Да уж, вечная тема... СпасиБо, Люда! Г.


          Люда! Молодчина! Здорово написала. Прочел с удовольствием. Геннадий


            Людочка! Ольга была вдовой не Олега, а Игоря. Князь Олег, скорее всего, вообще был бессемейным (князь Игорь, по крайней мере, не являлся его сыном). А в остальном - присоединяюсь...


              Очень сильно, Люда!
              Спасибо!
              P.S. В данном случае "раненая ночь" - с одним "н",
              поправь, пожалуйста, Людочка, :))



                С диким храпом и гиканьем - но ведь кони?
                пропахшие конницей?
                Русское словесное ударение: торённый?

                Людмила, замечательное, хлещущее %.)
                "И в молитвах за землю по скифски заламывать руки"
                !!


                  Людочка, мне показались спорными строки:
                  Изменилась эпоха, но не изменен человек,
                  И затравленно мечется в поисках денег и счастья.
                  У меня, например, есть много знакомых. которые не мечутся затравленно в поисках денег и счастья....
                  И ещё жёлтые лица, которые пропахли лошадью не легло. Почему только лица?
                  Стих в целом понравился!
                  С теплом, Лена.


                    Сильное стихотворение, Люда! Особенно хочу отметить концовку. Очень художественно. Гена.


                      Люда! Южная Русь уж более штуки лет под Иисусом ходит (хотя и в разные стороны). Кто всерьез хощети во скифы-поганцы положитися, окромя кучки отморозков-маргиналов (типа "Рунвиры", об-ва "Данко" и ышо нескольких междусобойно пассионутых экзотоголиков)? Даже День пасечника под Девой Марией отмечают. А всяким там Дажбогам, Сварогам, Велесам и Мойрам - место где-поди с юродобными бомжуками или в Музеях под открытым небом (мол, глядите, каким мы были и какими быть ни за что нельзя!).
                      А "по-скифски" пишется через дефис!
                      Вот такие Вам Блок с Петровым-Водкиным!
                      А вообще-то, здорово, черт возьми!


                        Концовка замечательная и это не каждому дается! Г.


                          Очень сильно и образно, единственно - смутило гиканье коней. Но это, как мне думается, легко поправить.




                            Отличные стихи, Людочка!
                            Меня смутила только рифма: внутри-земли (лично я не очень люблю рифмовать сонорные). Но это так, придирки старой зануды.

                            Целую,
                            твоя сестренка Люда


                              Люда, здравствуй! Книги читаю. Очень нравится твоя поэзия. В этом стихотворении поправь:" загрудинною болью" Твой Геннадий


                                Да уж... Это Вы здорово сказали.
                                Правда, трудновато произносится "стихи, их"... :)


                                  Людочка, я благодарна Вам (тебе?) за почти постоянное внимание к моим скромным опусам. А это стихотворение задело меня не совсем обычным слиянием поэтического и социального. Слиянием почти диффузным. Обычно, кто бы как ни старался, происходит либо соприкосновение, либо сочетание, либо параллель и пр. Относительно сонорных в рифмовке, так это дело,оф коз, спорное. Надо прислушаться. Я при первом прочтении не наткнулась. Ведь и эти звуки выговаривает каждый по-своему. Отдельно о "хи-их". Как по мне, так просто блеск, почти Тычина ( в его лучшие импрессионистские годы). Да еще и хихиканье прослушивается после иронического "завидным и горьким её постоянством". Рада. В.Ш.




                                    Людмила, эти Ваши стихи я читаю впервые - они меня покорили: считаю, они несут огромную смысловую и энергетическую нагрузку.

                                    Спасибо Вам!

                                    С добрыми,

                                    Светлана.

                                    Света, спасибо! Этим стихам десять лет. Сейчас, вероятно, написала бы иначе: много пережито, передумано, много боли. Но есть в них то, что будет прорастать и в новых строках - единение человека с его землей. И никуда от этого не уйти. Самого доброго Вам!

                                    Сердечно, я